Бюллетень № 10 от 17.10.2007



   ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
                      ЗА I КВАРТАЛ 2007 ГОДА


                        ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

                 Вопросы квалификации преступлений

     1. Указание  на осуждение лица по п.  "в" ч.  2 ст.  105 УК РФ
исключено  из  приговора,  поскольку  потерпевшая  была  специально
приведена в беспомощное состояние для облегчения ее убийства.
     В начале ноября 2002 г.  Каншокова,  снимавшая комнату  у  Б.,
тайно похитила из ее кошелька 7 тыс.  рублей,  причинив потерпевшей
значительный ущерб.
     Потерпевшая Б.,  обнаружив  исчезновение  денег и заподозрив в
краже  Каншокову  и  ее  сожителя  Ахомготова,  стала  периодически
требовать  вернуть  деньги,  угрожая  в противном случае сообщить в
органы милиции. Каншокова призналась Ахомготову в краже и уговорила
его совершить убийство Б.
     19 ноября 2002 г.  Ахомготов подмешал большую дозу снотворного
лекарственного средства в водку, употреблявшуюся потерпевшей.
     Когда потерпевшая,  находясь под  воздействием  лекарственного
вещества,   обладающего   снотворным  эффектом,  будучи  в  пожилом
возрасте,  оказалась в беспомощном состоянии, Ахомготов накрыл лицо
потерпевшей полотенцем и удерживал до тех пор, пока та не перестала
подавать признаки жизни.
     В результате  умышленных  действий Ахомготова наступила смерть
потерпевшей.
     После совершения  убийства Б.  Ахомготов и Каншокова завладели
ее имуществом на сумму 4750 руб.
     Действия Каншоковой квалифицированы  судом  по  ч. 4 ст. 33  и
пп. "в",  "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ, п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ (в ред.
от  8 декабря  2003  г.),  п.  "в" ч.  2 ст.  158 УК РФ (в ред.  от
8 декабря 2003 г.).
     Президиум Верховного  Суда  РФ,  рассмотрев  уголовное дело по
надзорной  жалобе  осужденной  Каншоковой,  исключил  из   судебных
решений  указание  на  осуждение  ее по ч.  4 ст.  33,  п. "в" ч. 2
ст. 105 УК РФ.
     Суд признал  Каншокову виновной в подстрекательстве к убийству
лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии.
     При этом  суд  сослался  на  то,  что в процессе лишения жизни
потерпевшей Б.  Ахомготовым  была  использована  значительная  доза
снотворного лекарственного средства,  подмешанного в водку,  чем Б.
практически была доведена до беспомощного состояния  (сонливости  и
заторможенности),  а затем он накрыл ей лицо полотенцем и удерживал
его,  перекрывая тем самым доступ воздуха в дыхательные пути,  пока
Б. не перестала подавать признаки жизни.
     Однако по смыслу закона  убийство  лица,  которое  виновный  в
процессе   лишения  жизни  своими  действиями  привел  в  состояние
"сонливости и  заторможенности", нельзя квалифицировать  по п.  "в"
ч. 2 ст. 105 УК РФ.
     Кроме того,  по факту  кражи  денег у потерпевшей Б.   в сумме
7 тыс.  рублей,  совершенной  в ноябре 2002 г.,  суд квалифицировал
действия  Каншоковой  по  п.  "в" ч.  2 ст.  158 УК РФ (в  ред.  от
8 декабря  2003 г.),  а по факту кражи имущества той же потерпевшей
после ее  убийства - по  п.  "а" ч.  2 ст.  158  УК РФ (в  ред.  от
8 декабря 2003 г.).
     Согласно ст.  17  УК  РФ  (в  ред.  от  13   июня   1996   г.)
совокупностью  преступлений  признавалось совершение двух или более
преступлений,  предусмотренных  различными  статьями  или   частями
статьи  Уголовного  кодекса  Российской  Федерации,  ни  за одно из
которых лицо не было осуждено.
     Однако в  нарушение  этого  закона и ст.  10 УК РФ суд признал
совокупность преступлений и назначил Каншоковой наказание за каждое
преступление поэпизодно,  а также по правилам ч.  3 ст. 69 УК РФ за
те  действия,  которые  предусмотрены  одной  частью  одной  статьи
Уголовного кодекса Российской Федерации (ч. 2 ст. 158 УК РФ), т. е.
в соответствии с положениями ст.  17 УК РФ в редакции  Федерального
закона от 8 декабря 2003 г.
     Это повлекло ухудшение  положения  виновной  и  назначение  ей
более   строгого  наказания,  чем  оно  могло  быть  назначено  при
соблюдении требований ст. 17 УК РФ в прежней редакции.
     С учетом  положений ст.  17 УК РФ (в ред.  от 13 июня 1996 г.)
Каншоковой  назначено  одно  наказание  за  совершение  двух  краж,
предусмотренных  пп.  "а",  "в"  ч.  2  ст.  158  УК РФ (в ред.  от
31 октября 2002 г.).
                                           Постановление Президиума
                                       Верховного Суда РФ N 615-П06
                                                 по делу Каншоковой

     2. Хищение  считается  оконченным,  если  имущество  изъято  и
виновный имеет реальную  возможность  распорядиться  им  по  своему
усмотрению.  При  этом  не  требуется,  чтобы  виновный  фактически
воспользовался этим имуществом.
     Установлено, что      Ощепков      и      Порошин,     работая
оперуполномоченными  уголовного  розыска,  создали   организованную
группу,  в состав которой,  кроме них, вошли Никитин и Полянин. Они
решили  путем  обмана  и  подделки   документов   завладеть   чужим
имуществом - двухкомнатной квартирой, где проживал С, и продать ее,
а деньги разделить между собой.  С этой целью  Ощепков,  Порошин  и
Никитин  подготовили  необходимые документы для получения Никитиным
паспорта на имя С,  а затем - документы на приватизацию квартиры, в
которой проживал С.
     17 мая 1996 г.  виновные  данную  квартиру  приватизировали, а
17 июня 1996 г.  с целью ее продажи оформили в нотариальном порядке
договор купли-продажи квартиры между Никитиным и Поляниным.
     4 июля 1996 г. с целью скрыть мошенничество Порошин, Полянин и
Ощепков совершили убийство С.
     После этого они вывезли труп потерпевшего, его мебель и личные
вещи на городскую свалку, где подожгли.
     Действия Ощепкова  квалифицированы судом (с учетом последующих
изменений) по ч. 1 ст. 170, ч. 3 ст. 147, ст. 17, пп. "а", "е", "н"
ст. 102 УК РСФСР и ч. 2 ст. 167 УК РФ (в ред. от 13 июня 1996 г.).
     Осужденный Ощепков  в  надзорной  жалобе  утверждал,  что  его
действия неправильно квалифицированы по ч.  3 ст.  147 УК РСФСР как
оконченное преступление, так как деньги за квартиру он не получил и
просил переквалифицировать данные действия наст.  15,  ч. 3 ст. 147
УК РСФСР. Президиум Верховного Суда РФ надзорную жалобу осужденного
в этой части оставил без удовлетворения по следующим основаниям.
     По смыслу закона хищение считается оконченным,  если имущество
изъято  и  виновный  имеет реальную возможность распорядиться им по
своему усмотрению. При этом не требуется, чтобы виновный фактически
воспользовался этим имуществом.  Имеет значение только то,  что он,
завладев чужим имуществом, получил возможность распорядиться им.
     Из приговора  видно,  что  осужденные  путем  обмана завладели
чужим имуществом - квартирой С,  приватизировали ее на имя Никитина
и   оформили   фиктивный  договор  купли-продажи  данной  квартиры,
согласно которому Никитин продал квартиру Полянину.
     Таким образом,  они  распорядились  похищенным  имуществом  по
своему усмотрению.
     В связи  с  этим  доводы  жалобы  Ощепкова  о  том,  что в его
действиях  имеется  лишь  покушение  на  хищение  квартиры,  а   не
оконченный состав мошенничества, необоснованны.
                                           Постановление Президиума
                                       Верховного Суда РФ N 748-П06
                                             по делу Ощепкова и др.

     3. Предложение    о    совершении     разбойного     нападения
квалифицировано в соответствии с требованиями ч. 4 ст. 33 УК РФ как
подстрекательство к совершению преступления.
     Действия осужденных    по    эпизоду    разбойного   нападения
необоснованно квалифицированы по признаку  совершения  преступления
по предварительному сговору группой лиц.
     Установлено, что  Митиненко   предложила   Гагаеву   совершить
разбойное нападение на X.  в целях завладения ее имуществом. Гагаев
согласился и  нанес  потерпевшей  множественные  удары  поленом  по
голове, а затем кочергой и топором по различным частям тела.
     Смерть X.  наступила  на  месте  происшествия   в   результате
закрытой черепно-мозговой травмы.
     Завладев имуществом  X.  на  сумму  16  480  руб.,  Гагаев   и
Митиненко скрылись с места происшествия.
     Суд первой инстанции квалифицировал действия Гагаева по п. "з"
ч.  2 ст.  105 и  п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ,  Митиненко -  по  ч. 5
ст. 33 и п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ.
     Суд кассационной инстанции оставил приговор без изменения.
     Президиум Верховного Суда РФ,  изучив доводы  надзорных  жалоб
Гагаева  и  проверив материалы уголовного дела,  переквалифицировал
действия  Митиненко с  ч.  5 ст. 33 и п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ  на
ч. 4  ст.  33 и ч.  2 ст.  162 УК РФ (в ред.  от 21 июля 2004 г.) и
исключил из приговора  в  части  осуждения Гагаева по п.  "в"  ч. 4
ст. 162  УК  РФ  квалифицирующий  признак  разбоя  "группой  лиц по
предварительному сговору".
     Президиум мотивировал свое решение следующим образом.
     Судом установлено и отражено в приговоре, что Митиненко только
предложила  Гагаеву  совершить  нападение  на  потерпевшую  в целях
хищения ее имущества,  непосредственного участия в нападении она не
принимала.
     Суд признал,  что исполнителем преступления был один Гагаев, а
Митиненко  принимала  соучастие  в  разбое  в  форме пособничества,
выразившегося в том, что она предложила Гагаеву совершить нападение
на X., и  квалифицировал ее  действия  поч. 5 ст. 33 и п. "в"  ч. 4
ст. 162 УК РФ.
     Таким образом,  суд,  придя  к  правильному выводу о том,  что
исполнителем разбоя был один  Гагаев,  при  квалификации  действий,
совершенных Митиненко, ошибочно указал, что она являлась пособником
в разбое.
     Предложение о совершении разбойного нападения в соответствии с
требованиями ч.  4 ст. 33 УК РФ следует признать подстрекательством
к совершению преступления.
     По смыслу закона при  наличии  одного  исполнителя  и  другого
лица,   являющегося   подстрекателем   к  совершению  преступления,
действия осужденных не могут быть квалифицированы  как  совершенные
группой лиц по предварительному сговору.
     Поэтому данный квалифицирующий признак исключен из приговора в
отношении Гагаева и Митиненко.
                                           Постановление Президиума
                                       Верховного Суда РФ N 618-П06
                                        по делу Гагаева и Митиненко

     4. Если лицо в соответствии с распределением  ролей  совершило
согласованные действия,  направленные на оказание непосредственного
содействия исполнителю в совершении преступления, то содеянное им в
этом случае является соисполнительством.
     Гарифуллин и  Матренин  вступили   в   сговор   о   совершении
разбойного   нападения   на   предпринимателя   А.,  при  этом  они
договорились, что Матренин, вооруженный пистолетом, нападет на А. и
отберет у него деньги,  а Гарифуллин будет наблюдать за обстановкой
и при появлении  посторонних  лиц  предупредит  его  об  опасности.
5 ноября 2000 г.,  увидев,  что А. получил в кассе деньги, Матренин
выстрелил ему в спину из пистолета, после чего завладел деньгами.
     24 декабря  2000  г.  Матренин  и  Гарифуллин решили совершить
нападение  на  продовольственный  магазин  "Садко".   Когда   вышел
последний   покупатель,  Матренин  зашел  в  магазин,  направил  на
продавцов пистолет и,  угрожая применением  насилия,  опасного  для
жизни и здоровья, похитил из кассы деньги в сумме 1200 руб.
     В обоих случаях Гарифуллин во время нападения находился рядом,
чтобы  при  появлении  посторонних  лиц  предупредить  Матренина об
опасности. Похищенные деньги они поделили между собой.
     По приговору суда Гарифуллин осужден по ч. 2 ст. 162 УК РФ (по
эпизоду от 5 ноября 2000 г.),  по ч. 2 ст. 162 УК РФ (по эпизоду от
24  декабря  2000  г.),  по  ч.  1 ст.  222 УК РФ и по совокупности
преступлений на основании ч.  3 ст.  69 УК РФ к семи годам  лишения
свободы в исправительной колонии строгого режима.
     Президиум Верховного Суда РФ изменил приговор:  квалифицировал
действия Гарифуллина,  связанные с разбойным нападением на А.  и на
продавцов  магазина  "Садко",  по  ч.  2  ст.  162  УК  РФ,  указав
следующее.
     При совершении каждого из нападений Гарифуллин  во  исполнение
отведенной   ему   роли,  обусловленной  предварительным  сговором,
находился поблизости от места преступления и наблюдал за окружающей
обстановкой,  чтобы  при  появлении  посторонних  лиц  своевременно
предупредить   другого   соучастника   о   возможном    обнаружении
совершаемого ими преступления.
     Исходя из  смысла  закона,  если   лицо   в   соответствии   с
распределением ролей совершило согласованные действия, направленные
на оказание непосредственного содействия исполнителю  в  совершении
преступления,    то   содеянное   им   в   этом   случае   является
соисполнительством и квалифицируется без ссылки на ст. 33 УК РФ.
     Таким образом,  действия Гарифуллина, связанные с его участием
в разбойных нападениях на  А.  и  на  продавцов  магазина  "Садко",
обоснованно квалифицированы по ч.  2 ст.  162 УК РФ как соучастие в
преступлениях в форме соисполнительства.
     Вместе с  тем  суд  допустил  ошибку  в  применении уголовного
закона.
     Согласно ст.  17  УК  РФ  в редакции  Федерального  закона  от
13 июня 1996 г.,  действовавшей на момент совершения  Преступлений,
за   которые   осужден   Гарифуллин,   совокупностью   преступлений
признавалось    совершение    двух    или    более    преступлений,
предусмотренных  различными  статьями или частями статьи Уголовного
кодекса Российской Федерации,  ни за одно из которых лицо  не  было
осуждено.
     Однако суд в нарушение ст. 10 УК РФ признал совокупностью и те
преступления,  которые  предусмотрены одной частью одной статьи,  и
поэпизодно квалифицировал его  действия,  связанные  с  участием  в
разбойных  нападениях, т. е.  применил  положения  ст.  17  УК РФ в
редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ.
     Это повлияло   на  размер  наказания  при  его  назначении  по
совокупности преступлений на  основании  ч.  3  ст.  69  УК  РФ  и,
следовательно, повлекло ухудшение положения осужденного.
     Президиум квалифицировал действия Гарифуллина по ч.  2 ст. 162
УК  РФ и назначил наказание пять лет шесть месяцев лишения свободы;
на основании ч.  3 ст.  69  УК  РФ  по  совокупности  преступлений,
предусмотренных ч. 2 ст. 162 и ч. 1 ст. 222 УК РФ, путем частичного
сложения наказаний назначил Гарифуллину шесть лет лишения свободы в
исправительной  колонии  общего режима.  В остальной части судебные
решения в отношении Гарифуллина оставлены без изменения.
                                           Постановление Президиума
                                       Верховного Суда РФ N 641-П06
                                    по делу Гарифуллина и Матренина

     5. Действия лица,  признанного виновным в разбое,  обоснованно
квалифицированы  по   признакам   его   совершения   с   незаконным
проникновением  в  жилище,  с  причинением  тяжкого  вреда здоровью
потерпевшего.
     Установлено, что Савин, Гусаков и Милованов договорились между
собой завладеть имуществом С.
     С этой   целью  Савин  узнал  место  жительства  потерпевшего,
передал эту  информацию  сообщникам  и  поручил  им  осмотреть  его
квартиру.  4 мая 2002 г.  Гусаков и Милованов под предлогом покупки
квартиры, представившись риэлторами, пришли  в квартиру  С., узнали
от него, что на следующий день он будет находиться в квартире один,
и договорились с ним о встрече. Полученную информацию они  сообщили
Савину.
     5 мая  2002  г.  Савин  передал  Милованову  кусок  резинового
шланга,  ампулы  с  нейролептическим  средством,  шприц и под видом
покупателя квартиры совместно с Гусаковым и Миловановым,  используя
предлог осмотра квартиры,  пришел в квартиру С.  Затем по условному
сигналу  Савина  Милованов  и  Гусаков  напали  на  потерпевшего  и
совершили его убийство.
     В ходе  нападения  Савин,  Гусаков   и   Милованов   завладели
различным  имуществом   потерпевшего,   всего    на   общую   сумму
230 660 руб. 65 коп.
     Действия Савина  квалифицированы  судом  по  пп. "б", "в" ч. 3
ст. 162 УК РФ.
     В надзорной   жалобе   осужденный  Савин  просил  состоявшиеся
судебные   решения   изменить,   исключить    за    недоказанностью
квалифицирующие признаки разбоя "в крупном размере", "с причинением
тяжкого вреда здоровью потерпевшего" и "с незаконным проникновением
в жилище".
     Президиум Верховного Суда  РФ  удовлетворил  надзорную  жалобу
осужденного Савина частично.
     В приговоре,  основанном  на   вердикте   коллегии   присяжных
заседателей,   установлено,  что  Савин,  заранее  договорившись  с
Гусаковым и Миловановым о разбойном нападении  на потерпевшего  С.,
привлек   к   участию   сообщников,   подготовил  шприц,  ампулы  с
нейролептическим средством,  а также передал  Милованову  резиновый
шланг, который был использован в качестве оружия. Именно по сигналу
Савина Гусаков и Милованов напали на потерпевшего, нанеся ему удары
резиновым  шлангом по голове,  причинив тяжкий вред здоровью в виде
закрытой непроникающей черепно-лицевой травмы.
     При таких  обстоятельствах  доводы  Савина  об  исключении  из
приговора п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ признаны несостоятельными.
     Нет оснований   и   для   исключения   из   судебных   решений
квалифицирующего признака разбоя  "с  незаконным  проникновением  в
жилище",  поскольку фактические обстоятельства дела свидетельствуют
о том,  что Савин проник в жилище потерпевшего под видом покупателя
квартиры, т. е. незаконно, путем обмана.
     Вместе с тем Президиум исключил из судебных  решений  указание
на осуждение Савина по п. "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ.
     В соответствии с п.  4  Примечания к  ст. 158 УК РФ (в ред. от
8 декабря 2003 г.) крупным размером признается стоимость имущества,
превышающая 250 тыс. рублей.
     Савин осужден   за  разбой,  совершенный  в  целях  завладения
имуществом в крупном размере.
     Поскольку в  данном  случае  стоимость  похищенного  имущества
составляет 230 660 руб.  65 коп.,  т.  е.  не  превышает  250  тыс.
рублей, она не составляет крупного размера.
                                           Постановление Президиума
                                       Верховного Суда РФ N 498-П06
                                               по делу Савина и др.

     6. Действия  виновного  обоснованно  квалифицированы  по ч.  4
ст. 166  УК  РФ  как  неправомерное завладение автомобилем без цели
хищения,  совершенное группой лиц по  предварительному  сговору,  с
применением насилия, опасного для жизни и здоровья.
     Кожин, Базьо  и  Яковлев  заранее  договорились  о  завладении
транспортным  средством  путем  применения  насилия  к  водителю  и
удаления его из автомашины. С этой целью они остановили автомобиль,
управляемый Ч.
     Во время движения Яковлев набросил на шею  Ч.  шнурок  и  стал
затягивать  его.  Кожин  остановил автомашину.  Шнурок порвался,  и
потерпевший  выскочил  из  автомобиля.  Яковлев  и  Базьо   догнали
потерпевшего, посадили на заднее сиденье, сами сели по бокам.
     Кожин повел  автомобиль  в  безлюдное   место.   Базьо   душил
потерпевшего, а Яковлев удерживал за руки.
     Смерть Ч. наступила от сдавливания шеи петлей. Убедившись, что
водитель мертв, Базьо и Яковлев вытащили труп из автомашины.
     Завладев автомашиной,  осужденные катались на ней  по  городу,
пока автомобиль не был остановлен сотрудниками милиции.
     По приговору суда Кожин осужден по ч. 4 ст. 166 УК РФ.
     Судебная коллегия   по  уголовным  делам  Верховного  Суда  РФ
оставила приговор без изменения.
     Осужденный Кожин  в надзорной жалобе просил о переквалификации
его действий,  утверждая, что не виновен в неправомерном завладении
автомобилем с применением насилия, опасного для жизни и здоровья.
     Президиум Верховного  Суда  РФ,   проверив   производство   по
уголовному  делу в отношении Кожина,  надзорную жалобу в этой части
оставил без удовлетворения.
     Согласно показаниям   осужденных   Яковлева   и  Базьо  они  в
присутствии Кожина обсудили  возможность  завладеть  автомашиной  и
выбросить  из  нее  водителя.  Кожин  согласился  принять участие в
планируемом преступлении,  поскольку,  кроме него,  никто  не  умел
управлять автомобилем.
     Во время поездки в автомашине Яковлев набросил на шею водителя
шнурок  и  стал  его  душить,  а  Кожин  принял  меры  к  остановке
автомашины.  Когда Базьо  и  Яковлев  догнали  пытавшегося  убежать
водителя и посадили в автомобиль, Кожин пересел на место водителя и
управлял автомобилем,  в том числе и в тот момент,  когда  Базьо  и
Яковлев в салоне автомашины душили потерпевшего.
     Суд, оценив все  доказательства  в  их  совокупности,  признав
показания   осужденных   в  данной  части  достоверными,  пришел  к
обоснованному выводу о виновности Кожина и правильно квалифицировал
его действия по ч. 4 ст. 166 УК РФ.
     Таким образом,  доводы  осужденного  о  его  непричастности  к
завладению  автомобилем  с применением насилия,  опасного для жизни
или здоровья,  и неправильной квалификации  его  действий  являются
необоснованными.
                                           Постановление Президиума
                                       Верховного Суда РФ N 823-П06
                                               по делу Кожина и др.

     7. Действия лица, совершившего поджог похищенной им автомашины
в условиях,  исключающих распространение огня на другие объекты или
причинение вреда чужому имуществу,  следует квалифицировать по ч. 1
ст. 167 УК РФ, если потерпевшему причинен значительный ущерб.
     Действия лица,  перевозившего боеприпас при себе, охватываются
понятием   "незаконное   ношение   боеприпаса"   и   дополнительной
квалификации как перевозка боеприпаса не требуют.
     Бритов, зная  о  наличии  у  К.  крупных  денежных  средств  и
дорогостоящего имущества,  решил завладеть  этим  имуществом  путем
разбойного нападения и убийства К.
     С этой  целью  29  августа  1997  г.  он  незаконно  изготовил
боеприпас  к не установленному следствием стреляющему устройству и,
зарядив это устройство боеприпасом,  незаконно хранил его при себе,
носил и перевозил.
     30 августа  1997  г.  Бритов,  следуя  в  автомашине,  которой
управлял К.,  попросил остановиться, после чего произвел прицельный
выстрел из самодельного стреляющего устройства в голову К., а затем
задушил  его ремнем.  От огнестрельных ранений в голову и удавления
петлей последовала смерть потерпевшего.
     С целью сокрыть следы преступления Бритов закопал труп в лесу,
выбросил в реку стреляющее устройство,  а  автомашину  потерпевшего
стоимостью 40 млн. неденоминированных рублей сжег в районе свалки.
     Всего Бритовым  похищено   имущество   потерпевшего  на  сумму
60 млн. 160 тыс. неденоминированных рублей.
     Действия Бритова квалифицированы судом по п. "з" ч. 2 ст. 105,
пп.  "б", "в" ч. 3 ст. 162, ч. 1 ст. 223, ч. 1 ст. 222 УК РФ и ч. 2
ст. 167 УК РФ.
     Президиум Верховного  Суда  РФ,  рассмотрев  дело по надзорной
жалобе  осужденного,  изменил  состоявшиеся  в  отношении   Бритова
судебные решения по следующим основаниям.
     Квалифицируя действия Бритова по ч.  2  ст.  167  УК  РФ,  суд
исходил  из  того,  что похищенная автомашина была уничтожена путем
поджога.
     Между тем   по   смыслу   закона  умышленное  уничтожение  или
повреждение отдельных предметов  с  применением  огня  в  условиях,
исключающих  его  распространение на другие объекты и возникновение
угрозы причинения вреда жизни и  здоровью  людей,  а  также  чужому
имуществу,  надлежит квалифицировать по ч.  1 ст.  167 УК РФ,  если
потерпевшему причинен значительный ущерб.
     Из материалов  дела  видно,  что  Бритов  поджег похищенную им
автомашину в районе свалки,  что исключало  возможность  причинения
вреда чужому имуществу или распространения огня на иные объекты.
     С учетом  изложенного  Президиум  переквалифицировал  действия
Бритова  с ч.  2 ст.  167 УК РФ на ч.  1 ст.  167 УК РФ (умышленное
уничтожение  чужого  имущества,  причинившее   значительный   ущерб
потерпевшему).
     Данное преступление,  отнесенное уголовным законом к категории
преступлений небольшой тяжести, Бритов совершил 30 августа 1997 г.
     На основании ч. 1 ст. 78 УК РФ лицо освобождается от уголовной
ответственности,  если  со  дня  совершения  преступления небольшой
тяжести истекло два года.  При этом сроки давности  исчисляются  со
дня  совершения преступления и до момента вступления приговора суда
в законную силу.
     Поскольку со   дня   совершения   Бритовым   преступления   до
вступления приговора в законную силу (15 декабря  1999  г.)  прошло
более   двух   лет,   Президиум  освободил  Бритова  от  наказания,
назначенного ему  по  ч.  1 ст. 167 УК РФ, на  основании п. 3  ч. 1
ст. 24   УПК   РФ   за   истечением   сроков   давности  уголовного
преследования.
     Президиум также  исключил  из  судебных  решений  указание  об
осуждении Бритова за незаконную перевозку боеприпаса.
     По смыслу закона под незаконной перевозкой боеприпасов следует
понимать  их  перемещение  на  любом   виде   транспорта,   но   не
непосредственно при обвиняемом.
     Как видно из материалов дела,  Бритов перевозил боеприпас  при
себе, т. е.  эти действия охватываются понятием "незаконное ношение
боеприпаса".  Поэтому вывод суда о дополнительной квалификации этих
действий как перевозка боеприпаса является ошибочным.
                                           Постановление Президиума
                                       Верховного Суда РФ N 597-П06
                                                    по делу Бритова

     8. Под  добровольной  сдачей  огнестрельного  оружия   следует
понимать выдачу оружия по своей воле независимо от мотивов. Об этом
может свидетельствовать как факт выдачи оружия,  так и сообщение  о
его  местонахождении  органам  власти  при реальной возможности его
дальнейшего хранения.
     Из материалов   дела   видно,  что  Амшоков,  Даов,  Шиков  на
автомашине добровольно приехали в РОВД, сообщив, что в машине лежат
пистолеты.
     После этого Амшоков,  Даов, Шиков были задержаны по подозрению
в совершении преступления,  предусмотренного ч.  1 ст. 105 УК РФ, а
указанные пистолеты,  в том числе и пистолет "ТТ",  были изъяты  из
салона автомашины.
     Таким образом,  Амшоков  не  только   добровольно   явился   в
правоохранительные органы, но и добровольно сдал пистолет "ТТ".
     Факт сдачи пистолета "ТТ" признал и суд,  о чем прямо указал в
описательно-мотивировочной части приговора.
     Несмотря на это,  Амшоков был осужден  (с  учетом  последующих
изменений) по  ч. 1  ст. 222 УК РФ (в ред. от 8 декабря  2003 г.) и
п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ.
     Президиум Верховного  Суда  РФ,  рассмотрев  надзорную  жалобу
осужденного  Амшокова,  отменил  судебные  решения  в   части   его
осуждения по ч. 1 ст. 222 УК РФ по следующим основаниям.
     По смыслу   уголовного   закона   под   добровольной    сдачей
огнестрельного  оружия  и боеприпасов следует понимать выдачу лицом
указанных предметов по своей воле или сообщение  органам  власти  о
месте   их  нахождения  при  реальной  возможности  дальнейшего  их
хранения.
     В соответствии  с  Примечанием к  ст.  222 УК РФ  (в  ред.  от
13 июня 1996 г.) лицо,  добровольно сдавшее предметы,  указанные  в
данной статье,  освобождается от уголовной ответственности,  если в
его действиях не содержится иного состава преступления.

     Производство по  делу  в части  осуждения  Амшокова  по  ч.  1
ст. 222 УК РФ прекращено в соответствии с Примечанием к ст.  222 УК
РФ.
                                           Постановление Президиума
                                       Верховного Суда РФ N 606-П06
                                             по делу Амшокова и др.

                       Назначение наказания

     9. Согласно п. "а" ч. 1 и ч. 2 ст. 78 УК РФ лицо освобождается
от наказания, если со дня совершения преступления небольшой тяжести
истекло  2  года,  при  этом  сроки  давности  исчисляются  со  дня
совершения   преступления  и  до  момента  вступления  приговора  в
законную силу.
     По приговору суда от 29 января 1999 г.  Соловьев осужден по ч.
2 ст. 325 УК РФ и другим статьям Кодекса.
     Судом установлено,  что похищение Соловьевым паспорта и других
важных личных документов совершено 13 марта 1997 г., в то время как
приговор  вступил  в  законную силу только 27 апреля 1999 г.  Таким
образом,  на день рассмотрения дела  судом  кассационной  инстанции
истек   двухгодичный   срок  давности,  установленный  в  отношении
преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 325 УК РФ.
     В соответствии  со  ст.  15  УК  РФ  к преступлениям небольшой
тяжести  относятся  деяния,  за  совершение  которых   максимальное
наказание не превышает двух лет лишения свободы.
     Санкция ч.  2 ст.  325 УК РФ предусматривает наказание до трех
месяцев  ареста.  То  есть  это  преступление относится к категории
преступлений небольшой тяжести.
     Из материалов дела видно, что осужденный был задержан 14 марта
1997 г.  Данных, свидетельствующих о том, что Соловьев скрывался от
следствия, не имеется.
     На основании изложенного Президиум Верховного Суда РФ  изменил
состоявшиеся  по  делу  судебные  решения  и освободил Соловьева от
наказания, назначенного по ч. 2 ст. 325 УК РФ, в связи с истечением
сроков давности уголовного преследования.
                                           Постановление Президиума
                                     Верховного Суда РФ N 766-П06ПР
                                                  по делу Соловьева

     10. Согласно ч.  1 ст. 46 УК РФ штраф есть денежное взыскание,
назначаемое   в   пределах,   предусмотренных   Уголовным  кодексом
Российской Федерации.
     Шардаков был  осужден  по  ч.  3  ст.  204  УК  РФ (в ред.  от
8 декабря 2003 г.) к штрафу в размере 200 тыс. рублей.
     Однако суд  не  учел,  что  на  момент  совершения  Шардаковым
преступления действовала ч. 3 ст. 204 УК РФ в редакции Федерального
закона   от  13  июня  1996  г.,  санкция  которой  предусматривала
наказание в виде  штрафа  в  размере  от  500  до  800  минимальных
размеров оплаты труда.
     Базовая сумма штрафа,  равная 100 руб., действовала с 1 января
2001 г. до принятия Федерального закона от 8 декабря 2003 г., т. е.
до внесения изменений в ст.  46 УК РФ,  в соответствии  с  которыми
изменено понятие штрафа.
     Размер штрафа,  предусмотренный санкцией ч.  3 ст.  204 УК РФ,
действовавшей   во   время   совершения   осужденным  преступления,
составлял от 50 тыс.  до 80 тыс.  рублей, что значительно ниже, чем
размер  штрафа,  предусмотренный  санкцией  ч.  3  ст.  204 УК РФ в
редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г.,  и суд не вправе
был  применять  новый  уголовный  закон  как  ухудшающий  положение
осужденного.
     Судебная коллегия  переквалифицировала  действия осужденного с
ч. 3 ст. 204 УК РФ (в ред. от 8 декабря 2003 г.) на ч. 3 ст. 204 УК
РФ (в ред.  от 13 июня 1996 г.) и назначила наказание в виде штрафа
в размере 70 тыс. рублей.
                                           Определение N 45-ДП06-16
                                                  по делу Шардакова

     11. Активное способствование раскрытию преступлений и  наличие
у   осужденного   на   иждивении   малолетнего   ребенка   признаны
обстоятельствами, смягчающими наказание.
     По приговору суда Киреев осужден по п.  "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ
к шестнадцати годам лишения свободы,  по ч.  3 ст.  30, п. "к" ч. 2
ст. 105 УК РФ к девяти  годам  лишения  свободы. На основании  ч. 3
ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения
наказаний  окончательно  назначено  двадцать  лет лишения свободы с
отбыванием в исправительной колонии строгого режима.
     Судебная коллегия   по  уголовным  делам  Верховного  Суда  РФ
оставила приговор без изменения.
     Президиум Верховного  Суда  РФ,  рассмотрев  надзорную  жалобу
осужденного Киреева,  изменил судебные решения в части назначенного
ему наказания по следующим основаниям.
     В соответствии  с  п.  6  ч.  1  ст.  299  УПК  РФ   суд   при
постановлении  приговора  обязан  разрешить  вопрос  о  наличии или
отсутствии  обстоятельств,  отягчающих   и   смягчающих   наказание
подсудимого.
     Требования этого закона судом не выполнены.
     Как видно из материалов дела, Киреев, задержанный на следующий
день после совершения преступлений,  сообщил работникам  милиции  о
совершенных  им  преступлениях,  при  выходе  на место происшествия
подробно рассказал об обстоятельствах их совершения.
     Органами предварительного    следствия   эти   действия   были
расценены   как   активное   способствование   Киреевым   раскрытию
преступления   и   в   обвинительном   заключении  указано  как  на
обстоятельства, смягчающие наказание Киреева.
     Из материалов  дела  также  видно,  что  на  иждивении Киреева
находится малолетний ребенок - дочь, родившаяся 17 сентября 2004 г.
     Однако, как   видно   из   приговора,  вопрос  о  наличии  или
отсутствии   смягчающих   или    отягчающих    наказание    Киреева
обстоятельств судом не обсуждался.
     При таких   данных    активное    способствование    раскрытию
преступлений  и  наличие у Киреева на иждивении малолетнего ребенка
необходимо признать обстоятельствами, смягчающими его наказание.
     Обстоятельств, отягчающих наказание Киреева, не установлено.
     На основании изложенного Президиум Верховного Суда РФ  изменил
состоявшиеся по делу в отношении Киреева судебные решения,  смягчил
назначенное ему по  п.  "а"  ч.  2  ст.  105  УК  РФ  наказание  до
пятнадцати лет лишения свободы, по ч. 3 ст. 30, п. "к" ч. 2 ст. 105
УК РФ - до восьми лет лишения свободы.  На основании ч. 3 ст. 69 УК
РФ  окончательно Кирееву назначено восемнадцать лет лишения свободы
в  исправительной  колонии  строгого  режима.  В  остальной   части
судебные решения оставлены без изменения.
                                           Постановление Президиума
                                       Верховного Суда РФ N 815-П06
                                                    по делу Киреева

                      Процессуальные вопросы

     12. Постановление судьи, по которому уголовное дело возвращено
прокурору со ссылкой на ст. 237 УПК РФ, отменено.
     По постановлению судьи уголовное дело в отношении Аксентьева и
Бузина возвращено прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ в связи с тем,
что  следователь  не  решил  вопрос   о   выделении   в   отдельное
производство уголовного дела в отношении несовершеннолетнего Бузина
и не вынес постановления  о  невозможности  такого  выделения,  чем
нарушил положения ст. 422 УПК РФ.
     Государственный обвинитель в кассационном представлении просил
об  отмене  постановления  со  ссылкой  на  то,  что  решение  суда
противоречит положениям ст.  237 УПК РФ, которая не предусматривает
в  качестве основания возвращения дела прокурору нарушение ст.  422
УПК РФ.
     Судебная коллегия  по  уголовным  делам  Верховного  Суда  РФ,
проверив   материалы    дела,    обсудив    доводы    кассационного
представления, удовлетворила кассационное представление.
     Согласно ст.  422  УПК   РФ   уголовное   дело   в   отношении
несовершеннолетнего,   участвовавшего   в  совершении  преступления
вместе со взрослым,  выделяется в отдельное производство в порядке,
установленном   ст.   154  УПК  РФ,  исходя  из  которой  выделение
уголовного дела производится на основании постановления  прокурора,
следователя или дознавателя.
     Таким образом,         анализ         приведенных         норм
уголовно-процессуального   закона   свидетельствует   о   том,  что
процессуальный закон не содержит прямого указания на  необходимость
вынесения  органами  предварительного расследования постановления о
невозможности выделения в отдельное производство дела  в  отношении
несовершеннолетнего    обвиняемого,   привлеченного   к   уголовной
ответственности по одному делу с совершеннолетними.
     Постановление судьи  о возвращении дела в отношении Аксентьева
и Бузина прокурору отменено.
     Дело направлено    на    новое    рассмотрение    со    стадии
предварительного слушания.
                                            Определение N 73-О06-21
                                        по делу Аксентьева и Бузина

     13. Нарушение права на  защиту,  выразившееся  в  рассмотрении
дела судом кассационной инстанции в отсутствие адвоката, об участии
которого ходатайствовал осужденный,  повлекло отмену  кассационного
определения.
     По приговору Верховного Суда Чувашской Республики  с  участием
присяжных заседателей, вынесенному 4 июня 2003 г., Алексеев осужден
по п. "а" ч. 2 ст. 166, п. "ж" ч. 2 ст. 105, п. "а" ч. 2 ст. 158 УК
РФ.
     Судебная коллегия  по  уголовным  делам  Верховного  Суда   РФ
определением  от  17  ноября 2003 г.  оставила приговор в отношении
Алексеева без изменения.
     Заместитель Генерального     прокурора    РФ    в    надзорном
представлении  просил  об  отмене   кассационного   определения   в
отношении   Алексеева,   направлении  дела  на  новое  кассационное
рассмотрение,  указывая,  что при рассмотрении дела в  кассационном
порядке  было  нарушено  право  Алексеева  на  защиту,  ходатайства
осужденного  о  предоставлении  ему  защитника  судом  кассационной
инстанции  оставлены  без внимания,  дело рассмотрено без адвоката,
поскольку его участие не было обеспечено.
     Президиум Верховного  Суда РФ определение Судебной коллегии по
уголовным делам Верховного Суда РФ в отношении Алексеева отменил.
     В соответствии с положениями ст.ст.  47,  50 УПК РФ обвиняемый
(осужденный) имеет право  пользоваться  помощью  защитника,  в  том
числе бесплатно.  Участие защитника в уголовном судопроизводстве по
просьбе  обвиняемого  (осужденного)  обеспечивается   дознавателем,
следователем, прокурором или судом.
     Как видно из материалов дела,  защиту Алексеева в суде  первой
инстанции  осуществлял  адвокат Ф.,  который в кассационном порядке
приговор Верховного Суда Чувашской Республики не обжаловал.
     Осужденный Алексеев,  находившийся под стражей, в кассационной
жалобе от 9  июня  2003 г.,  поступившей  в  суд  первой  инстанции
11 июня  2003 г.,  просил рассмотреть дело в кассационном порядке с
участием адвоката Ф.
     После этого Алексеев 4 ноября 2003 г.  обратился с заявлением,
которое  поступило  в  Верховный  Суд  РФ  11  ноября  2003  г.,  о
предоставлении   ему  любого  адвоката  для  защиты  интересов  при
рассмотрении его кассационной жалобы,  так как от услуг адвоката Ф.
он отказался.
     Однако эти заявления осужденного судом кассационной  инстанции
оставлены без внимания.
     Уголовное дело по кассационным жалобам осужденного Алексеева и
других  осужденных на приговор Верховного Суда Чувашской Республики
рассмотрено Судебной коллегией по уголовным делам  Верховного  Суда
РФ 17 ноября 2003 г. без участия защитников.
     Лишение Алексеева возможности  пользоваться  квалифицированной
юридической помощью при рассмотрении уголовного дела в кассационном
порядке   могло   повлиять   на   законность,   обоснованность    и
справедливость вынесенного решения,  поскольку суд второй инстанции
проверяет приговор как  по  имеющимся  в  деле  данным,  так  и  по
дополнительно  представленным  материалам,  а  явившиеся в судебное
заседание стороны имеют право выступать  с  объяснениями,  заявлять
ходатайства.
     Принимая во внимание изложенное,  Президиум Верховного Суда РФ
кассационное определение от 17 ноября 2003 г. в отношении Алексеева
отменил.
     Дело передано на новое кассационное рассмотрение.
                                           Постановление Президиума
                                     Верховного Суда РФ N 697-П06ПР
                                            по делу Алексеева и др.

     14. Вред,  причиненный  гражданину  в  результате   уголовного
преследования,  возмещается государством в полном объеме независимо
от вины органа  дознания,  дознавателя,  следователя,  прокурора  и
суда.
     Постановлением суда в пользу Гаджиева взыскано с  Министерства
финансов  Российской  Федерации  за счет казны Российской Федерации
595 949 руб.  в возмещение  имущественного  вреда,  причиненного  в
результате уголовного преследования.
     Министерство финансов  РФ  в  кассационной  жалобе   поставило
вопрос  об  отмене  постановления,  ссылаясь на то,  что надлежащим
ответчиком по делу должна быть Генеральная прокуратура РФ, а также,
что   действующие   нормы  законов  не  предусматривают  возмещение
реабилитированному имущественного вреда с учетом  уровня  инфляции,
который суд не принял во внимание.
     Судебная коллегия  по  уголовным  делам  Верховного  Суда   РФ
оставила кассационную жалобу без удовлетворения,  а постановление -
без изменения, указав следующее.
     В соответствии  с  ч.  1  ст.  133  УПК  РФ вред,  причиненный
гражданину  в  результате  уголовного  преследования,   возмещается
государством  в  полном  объеме независимо от вины органа дознания,
дознавателя, следователя, прокурора и суда.
     Согласно требованиям   ст.   1070   ГК   РФ  возмещение  вреда
гражданину  в  результате  незаконного  привлечения   к   уголовной
ответственности  производится  за  счет казны Российской Федерации,
поэтому суд обоснованно  взыскал  имущественный  вред,  причиненный
Гаджиеву,  с  Министерства  финансов  Российской  Федерации за счет
средств казны Российской Федерации.
     Несостоятельными являются   и  доводы  кассационной  жалобы  о
необоснованном взыскании в пользу Гаджиева ущерба с  учетом  уровня
инфляции.
     В соответствии с ч.  4 ст.  135 УПК РФ  выплаты  в  возмещение
имущественного  вреда реабилитируемому производятся с учетом уровня
инфляции,  в  связи  с  чем   суд   обоснованно   применил   индекс
потребительских  цен  при определении размера причиненного Гаджиеву
имущественного вреда.
                                            Определение N 78-О06-81
                                                   по делу Гаджиева

                       ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

     1. При  переходе  права  собственности  на  предмет  залога  к
третьим  лицам  залогодержатель не утрачивает право обратить на нее
взыскание.
     Банк обратился в суд с иском к Л.,  X.  об обращении взыскания
на заложенное имущество,  ссылаясь на следующее.  20  мая  2002  г.
между банком и Л. был заключен кредитный договор, согласно которому
Л.  предоставлен кредит в размере 187 400 руб.  со сроком погашения
до  20  мая  2004 г.  В обеспечение указанной сделки 20 мая 2002 г.
между банком и Л.  заключен договор  залога  автомобиля  марки  ВАЗ
(2002 года выпуска). 23 мая 2002 г. Л. продала указанный автомобиль
X.
     Дело неоднократно рассматривалось судебными инстанциями.
     Решением районного суда от  13  сентября  2005  г.  иск  банка
удовлетворен:   обращено   взыскание   на   названный   автомобиль,
установлена  начальная  цена  заложенного  имущества,   с   которой
начинаются   торги,   в   сумме  187 400  руб.  Денежные  средства,
полученные от реализации автомобиля,  предписано направить  в  счет
погашения задолженности Л. по кредитному договору от 20 мая 2002 г.
     Определением судебной коллегии по гражданским делам верховного
суда  республики  от 17 октября 2005 г.,  оставленным без изменения
постановлением  президиума  верховного  суда  республики  от 24 мая
2006 г., решение районного суда отменено, вынесено новое решение об
отказе в удовлетворении исковых требований банка.
     Судебная коллегия  по  гражданским  делам  Верховного  Суда РФ
отменила  определение  судебной  коллегии  по   гражданским   делам
верховного  суда  республики  и постановление президиума верховного
суда республики,  оставив в силе решение районного суда,  поскольку
судами   кассационной   и   надзорной   инстанций   были   допущены
существенные нарушения норм  материального  права,  выразившиеся  в
следующем.
     Отменяя решение суда первой инстанции и принимая новое решение
об  отказе  в  удовлетворении  исковых  требований банка,  судебная
коллегия  по  гражданским  делам  и   президиум   верховного   суда
республики  исходили  из того,  что банк в нарушение условий залога
умышленно не препятствовал Л.  в реализации заложенного автомобиля.
Кроме того,  X.,  приобретая указанный автомобиль, не знал и не мог
знать о том,  что автомобиль обременен  залогом.  В  связи  с  этим
судебная  коллегия по гражданским делам и президиум верховного суда
республики сочли,  что ст.  353 ГК РФ, предусматривающая сохранение
залога  при  переходе права собственности на заложенное имущество к
другому лицу, в данном случае неприменима.
     Между тем в соответствии с действующим законодательством залог
является способом обеспечения исполнения обязательства, при котором
кредитор-залогодержатель  приобретает  право  в случае неисполнения
должником  обязательства  получить  удовлетворение   из   стоимости
заложенного  имущества преимущественно перед другими кредиторами за
изъятиями, предусмотренными законом.
     Согласно ст.  32 Закона Российской Федерации от 29 мая 1992 г.
"О  залоге"  (с  последующими  изменениями  и  дополнениями)  залог
сохраняет силу, если право собственности или полного хозяйственного
ведения на заложенную вещь либо составляющее предмет  залога  право
переходит к третьему лицу.
     В соответствии с п.  1 ст.  353 ГК РФ в случае перехода  права
собственности  на  заложенное  имущество  от залогодателя к другому
лицу в результате возмездного или безвозмездного  отчуждения  этого
имущества либо в порядке универсального правопреемства право залога
сохраняет силу.  Правопреемник  залогодателя  становится  на  место
залогодателя и несет все обязанности залогодателя, если соглашением
с залогодержателем не установлено иное.
     Гарантия интересов залогодержателя закреплена и в п. 2 ст. 346
ГК РФ,  согласно которому  залогодатель  вправе  отчуждать  предмет
залога,  передавать  его  в  аренду  или  безвозмездное пользование
другому лицу либо иным образом распоряжаться им только  с  согласия
залогодержателя, если иное не предусмотрено законом или договором и
не вытекает из существа залога.
     Таким образом,   Л.   не   имела  права  отчуждать  заложенное
имущество.
     В силу  подп.  3  п.  2  ст.  351 ГК РФ залогодержатель вправе
обратить  взыскание  на   предмет   залога   в   случае   нарушения
залогодателем правил  о  распоряжении  заложенным имуществом  (п. 2
ст. 346 Кодекса).
     Такое основание    прекращения    залога,   как   приобретение
заложенного имущества лицом,  которое не знало  о  его  обременении
залогом,  не  указано и в ст.  352 ГК РФ,  регулирующей прекращение
залога.
     Из приведенных  правовых  норм  следует,  что  право залога не
прекращается   с   переходом   права   собственности:   обязанности
залогодателя  переходят  к его правопреемнику.  При этом каких-либо
исключений,  позволяющих освободить  лицо,  приобретшее  заложенное
имущество,  от  перешедших  к  нему  обязанностей  залогодателя  на
основании того,  что при заключении договора купли-продажи  оно  не
знало о наложенных на имущество обременениях, не предусмотрено.
     Что касается правовых норм,  содержащихся в ст.ст. 301, 302 ГК
РФ,  то  они  регулируют правоотношения,  связанные с истребованием
собственником своего имущества из чужого  незаконного  владения,  в
том  числе  и  от  добросовестного приобретателя,  и к возникшим по
данному делу правоотношениям применены быть не могут.
     С учетом  этих  требований закона независимо от перехода права
собственности на вещь к третьим лицам залогодержатель не утрачивает
право  обратить  на  нее взыскание по долгу,  а права третьего лица
(нового   приобретателя)   могут    быть  защищены  в  рамках  иных
отношений -  между  новым  приобретателем  (третьим лицом) и бывшим
собственником  (залогодателем)  по  поводу   возмещения   продавцом
убытков,  причиненных  при  изъятии  товара  у  покупателя третьими
лицами   по   основаниям,   возникшим   до   исполнения    договора
купли-продажи.
                                            Определение N 11-В07-12

     2. Публичная трансляция передач радиостанции "Европа  плюс"  в
качестве  фонового  озвучивания  помещения ресторана без заключения
соответствующих договоров с  авторами  включенных  в  эти  передачи
музыкальных  произведений  либо  лицензионного  соглашения является
неправомерной.
     Общественная организация   "Российское   авторское   общество"
(далее - РАО) в интересах группы авторов - членов РАО обратилась  в
суд  с  иском  к  К.  о взыскании денежной компенсации за нарушение
авторских прав,  сославшись на следующее.  17  октября  2004  г.  в
помещении    ресторана,    в    котором    ответчица   осуществляет
предпринимательскую деятельность по организации  питания  и  досуга
населения,   были   публично  исполнены  музыкальные  произведения,
состоящие в программных блоках радио "Европа плюс", без надлежащего
оформления  соглашения  с  авторами используемых произведений,  чем
нарушены их исключительные имущественные права.
     Решением городского  суда  от 20 мая 2005 г.,  оставленным без
изменения  последующими  судебными  инстанциями,  в  удовлетворении
исковых требований РАО отказано.
     Судебная коллегия по  гражданским  делам  Верховного  Суда  РФ
решение   городского   суда,   определение   судебной  коллегии  по
гражданским  делам  верховного  суда  республики  и   постановление
президиума  верховного  суда республики отменила,  направила дело в
суд первой инстанции на новое рассмотрение,  указав  на  допущенные
судами    существенные    нарушения   норм   материального   права,
выразившиеся в следующем.
     Согласно ст.  16 Закона Российской Федерации от 9 июля 1993 г.
"Об авторском праве  и  смежных  правах"  автору  в  отношении  его
произведения  принадлежат  исключительные  права  на  использование
произведения в любой форме  и  любым  способом,  в  том  числе  при
публичном исполнении произведения.
     Как  указано  в  п.  1  ст.  48  Закона  Российской  Федерации
"Об авторском  праве  и смежных  правах", незаконное  использование
произведений  или  объектов  смежных  прав  либо   иное   нарушение
предусмотренных  этим  Законом  авторского  права  или смежных прав
влечет за собой  гражданско-правовую,  административную,  уголовную
ответственность   в  соответствии  с  законодательством  Российской
Федерации.
     В силу п. 2 ст. 49 названного Закона обладатели исключительных
прав  вправе  требовать  по  своему  выбору  от  нарушителя  вместо
возмещения убытков выплаты компенсации в размере от 10 тыс.  рублей
до 5 млн.  рублей,  определяемом по усмотрению  суда,  арбитражного
суда или третейского суда исходя из характера нарушения.
     Разрешая спор  по  существу  и  отказывая   в   удовлетворении
заявленных исковых требований, суд пришел к выводу о том, что К. не
осуществлялось   незаконное   публичное   исполнение    музыкальных
произведений,   посетителям   ресторана   лишь  была  предоставлена
возможность прослушивания программы эфирного  вещания  радиостанции
"Европа плюс".
     С таким выводом  согласились  суды  кассационной  и  надзорной
инстанций.
     Между тем  согласно  ст.  4   Закона   Российской    Федерации
"Об авторском  праве  и смежных правах" публичный показ,  публичное
исполнение или сообщение для всеобщего сведения - это любые  показ,
исполнение   или  сообщение  произведений,  фонограмм,  исполнений,
постановок,  передач организаций эфирного  или  кабельного  вещания
непосредственно   либо  с  помощью  технических  средств  в  месте,
открытом для свободного посещения,  или в месте,  где  присутствует
значительное  число  лиц,  не принадлежащих к обычному кругу семьи,
независимо от того,  воспринимаются  ли  произведения,  фонограммы,
исполнения,   постановки,   передачи   организаций   эфирного   или
кабельного  вещания  в  месте  их  сообщения  или  в  другом  месте
одновременно  с  сообщением  произведений,  фонограмм,  исполнений,
постановок, передач организаций эфирного или кабельного вещания.
     Передача организации   эфирного   или   кабельного  вещания  в
соответствии со ст.ст.  4,  40  и  41  Закона  Российской Федерации
"Об авторском  праве  и  смежных  правах" является объектом смежных
прав таких организаций.  Использование исполнения  допускается  при
условии  выплаты  исполнителю  вознаграждения.  Право  на получение
вознаграждения является неотъемлемой частью  исключительного  права
исполнителя  на  использование  исполнения,  и  невыполнение  этого
требования должно квалифицироваться как нарушение смежных прав.
     Таким образом,   в   силу   закона   к  публичному  исполнению
музыкальных  произведений   относится   любое   сообщение   передач
организаций  эфирного  вещания,  включающих данные произведения,  в
месте,  открытом  для  свободного  посещения,  которым  является  и
ресторан.
     Установлено, что трансляция передач радиостанции "Европа плюс"
осуществлялась  в  помещении ресторана с использованием технических
средств (музыкального центра) и не для личного, а для коллективного
прослушивания.
     Суд не принял во внимание  то  обстоятельство,  что  публичное
использование    К.    музыкальных    произведений,   транслируемых
радиостанцией  "Европа  плюс",   без   заключения   соответствующих
договоров   с   авторами   этих   музыкальных   произведений   либо
лицензионного   соглашения   с   РАО   в   силу   закона   является
неправомерным.
                                             Определение N 42-В07-4

     3. В случае смерти лица,  являвшегося собственником  1/2  доли
квартиры  и обратившегося в суд за защитой принадлежащего ему права
преимущественной   покупки   другой   доли   указанной    квартиры,
допускается замена его правопреемником.
     Ч. обратился в суд с иском  к  Р.  и  Т.  о  переводе  прав  и
обязанностей  покупателя  по договору купли-продажи 1/2 доли жилого
помещения,  заключенному 13 июня 2000 г.  между Р.  и Т., признании
недействительным  свидетельства о государственной регистрации права
собственности, выданного 22 июня 2000 г. на имя Т.
     В обоснование своих требований истец указал,  что вступившим в
законную силу заочным решением районного суда от 24  сентября  1999
г. за ним и Р. признано право собственности на 1/2 доли квартиры за
каждым. Отчуждение Р. своей доли квартиры Т. произведено, по мнению
истца,  с  нарушением  принадлежащего  ему  преимущественного права
покупки  продаваемой  доли,  поскольку  он  как  участник   долевой
собственности о намерении Р.  продать свою долю постороннему лицу в
письменной форме с указанием цены и  других  условий  продажи  доли
извещен не был.
     20 декабря 2003 г. истец Ч. умер.
     Определением районного суда от 6 августа 2004 г.  производство
по делу прекращено.
     Дело неоднократно рассматривалось судебными инстанциями.
     В надзорной жалобе  Ч. Т.  - наследница  Ч.  просила  отменить
постановления судов первой и надзорной инстанций.

     Судебная коллегия по  гражданским  делам  Верховного  Суда  РФ
определение   районного   суда   и  постановление  президиума  суда
надзорной инстанции,  которым указанное определение  оставлено  без
изменения,  отменила,  направила  дело  на новое рассмотрение в суд
первой инстанции по следующим основаниям.
     В соответствии  со ст.  220 ГПК РФ суд прекращает производство
по делу в случае,  если после смерти гражданина,  являвшегося одной
из   сторон   по   делу,   спорное   правоотношение   не  допускает
правопреемство или  ликвидация  организации,  являвшейся  одной  из
сторон по делу, завершена.
     Суд первой инстанции  при  вынесении  обжалуемого  определения
руководствовался  вышеприведенной  нормой  и  исходил из того,  что
поскольку  истец  умер,  а  спорные  правоотношения  не   допускают
правопреемство,    то    производство  по данному   делу   подлежит
прекращению.
     Однако вывод  о  том,  что  возникшие  между сторонами по делу
спорные правоотношения не допускают  правопреемство,  сделан  судом
без  учета  требований  ст.  1112 ГК РФ,  согласно которой в состав
наследства входят принадлежавшие  наследодателю  на  день  открытия
наследства вещи,  иное имущество, в том числе имущественные права и
обязанности.  Не входят в состав наследства  права  и  обязанности,
неразрывно  связанные с личностью наследодателя,  в частности право
на алименты,  право на возмещение  вреда,  причиненного  жизни  или
здоровью гражданина, а также права и обязанности, переход которых в
порядке наследования не допускается указанным Кодексом или  другими
законами.  Не  входят  в  состав  наследства личные неимущественные
права и другие нематериальные блага.
     Преимущественное право   участника  долевой  собственности  на
покупку   доли   в   праве   общей   собственности,   установленное
законодателем в абз. 1 п. 1 ст. 250 ГК РФ и представляющее собой по
своей природе право  имущественное,  не  относится  к  тем  правам,
которые  в  силу  ст.  1112  Кодекса являются личными и в отношении
которых невозможно правопреемство.
     Поскольку право  участника  долевой собственности требовать на
основании п.  3 ст.  250 ГК РФ перевода на него прав и обязанностей
покупателя   при   продаже  доли  в  праве  общей  собственности  с
нарушением его преимущественного права покупки продаваемой доли  по
своему  правовому  характеру производно от самого преимущественного
права на покупку указанной доли, то согласно вышеизложенному данное
право  требования также не является тем личным правом,  в отношении
которого невозможно правопреемство.
     Осуществление указанных  прав не связано только с определенным
лицом,  и поэтому эти права  могут  осуществляться  и  наследниками
данного лица на предусмотренных законом условиях.
     Таким образом,  выводы о том,  что спорные  правоотношения  не
допускают  правопреемство,  в  связи  с чем смерть Ч.,  являвшегося
собственником доли  спорной  квартиры  и  обратившегося  в  суд  за
защитой  принадлежащего  ему  права преимущественной покупки другой
доли указанной квартиры, влечет прекращение производства по данному
делу, сделаны судом первой инстанции в нарушение требований закона.
     Как следует из материалов дела, после смерти Ч. наследником по
завещанию  его  имущества  в  виде  1/2 доли вышеназванной квартиры
является Ч. Т.  и к ней в соответствии со ст.  1112  ГК РФ  перешли
имущественные права Ч.  в принадлежавшем ему на день смерти объеме,
в том числе и преимущественное право покупки  доли  в  квартире,  а
также   производное   от  него  право  требовать  перевода  прав  и
обязанностей покупателя по договору купли-продажи этой доли.
     Сведения о   наличии   наследника   по   завещанию  названного
имущества Ч.  имелись в материалах дела на момент его  рассмотрения
судом  надзорной инстанции.  Между тем вопреки требованиям закона и
указанным обстоятельствам  дела  суд  надзорной  инстанции  признал
выводы  районного  суда  о прекращении производства по данному делу
правильными.  Причем  президиум  исходил  также  из  того,  что  по
заявленным   Ч.   исковым   требованиям  правопреемство  невозможно
постольку,  поскольку   у   Ч.   ввиду   его   неплатежеспособности
отсутствовало  преимущественное  право  покупки  продаваемой доли в
праве общей собственности на квартиру.
     Однако выводы суда надзорной инстанции не основаны на законе.
     По смыслу ст. 250 ГК РФ преимущественное право на покупку доли
в   праве  общей  собственности  принадлежит  в  равной  мере  всем
участникам долевой собственности и  обусловлено  отношениями  общей
собственности  между  ними  и продавцом доли,  а не их материальным
положением.
     Наличие или   отсутствие  у  участника  долевой  собственности
денежных средств,  достаточных для приобретения продаваемой доли по
цене, за которую она продается, имеет правовое значение при решении
вопроса о переводе  на  него  прав  и  обязанностей  покупателя  по
договору  купли-продажи в ходе рассмотрения по существу заявленного
им иска.  Именно на данной стадии процесса  суд  вправе  определять
возможность  участника  долевой  собственности купить долю по цене,
предложенной продавцом.
     Между тем,  указывая  на  неплатежеспособность Ч.  в отношении
приобретения доли в упомянутой квартире  и  ссылаясь  при  этом  на
нормы материального права (ст.  250 ГК РФ), суд надзорной инстанции
фактически разрешил по существу возникший между  сторонами  спор  и
отказал истцу в иске,  несмотря на то что предметом правовой оценки
суда надзорной инстанции являлось соблюдение судом первой инстанции
норм  процессуального права при совершении процессуального действия
на стадии, не связанной с рассмотрением дела по существу.
                                            Определение N 5-В06-159

     4. Субъектом   ответственности  по  поводу  возмещения  вреда,
причиненного источником повышенной  опасности  здоровью  работника,
выступает  работодатель  - владелец источника повышенной опасности,
причинившего вред.
     Решением районного суда от 29 августа 2006 г. удовлетворен иск
З.  к областному управлению Министерства  Российской  Федерации  по
делам  гражданской  обороны,  чрезвычайным  ситуациям  и ликвидации
последствий стихийных бедствий  о  возмещении  вреда,  причиненного
здоровью.
     Судом установлено,  что истец З.  с 1968 по 2000 год  проходил
службу  в  УГПС  МЧС  России.  Приказом от 14 марта 2000 г.  он был
уволен со службы по  ограниченному  состоянию  здоровья  -  п.  "з"
ст. 58  Положения  о  службе  в  органах  внутренних дел Российской
Федерации,   утвержденного   постановлением    Верховного    Совета
Российской Федерации от 23 декабря 1992 г. N 4202-I (с последующими
изменениями и дополнениями).  28 октября  1980  г.  при  исполнении
служебных обязанностей З.  на автомашине,  принадлежащей ответчику,
попал в дорожно-транспортное происшествие,  в  результате  которого
был  причинен вред его здоровью.  Согласно акту о несчастном случае
причиной   дорожно-транспортного   происшествия    была    признана
недостаточная  надежность машины.  Заключением эксперта установлена
утрата истцом профессиональной трудоспособности. В возмещении вреда
здоровью З.  было отказано со ссылкой на отсутствие вины областного
управления МЧС России.  В соответствии со  ст.  1084  ГК  РФ  вред,
причиненный жизни или здоровью гражданина при исполнении договорных
обязательств,  а также при исполнении обязанностей военной  службы,
службы  в милиции и других соответствующих обязанностей возмещается
по правилам,  предусмотренным главой 59 ГК  РФ,  если  законом  или
договором не предусмотрен более высокий размер ответственности.
     Согласно п.  1 ст.  1079 ГК РФ юридические  лица  и  граждане,
деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих
(использование  транспортных  средств,  механизмов,   электрической
энергии высокого напряжения,  атомной энергии,  взрывчатых веществ,
сильнодействующих ядов и т. п.; осуществление строительной и  иной,
связанной  с  нею  деятельности  и  др.),  обязаны возместить вред,
причиненный источником повышенной опасности,  если не докажут,  что
вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего.
     Разрешая спор,   суд   пришел   к   правильному   выводу    об
удовлетворении  заявленных  требований,  так  как  в соответствии с
вышеприведенным п.  1 ст. 1079 ГК РФ ответчик несет ответственность
и   без   вины   как   владелец   источника  повышенной  опасности.
Принадлежность  источника  повышенной   опасности   ответчику   при
рассмотрении дела им не оспаривалась.
     Учитывая изложенное, судьей Верховного Суда РФ было отказано в
передаче  дела  по  иску  З.  к  областному управлению Министерства
Российской Федерации по  делам  гражданской  обороны,  чрезвычайным
ситуациям  и ликвидации последствий стихийных бедствий о возмещении
вреда,  причиненного здоровью,  индексации сумм  возмещения  вреда,
взыскании  пени  для  рассмотрения  по  существу  в  суд  надзорной
инстанции.
                                             Определение N 83-В07-6

                  Дела, возникающие из пенсионных
                    и социальных правоотношений

     5. Основанием  назначения  пенсии  иностранному  гражданину  в
Российской  Федерации  является  факт его постоянного проживания на
территории Российской Федерации.
     Порядок пенсионного обеспечения лиц, прибывших на жительство в
Российскую Федерацию из государств - бывших  республик  Союза  ССР,
регулируется принятым 13 марта 1992 г. Соглашением о гарантиях прав
граждан государств - участников Содружества Независимых  Государств
в области пенсионного обеспечения.
     В силу ст. 1 данного Соглашения пенсионное обеспечение граждан
государств - участников Соглашения и членов их семей осуществляется
по  законодательству  государства,  на  территории   которого   они
проживают.
     Согласно п.  1 ст.  6 Соглашения назначение  пенсий  гражданам
государств   -   участников   Соглашения   производится   по  месту
жительства.
     В соответствии с ч.  3 ст. 3 Федерального закона от 17 декабря
2001 г.  N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в  Российской  Федерации"  (с
последующими  изменениями  и  дополнениями)  иностранные граждане и
лица без гражданства, постоянно проживающие в Российской Федерации,
имеют  право  на  трудовую  пенсию  наравне с гражданами Российской
Федерации,  за  исключением  случаев,   установленных   федеральным
законом или международным договором Российской Федерации.
     Таким образом, одним из условий назначения пенсии иностранному
гражданину   является   его  постоянное  проживание  на  территории
Российской Федерации.
     Конституционный Суд  Российской  Федерации  в  Определении  от
4 марта 2004 г.  N 146-О,  ссылаясь на наличие  пенсионных  прав  у
иностранных  граждан  на  условиях  и  в  порядке,  предусмотренных
федеральным законом, также указал на возможность установления судом
факта постоянного проживания иностранного гражданина.
     Требование вида на жительство  от  иностранного  гражданина  в
подтверждение факта постоянного проживания для назначения пенсии не
исключает возможности установления такого факта судом  при  наличии
законных к тому оснований.
     Судебное же  решение   об   установлении   факта   постоянного
проживания иностранного гражданина на территории России, вступившее
в законную силу,  влечет соответствующие правовые  последствия  для
такого   лица,   поскольку   федеральный   закон   связывает  право
иностранного гражданина на получение пенсии в Российской  Федерации
именно с фактом его постоянного проживания на территории России.
     Разрешая дело и удовлетворяя  требования  истцов  о  признании
права на получение пенсии, суд исходил из того, что 29 июня 2005 г.
они  прибыли  на  постоянное  место   жительства   в   г.   Полесск
Калининградской  области  из  Республики Узбекистан,  государства -
участника  Содружества  Независимых  Государств,  и  с   указанного
времени  постоянно  и непрерывно проживают на территории Российской
Федерации,  12 декабря 2005 г.  получили  разрешение  на  временное
проживание,  2  февраля  2006 г.  направили в посольство Республики
Узбекистан нотариально заверенные заявления о выходе из гражданства
Узбекистана,  7  февраля  2006  г.  подали  документы  о  приеме  в
гражданство Российской Федерации.
     Учитывая данные   обстоятельства,  суд  обоснованно  пришел  к
выводу о том,  что истцы постоянно проживают на территории России с
июля  2005 г.,  в связи с чем имеют право на назначение им пенсии с
месяца,  следующего  за  месяцем  прекращения  выплаты  пенсии   по
прежнему  месту жительства,  но не более чем за 6 месяцев до месяца
регистрации по месту жительства.
     На основании   изложенного  судьей  Верховного  Суда  РФ  было
отказано в передаче дела  по  иску  заявителей  к  государственному
учреждению  -  управлению  Пенсионного фонда Российской Федерации о
признании права на получение пенсии для рассмотрения по существу  в
суд надзорной инстанции.
                                             Определение N 71-В07-4

     6. Увеличение ожидаемого периода выплаты пенсии на  количество
лет,  недостающих  до  общеустановленного пенсионного возраста (для
мужчин - до 60 лет,  для женщин - до 55 лет),  в  целях  исчисления
расчетного  пенсионного  капитала  (определение  размера  страховой
части пенсии) при оценке  пенсионных  прав  лиц,  которым  досрочно
назначается  трудовая  пенсия по старости,  будет  производиться  с
1 января 2013 г.
                                              Определение N 4-В07-1

     7. Размеры   ежемесячных  страховых  выплат  по  обязательному
социальному страхованию от несчастных  случаев  на  производстве  и
профессиональных  заболеваний в период с 2000 по 2003 год подлежали
увеличению пропорционально повышению  минимального  размера  оплаты
труда.
     Г. обратился в суд с иском  к  государственному  учреждению  -
региональному  отделению  Фонда  социального страхования Российской
Федерации  о   взыскании   единовременной   страховой   выплаты   и
задолженности по ежемесячным страховым выплатам.
     В обоснование своих требований истец указал,  что  14  декабря
1982  г.,  работая  водителем  в  колхозе,  при исполнении трудовых
обязанностей получил трудовое увечье;  освидетельствование  в  бюро
медико-социальных   экспертиз   впервые  прошел  в  2003  году.  По
заключению учреждения медико-социальной экспертизы  Г.  утратил  20
процентов профессиональной трудоспособности. С 1 июня 2004 г. после
переосвидетельствования   установлена    утрата    профессиональной
трудоспособности в размере 30 процентов.  В соответствии с приказом
государственного  учреждения  -   регионального   отделения   Фонда
социального    страхования   Российской   Федерации   назначены   и
производятся ежемесячные страховые выплаты,  однако в установленном
законом    порядке    они   не   индексируются,   не   осуществлена
единовременная страховая выплата.
     Истец просил    обязать    ответчика   произвести   перерасчет
ежемесячных  страховых  выплат  с   учетом   индексации,   взыскать
единовременную  страховую  выплату  и  задолженность по ежемесячным
страховым выплатам.
     Решением районного    суда,    оставленным    без    изменения
определением судебной коллегии по гражданским делам верховного суда
республики, иск удовлетворен.
     Судебными инстанциями  установлено,  что  страховой  случай  с
истцом произошел 14 декабря 1982 г.  Исполняя трудовые обязанности,
истец получил трудовое увечье,  однако освидетельствование  в  бюро
медико-социальной экспертизы впервые прошел в 2003 году.
     По заключению  учреждения  медико-социальной  экспертизы,   Г.
утратил  20  процентов  профессиональной  трудоспособности с 19 мая
2003 г.
     Согласно п.  3 ст. 12 Федерального  закона  от 24 июля 1998 г.
N 125-ФЗ "Об  обязательном  социальном  страховании  от  несчастных
случаев    на    производстве   и   профессиональных   заболеваний"
среднемесячный заработок застрахованного исчисляется путем  деления
общей суммы его заработка (с учетом премий, начисленных в расчетном
периоде) за  12  месяцев  повлекшей  повреждение  здоровья  работы,
предшествовавших  месяцу,  в  котором  с  ним  произошел несчастный
случай  на  производстве,  установлен   диагноз   профессионального
заболевания  или  (по  выбору  застрахованного)  установлена утрата
(снижение) его профессиональной трудоспособности, на 12.
     Приказом от 30  июня  2003  г.  государственное  учреждение  -
региональное  отделение  Фонда  социального  страхования  назначило
истцу ежемесячные страховые выплаты в определенном размере  со  дня
возникновения  права  на  их  получение  с  последующим  продлением
платежей.
     Размер ежемесячной страховой выплаты определен  ответчиком  на
основании  среднемесячного  заработка истца за 12 месяцев 1981-1982
годов.  Ежемесячные страховые выплаты,  назначенные истцу с 19  мая
2003  г.,  суд  проиндексировал,  применив  коэффициенты  повышения
минимального размера оплаты  труда  (1,581;  1,515;  1,5;  1,5)  за
период с 2000 по 2003 год включительно.
     Доводы ответчика  о  неправомерности  индексации   ежемесячной
страховой  выплаты  на  коэффициенты повышения минимального размера
оплаты труда в 2000-2002  годах,  как  противоречащей  действующему
законодательству, признаны незаконными.
     В соответствии с п.  11 ст.  12 Федерального закона от 24 июля
1998  г.  N  125-ФЗ  "Об  обязательном  социальном  страховании  от
несчастных случаев на производстве и профессиональных  заболеваний"
(в ред.  от 26 ноября 2002 г.) размер ежемесячной страховой выплаты
индексируется  с  учетом  уровня  инфляции  в   пределах   средств,
предусмотренных на эти цели в бюджете Фонда социального страхования
Российской Федерации на соответствующий финансовый год. Коэффициент
индексации   и   ее   периодичность   определяются   Правительством
Российской Федерации.
     Согласно ранее   действовавшей   редакции   п.   11   ст.   12
Федерального закона  "Об  обязательном  социальном  страховании  от
несчастных  случаев на производстве и профессиональных заболеваний"
размеры ежемесячной страховой выплаты увеличивались пропорционально
повышению минимального размера оплаты труда.
     Коэффициент индексации размера ежемесячных страховых выплат по
обязательному  социальному  страхованию  от  несчастных  случаев на
производстве   и   профессиональных   заболеваний   устанавливается
Правительством Российской Федерации с 2004 года.
     С ноября 2002 г.  по январь  2004  г.  коэффициент  индексации
размера  ежемесячных  страховых выплат по обязательному социальному
страхованию   от   несчастных    случаев    на    производстве    и
профессиональных заболеваний не устанавливался.
     Статьей 1 Закона РСФСР от 24 октября 1991  г.  "Об  индексации
денежных  доходов  и  сбережений  граждан   в  РСФСР"  (в  ред.  от
24 декабря 1993  г.) и  ст.  318 ГК РФ (в редакции, действовавшей с
1 января  1995  г.  до  29  ноября 2002 г.) допускалась возможность
индексации выплат, производимых истцу, пропорционально увеличению в
централизованном   порядке   установленного   законом  минимального
размера оплаты труда.
     Следовательно, в период с 2000 по 2003 год размеры ежемесячных
страховых  выплат  по  обязательному  социальному  страхованию   от
несчастных  случаев  на производстве и профессиональных заболеваний
подлежали увеличению пропорционально повышению минимального размера
оплаты труда.
     Отсутствие механизма  такого  увеличения  не  должно  нарушать
установленное   указанным   выше  Законом  право  истца  на  полное
возмещение вреда.  С целью обеспечить осуществление права истца  на
полное  возмещение  вреда,  причиненного  здоровью  при  исполнении
трудовых обязанностей по вине работодателя, суд правомерно произвел
индексацию  ежемесячной страховой выплаты пропорционально повышению
в централизованном порядке минимального размера оплаты труда.
     Согласно п.  5  ст.  7  Федерального  закона  "Об обязательном
социальном страховании от  несчастных  случаев  на  производстве  и
профессиональных   заболеваний"   лица,   чье  право  на  получение
возмещения  вреда  ранее  было   установлено   в   соответствии   с
законодательством СССР или законодательством Российской Федерации о
возмещении вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным
заболеванием   либо   иным   повреждением  здоровья,  связанными  с
исполнением  ими   трудовых   обязанностей,   получают   право   на
обеспечение  по  страхованию  со  дня  вступления в силу указанного
Федерального закона.
     Поскольку право  на получение единовременной страховой выплаты
возникло у истца с 19 мая 2003 г.,  назначение  ему  единовременной
страховой  выплаты  независимо  от  даты  происшедшего  несчастного
случая судом произведено правильно.
     Учитывая изложенное, судьей Верховного Суда РФ было отказано в
передаче  дела  по  иску  Г.  к   государственному   учреждению   -
региональному  отделению  Фонда  социального страхования Российской
Федерации  о   взыскании   единовременной   страховой   выплаты   и
задолженности по ежемесячным страховым выплатам для рассмотрения по
существу в суд надзорной инстанции.
                                             Определение N 31-В07-2

                       Производство по делам
                об административных правонарушениях

     8. Управление транспортным средством,  имеющим  один  из  двух
(передний   либо   задний)   требуемых  по  закону  государственных
регистрационных знаков, содержит признаки состава административного
правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.2 КоАП РФ.
     Постановлением мирового  судьи,  оставленным   без   изменения
решением судьи районного суда,  П. был привлечен к административной
ответственности в виде штрафа в  размере  25  минимальных  размеров
оплаты  труда  (2500 руб.) по ч.  2 ст.  12.2 КоАП РФ за управление
автомобилем  без  установленного  на  передней   части   автомобиля
государственного регистрационного знака.
     Квалифицируя указанные действия П.,  судья пришел к  выводу  о
наличии состава административного правонарушения,  предусмотренного
ч. 2 ст. 12.2 КоАП РФ.
     Заместителем Председателя  Верховного  Суда РФ выводы мирового
судьи признаны неправильными по следующим основаниям.
     В ч.  2 ст.  12.2 КоАП РФ предусматривается ответственность за
управление    транспортным    средством     без     государственных
регистрационных  знаков,  т.  е.  без  двух  (переднего  и заднего)
регистрационных знаков.
     Неправильная установка      одного      из     государственных
регистрационных знаков при правильной установке другого, доступного
для   свободного   обозрения,   не   означает   полного  отсутствия
регистрационных знаков на транспортном средстве и влечет  за  собой
иные  предусмотренные  законом последствия,  связанные с нарушением
его владельцем требований к  установке  регистрационных  знаков  на
транспортном средстве.
     Таким образом,  действия  П.  по  управлению  автомобилем  без
переднего   государственного  регистрационного  знака  не  являются
административным правонарушением,  предусмотренным ч.  2  ст.  12.2
КоАП    РФ,   а   содержат   признаки   состава   административного
правонарушения,  предусмотренного  ч.   1   ст.   12.2   КоАП   РФ,
устанавливающей  ответственность  за  управление зарегистрированным
транспортным средством с  установленными  с  нарушением  требований
государственного    стандарта   государственными   регистрационными
знаками.
     С учетом  данных  обстоятельств постановление мирового судьи и
решение   судьи    районного    суда    изменены.    Действия    П.
переквалифицированы с ч.  2 ст. 12.2 КоАП РФ на ч. 1 этой же статьи
с назначением ему  административного  наказания  в  виде  штрафа  в
размере 1/2 минимального размера оплаты труда.
                                          Постановление N 5-АД06-14

     9. Управление  транспортным   средством   с   регистрационными
знаками "ТРАНЗИТ",  срок действия которых истек,  содержит признаки
состава административного правонарушения, предусмотренного ст. 12.1
КоАП РФ.
     Постановлением мирового   судьи    М.    был    привлечен    к
административной  ответственности в виде штрафа в размере 2500 руб.
по ч.  2 ст. 12.2 КоАП РФ за управление автомобилем с просроченными
регистрационными знаками "ТРАНЗИТ".
     Квалифицируя действия М.  по ч.  2 ст.  12.2 КоАП РФ,  мировой
судья  исходил  из  того,  что  управление транспортным средством с
просроченными  транзитными  номерами  приравнивается  к  управлению
транспортным средством без государственных номеров.
     Заместителем Председателя Верховного Суда РФ  выводы  мирового
судьи признаны неправильными по следующим основаниям.
     Согласно п. 30 Правил регистрации автомототранспортных средств
и прицепов к ним в Государственной инспекции безопасности дорожного
движения  Министерства   внутренних   дел   Российской   Федерации,
утвержденных  приказом  МВД  России  от  27  января  2003 г.  N 59,
регистрационные    знаки    "ТРАНЗИТ"    соответствующих     типов,
установленных  государственными  стандартами  Российской Федерации,
выдаются для перегона транспортного средства  к  месту  регистрации
или  в связи с вывозом транспортного средства за пределы Российской
Федерации на постоянное пребывание.
     В силу  п.  3 постановления Правительства Российской Федерации
от  12  августа  1994  г.  N  938  "О  государственной  регистрации
автомототранспортных  средств  и других видов самоходной техники на
территории  Российской  Федерации"   в   течение   срока   действия
регистрационных  знаков  "ТРАНЗИТ"  законные владельцы транспортных
средств обязаны в установленном  порядке  зарегистрировать  их  или
изменить регистрационные данные.
     По смыслу  указанных  положений   знаки   "ТРАНЗИТ"   являются
регистрационными   знаками   временного  действия,  выдача  которых
является необходимым условием для допуска транспортного средства  к
участию  в дорожном движении.  При получении регистрационных знаков
"ТРАНЗИТ" у законного владельца  транспортного  средства  возникает
обязанность  по  регистрации  его в установленном порядке в течение
срока действия указанных знаков.
     Истечение срока    действия    установленных   на   автомобиле
регистрационных знаков "ТРАНЗИТ"  не  означает  полного  отсутствия
регистрационных  знаков  на транспортном средстве и влечет за собой
иные предусмотренные законом последствия,  связанные  с  нарушением
его  владельцем обязанности по регистрации транспортного средства в
установленном порядке.
     Таким образом,   действия   М.  по  управлению  автомобилем  с
регистрационными знаками "ТРАНЗИТ", срок действия которых истек, не
образуют состава административного правонарушения, предусмотренного
ч.  2   ст.   12.2   КоАП   РФ,   а   содержат   признаки   состава
административного  правонарушения,  предусмотренного ст.  12.1 КоАП
РФ,  устанавливающей  ответственность  за  управление  транспортным
средством, не зарегистрированным в установленном порядке.
     С учетом данных  обстоятельств  постановление  мирового  судьи
изменено.  Действия М.  переквалифицированы с ч. 2 ст. 12.2 КоАП РФ
на ст.  12.1 КоАП РФ с назначением  административного  наказания  в
виде штрафа в размере 1/2 минимального размера оплаты труда.
                                         Постановление N 53-АД06-12

     10. Дело  об   административном   правонарушении   рассмотрено
мировым судьей с соблюдением правил подсудности.
     Постановлением мирового судьи от 25 августа 2005 г. Г. признан
виновным    в    совершении    административного    правонарушения,

предусмотренного  ч.   1   ст.   12.8   КоАП   РФ,   и   подвергнут
административному   наказанию   в  виде  лишения  права  управления
транспортными средствами сроком на один год шесть месяцев.
     Нарушений мировым  судьей норм материального и процессуального
права по делу вышестоящими судебными инстанциями не установлено.
     Довод заявителя   о   том,   что   дело   об  административном
правонарушении  мировым  судьей  рассмотрено  с  нарушением  правил
подсудности,   так   как   на  момент  его  оформления  он  являлся
военнослужащим  -  курсантом  высшего  артиллерийского   командного
училища  и проходил службу по контракту,  обоснованно признан судом
необоснованным.  Как видно  из  материалов  дела,  при  составлении
протоколов  Г.  о прохождении им военной службы не сообщил,  указав
лишь о  том,  что  не  работает.  При  таких  обстоятельствах  дело
рассмотрено мировым судьей правомочно.
                                         Постановление N 45-АФ07-49

     11. Лицо,  совершившее  административное   правонарушение,   в
случае неуплаты им административного штрафа в установленный законом
срок может быть  подвергнуто  административному  наказанию  в  виде
административного ареста.
     Согласно постановлению-квитанции  от  17   февраля   2006   г.
инспектором  дорожно-постовой службы Ч.  назначено административное
наказание в виде штрафа в размере 100 руб., вступившему в  законную
силу 27 февраля 2006 г.
     В соответствии с ч.  1 ст. 32.2 КоАП РФ административный штраф
должен   быть   уплачен   лицом,  привлеченным  к  административной
ответственности,  не  позднее  тридцати  дней  со  дня   вступления
постановления о наложении административного штрафа в законную силу.
     Между тем в установленный названной статьей срок штраф уплачен
не   был.   Данное   обстоятельство  подтверждается  протоколом  об
административном   правонарушении,   рапортом   инспектора    ГОВД,
алфавитной карточкой.
     На данных   основаниях  постановлением   мирового   судьи   от
21 апреля    2006    г.    Ч.   признан   виновным   в   совершении
административного правонарушения,  предусмотренного ч.  1 ст. 20.25
КоАП РФ (неуплата административного штрафа в срок,  предусмотренный
данным Кодексом),  с назначением ему административного наказания  в
виде административного ареста сроком на семь суток.
     Административное наказание назначено в пределах санкции  ч.  1
ст. 20.25 КоАП РФ.
     Таким образом,  совершенное Ч.  правонарушение квалифицировано
судьей   в   соответствии   с   установленными  обстоятельствами  и
требованиями  Кодекса  Российской  Федерации  об   административных
правонарушениях.
     Нарушений мировым судьей норм материального и  процессуального
права по делу вышестоящими судебными инстанциями не установлено.
                                        Постановление N 45-АФ07-100

                         Ответы на вопросы

                   Вопросы по делам, возникающим
                    из публичных правоотношений

     Вопрос 1: В каком порядке - исковом или в порядке производства
по  делам,  возникающим  из  публичных  правоотношений,  -   должно
рассматриваться   судом   заявление   осужденного   об  оспаривании
применения к нему  администрацией  исправительного  учреждения  мер
взыскания?
     Ответ: За нарушение установленного порядка отбывания наказания
к  осужденным  к  ограничению или лишению свободы могут применяться
такие меры взыскания, как выговор, водворение в штрафной изолятор и
другие (ст.ст.  58, 115 Уголовно-исполнительного кодекса Российской
Федерации).
     Согласно ч.  3  ст.  59  и  ч.  2  ст.  117  УИК  РФ наложение
предусмотренных  данным  Кодексом  мер   взыскания   осуществляется
начальником исправительного учреждения или лицом, его замещающим.
     Следовательно, оспаривая        действия         администрации
исправительного   учреждения,   осужденный   фактически  оспаривает
действия должностного лица.
     Поскольку ст.  245  ГПК  РФ  дела по заявлениям об оспаривании
решений и действий (бездействия) должностных лиц отнесены к  делам,
возникающим  из публичных правоотношений,  заявление осужденного об
оспаривании  применения  к  нему   администрацией   исправительного
учреждения   мер   взыскания   должно  рассматриваться  в  порядке,
предусмотренном  Гражданским  процессуальным  кодексом   Российской
Федерации  для  дел,  вытекающих из публичных правоотношений (глава
25).

                    Вопросы применения Кодекса
                       Российской Федерации
                об административных правонарушениях

     Вопрос 2:   Подлежат   ли   привлечению   к   административной
ответственности   по  ч.  1  ст.  9.1  КоАП  РФ  юридические  лица,
реализующие  нефтепродукты  через   автозаправочные   станции   без
лицензии?
     Ответ: В   ч.   1   ст.   9.1   КоАП   РФ    предусматривается
ответственность  за  нарушение требований промышленной безопасности
или условий лицензий на осуществление видов деятельности в  области
промышленной безопасности опасных производственных объектов.
     Под требованиями промышленной безопасности понимаются условия,
запреты, ограничения и другие обязательные требования, содержащиеся
в Федеральном законе от 21 июля 1997 г.  N 116-ФЗ  "О  промышленной
безопасности  опасных  производственных   объектов"   (в   ред.  от
18 декабря  2006  г.),  в  других  федеральных   законах   и   иных
нормативных   правовых   актах  Российской  Федерации,  а  также  в
нормативных технических  документах,  принимаемых  в  установленном
порядке и соблюдение которых обеспечивает промышленную безопасность
(ст. 3 указанного Закона).
     Согласно требованиям промышленной безопасности, содержащимся в
ст. 9 Закона, организация, эксплуатирующая опасный производственный
объект,  обязана  иметь  лицензию на осуществление конкретного вида
деятельности  в  области  промышленной  безопасности,   подлежащего
лицензированию   в   соответствии  с  законодательством  Российской
Федерации.
     В силу  ст.  17  Федерального  закона  от 8  августа  2001  г.
N 128-ФЗ "О лицензировании отдельных видов деятельности" (в ред. от
27  июля  2006  г.)  деятельность  по   эксплуатации  пожароопасных
производственных объектов подлежит лицензированию.
     Как указано  в  ст.  2  Федерального  закона  "О  промышленной
безопасности   опасных   производственных    объектов",    опасными
производственными  объектами  являются  предприятия  или  их  цехи,
участки, площадки, а также иные производственные объекты, указанные
в Приложении 1 к этому Закону.
     Согласно подп.  "в" п. 1 вышеуказанного Приложения объекты, на
которых  получаются,  используются,  перерабатываются,  образуются,
хранятся,  транспортируются,  уничтожаются,  в  частности,  горючие
вещества - жидкости, способные самовозгораться, а также возгораться
от источника зажигания и самостоятельно гореть после его  удаления,
относятся к категории опасных производственных объектов.
     На основании  Положения  о  лицензировании   деятельности   по
эксплуатации пожароопасных производственных объектов, утвержденного
постановлением Правительства Российской  Федерации  от  14  августа
2002  г.  N  595,  объекты,  на которых используются (производятся,
хранятся,  перерабатываются)   легковоспламеняющиеся,   горючие   и
трудногорючие жидкости,  твердые горючие и трудногорючие вещества и
материалы (в том числе  пыль  и  волокна),  вещества  и  материалы,
способные  гореть при взаимодействии с водой,  кислородом воздуха и
друг  с   другом,   признаются   пожароопасными   производственными
объектами.
     Функционирование автозаправочных   станций   невозможно    без
осуществления  определенных  технологических  операций  по  приему,
хранению и выдаче (отпуску)  значительных  объемов  нефтепродуктов,
являющихся легковоспламеняющимися и горючими жидкостями.
     Следовательно, хранение нефтепродуктов в процессе эксплуатации
автозаправочной  станции  -  это  необходимое техническое условие и
средство их реализации, т. е. по смыслу подп. "в" п. 1 Приложения 1
к   Федеральному   закону   "О  промышленной  безопасности  опасных
производственных объектов" является квалифицирующим  признаком  для
отнесения  автозаправочных станций к пожароопасным производственным
объектам.
     С учетом   того,   что  эксплуатация  автозаправочных  станций
связана  с   возможностью   возникновения   пожаров,   чрезвычайных
ситуаций,   способных   привести   к  гибели  людей,  значительному
материальному ущербу,  такая  деятельность  подлежит  обязательному
лицензированию.
     Таким образом,  юридические  лица,  реализующие  нефтепродукты
через автозаправочные станции без лицензии, могут быть привлечены к
административной ответственности в соответствии с ч. 1 ст. 9.1 КоАП
РФ.
     Вопрос 3:  Можно  ли  признать  надлежащим  извещение  лица  о
времени    и    месте   рассмотрения   дела   об   административном
правонарушении,   если   оно   было   осуществлено    не    судьей,
рассматривающим дело, и не по его поручению, а должностным лицом?
     (Ответ на аналогичный вопрос, опубликованный в Обзоре судебной
практики  Верховного  Суда  Российской Федерации за IV квартал 2005
года под N 20, считать утратившим силу.)
     Ответ: В  соответствии  с  пп. 1, 2  ч.  1  ст.  29.4  КоАП РФ
разрешение вопросов о назначении времени и места рассмотрения  дела
об  административном  правонарушении  и вызове в судебное заседание
лиц,  указанных  в  ст.ст.  25.1  -  25.10  КоАП  РФ,  отнесено   к
компетенции  судьи  (органа,  должностного  лица),  уполномоченного
рассматривать дело об административном правонарушении.
     Согласно разъяснению,   содержащемуся  в  п.  6  постановления
Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 г.  N  5  "О  некоторых
вопросах,  возникающих  у  судов  при применении Кодекса Российской
Федерации об административных правонарушениях",  в целях соблюдения
установленных   ст.   29.6  КоАП  РФ  сроков  рассмотрения  дел  об
административных правонарушениях судье  необходимо  принимать  меры
для  быстрого  извещения  участвующих  в деле лиц о времени и месте
рассмотрения  дела.  Поскольку  Кодекс  Российской   Федерации   об
административных    правонарушениях    не    содержит    каких-либо
ограничений,  связанных с таким извещением,  оно в  зависимости  от
конкретных    обстоятельств   дела   может   быть   произведено   с
использованием   любых   доступных   средств   связи,   позволяющих
контролировать получение информации лицом,  которому оно направлено
(судебной  повесткой,  телеграммой,  телефонограммой,  факсимильной
связью и т. п.).
     Таким образом,  вручение судебной повестки о времени  и  месте
судебного  заседания  может  быть  произведено и сотрудником ГИБДД.
Факт вручения повестки удостоверяется подписью  лица,  в  отношении
которого   ведется   производство   по   делу  об  административном
правонарушении, на корешке повестки, который возвращается в суд.
     Вопрос 4:  Возможно  ли  вынесение  постановления  по  делу об
административном правонарушении в  день  составления  протокола  об
административном    правонарушении    должностным   лицом   органа,
уполномоченным  составлять  протоколы  и  рассматривать   дела   об
административных правонарушениях?
     Ответ: По общему правилу,  согласно ч. 1 ст. 29.6 КоАП РФ дело
об     административном     правонарушении     рассматривается    в
пятнадцатидневный  срок   со   дня   получения   судьей,   органом,
должностным  лицом,  правомочными рассматривать дело,  протокола об
административном правонарушении и других материалов дела.
     Указанной нормой  определены  максимальные  сроки рассмотрения
дела об административном правонарушении.
     Наряду с общими сроками рассмотрения дел вышеуказанной статьей
устанавливаются и  специальные  сокращенные  сроки.  Так,  дела  об
административных  правонарушениях,  предусмотренных  ст.ст.  5.1  -
5.25, 5.45 - 5.52, 5.56 КоАП РФ, рассматриваются в пятидневный срок
со    дня    получения   судьей   протокола   об   административном
правонарушении и других материалов дела (ч.  3 ст.  29.6 КоАП  РФ);
дела об административных правонарушениях, совершение которых влечет
административный   арест    либо    административное    выдворение,
рассматриваются  в  день  получения  протокола  об административном
правонарушении и  других  материалов  дела,  а  в  отношении  лица,
подвергнутого административному задержанию, - не позднее 48 часов с
момента  его  задержания  (ч.  4  ст.  29.6  КоАП  РФ);   дело   об
административном правонарушении,  за совершение которого может быть
назначено  административное  наказание  в  виде   административного
приостановления    деятельности   и   применен   временный   запрет
деятельности,  должно быть рассмотрено судьей не позднее пяти суток
с   момента   фактического   прекращения   деятельности   филиалов,
представительств,  структурных  подразделений  юридического   лица,
производственных   участков,   а   также   эксплуатации  агрегатов,
объектов,  зданий или  сооружений,  осуществления  отдельных  видов
деятельности (работ), оказания услуг (ч. 5 ст. 29.6 КоАП РФ).
     Вместе с тем Кодекс Российской Федерации  об  административных
правонарушениях    не    содержит    правовых   норм,   запрещающих
рассматривать  дела  об  административных  правонарушениях  в  иные
сроки, помимо случаев, указанных выше.
     Таким образом,   вынесение   постановления    по    делу    об
административном  правонарушении  в  день  составления протокола об
административном    правонарушении    возможно    при    соблюдении
предусмотренного  ст.  25.1  КоАП  РФ  права лица,  привлекаемого к
административной ответственности, участвовать в рассмотрении дела и
воспользоваться услугами адвоката.
     Вопрос 5: Распространяется ли действие положений ч. 2 ст. 25.1
КоАП  РФ  на порядок рассмотрения жалоб на не вступившее в законную
силу постановление по делу об административном правонарушении?
     Ответ: Судебный  порядок  рассмотрения дел об административных
правонарушениях подразумевает обязательное создание судом  условий,
необходимых  для  реализации  конституционного  права  на  судебную
защиту лица, привлекаемого к административной ответственности.
     В соответствии   с   ч.   2   ст.   25.1   КоАП   РФ  дело  об
административном правонарушении рассматривается с участием лица,  в
отношении которого ведется производство по делу об административном
правонарушении.  В  отсутствие  указанного  лица  дело  может  быть
рассмотрено  лишь  в  случаях,  если  имеются  данные  о надлежащем
извещении лица о месте и времени рассмотрения дела и если  от  него
не  поступило  ходатайство об отложении рассмотрения дела либо если
такое ходатайство оставлено без удовлетворения.
     Исходя из  положений ч.  2 ст.  25.1 КоАП РФ с правом лица,  в
отношении  которого  осуществляется   производство   по   делу   об
административном правонарушении,  участвовать в рассмотрении дела и
присутствовать в  судебном  заседании  корреспондирует  обязанность
суда предоставить указанному лицу такую возможность.
     Согласно п.  4 ч.  2 ст.  30.6 КоАП РФ на стадии  рассмотрения
жалобы  на  не  вступившее в законную силу постановление по делу об
административном  правонарушении  судья  должен  выяснить   причину
неявки  в  судебное  заседание лица,  в отношении которого вынесено
постановление, и принять решение о рассмотрении жалобы в отсутствие
указанного лица либо об отложении рассмотрения жалобы.
     Таким образом,  по смыслу положений п. 4 ч. 2 ст. 30.6 КоАП РФ
создание  условий,  необходимых  для  реализации права на защиту на
стадии  рассмотрения  жалобы  на  не  вступившее  в  законную  силу
постановление   по   делу   об   административном   правонарушении,
предполагает обязанность суда в соответствии с  требованиями  ч.  2
ст.  25.1  КоАП РФ известить лицо,  привлекаемое к административной
ответственности, о месте и времени рассмотрения дела и предоставить
ему возможность участвовать в судебном заседании.
     Вопрос 6:  Можно ли при рассмотрении жалобы  на  вступившее  в
законную  силу  постановление  судьи  по  делу  об административном
правонарушении переквалифицировать действия лица на  другую  статью
(часть  статьи)  Кодекса  Российской  Федерации об административных
правонарушениях,  если  это  не  ухудшает  положения  лица,  но   в
соответствии  с  требованиями  главы  23  КоАП  РФ  дело становится
подведомственным несудебным органам или должностным лицам?
     Ответ: В  силу п.  20 постановления Пленума Верховного Суда РФ
от 24 марта 2005 г.  N 5 "О некоторых вопросах, возникающих у судов
при  применении  Кодекса  Российской  Федерации об административных
правонарушениях", если при рассмотрении дела будет установлено, что
протокол  об  административном правонарушении содержит неправильную
квалификацию    совершенного    правонарушения,     судья     может
переквалифицировать  действия  (бездействие) лица на другую статью,
предусматривающую состав  правонарушения,  имеющий  единый  родовой
объект посягательства,  при условии,  что это не ухудшает положения
лица,  в  отношении  которого  возбуждено  дело,  и   не   изменяет
подведомственности его рассмотрения.
     В таком же порядке может быть решен вопрос о  переквалификации
действий  (бездействия)  лица  и  при  пересмотре постановления или
решения по делу об административном правонарушении.
     Переквалификация действий  лица при изменении постановления по
делу  об  административном  правонарушении   предполагает   решение
вопроса  об  административной ответственности лица в соответствии с
положениями иной статьи (части статьи) Кодекса Российской Федерации
об   административных   правонарушениях,  предусматривающей  состав
правонарушения, совершенного этим лицом.
     Согласно положениям  ст.  30.1  КоАП  РФ рассмотрение жалоб на
постановления  органов,  должностных  лиц  и  судей  по  делам   об
административных   правонарушениях  отнесено  к  подведомственности
судов  общей  юрисдикции  и  арбитражных  судов  в  зависимости  от
подсудности дел.
     Таким образом,  если  при  поступлении  дела  в  суд  действия
виновного   лица  были  квалифицированы  по  статьям,  рассмотрение
которых отнесено к  подведомственности  суда,  а  при  рассмотрении
жалобы  судья  вышестоящего  суда  пришел  к выводу о необходимости
переквалификации действий лица  на  другую  статью  (часть  статьи)
Кодекса  Российской  Федерации об административных правонарушениях,
рассмотрение которых отнесено к  компетенции  должностных  лиц  или
несудебных  органов,  то  переквалификация действий лица возможна с
учетом того, что назначаемое наказание будет мягче и данные дела не
относятся к компетенции арбитражных судов.

                    Вопросы применения Кодекса
             Российской Федерации об административных
               правонарушениях, опубликованные ранее

     В Обзоре   судебной   практики   Верховного   Суда  Российской
Федерации за  IV  квартал  2005  года  (Бюллетень  Верховного  Суда
Российской Федерации,  2006, N 5) был  опубликован  ответ на вопрос
N 12  о  возможности   привлечения   несовершеннолетнего   лица   к
ответственности за совершение правонарушения, предусмотренного ч. 1
ст. 6.10 КоАП РФ.
     В связи  с  внесением в данную  статью  Федеральным законом от
5 декабря 2005 г.  N 156-ФЗ изменений, в  соответствии  с  которыми
ст. 6.10 дополняется новой ч. 1, предусматривающей административную
ответственность за вовлечение  несовершеннолетнего  в  употребление
пива и напитков,  изготавливаемых на его основе, указанный вопрос и
ответ на него излагаются в следующей редакции.
     Вопрос 7:   Подлежит   ли   привлечению   к   административной
ответственности  на  основании  чч.  1  и  2  ст.  6.10   КоАП   РФ
несовершеннолетнее лицо в возрасте 17 лет?
     Ответ: В соответствии с ч.  1  ст.  6.10  КоАП  РФ  вовлечение
несовершеннолетнего в употребление пива и напитков, изготавливаемых
на его основе,  влечет наложение административного штрафа в размере
от одного до трех минимальных размеров оплаты труда.
     Согласно ч.  2 этой статьи  вовлечение  несовершеннолетнего  в
употребление  спиртных  напитков  или одурманивающих веществ влечет
наложение административного штрафа в  размере  от  пяти  до  десяти
минимальных размеров оплаты труда.
     По смыслу  указанных  норм  привлечению   к   административной
ответственности  за  вовлечение  несовершеннолетнего в употребление
пива и напитков,  изготавливаемых на его основе,  спиртных напитков
или одурманивающих веществ подлежит совершеннолетнее лицо.
     Несовершеннолетнее лицо   не   может   быть    привлечено    к
ответственности  за  совершение  правонарушений,  предусмотренных в
чч. 1 и 2 ст. 6.10 КоАП РФ.
     В Обзоре   судебной   практики   Верховного   Суда  Российской
Федерации за  IV  квартал  2005  года  (Бюллетень  Верховного  Суда
Российской Федерации,  2006, N 5) был  опубликован  ответ на вопрос
N 21.  В связи с уточнением  текста  этого  ответа  его  содержание
излагается в следующей редакции.
     Вопрос 8:  Можно  ли  отменить  вступившее  в  законную   силу
постановление о привлечении лица к административной ответственности
за совершение административного правонарушения по ч.  2  ст.  12.15
КоАП РФ в связи с тем, что в действиях этого лица содержится состав
правонарушения, предусмотренного ч. 3 указанной статьи?
     Ответ: В  ч.  2 ст.  12.15 КоАП РФ установлено,  что нарушение
правил  расположения  транспортного  средства  на  проезжей   части
дороги,  встречного  разъезда  или  обгона  без  выезда  на сторону
проезжей части дороги,  предназначенную для встречного движения,  а
равно  пересечение  организованной  транспортной  или пешей колонны
либо занятие места в ней влечет наложение административного  штрафа
в размере двух минимальных размеров оплаты труда.
     Согласно ч. 3 данной статьи за выезд на сторону проезжей части
дороги,  предназначенную для встречного движения,  в случаях,  если
это   запрещено   Правилами   дорожного    движения,    установлена
административная  ответственность в виде административного штрафа в
размере от трех до  пяти  минимальных  размеров  оплаты  труда  или
лишения  права  управления транспортными средствами на срок от двух
до четырех месяцев.
     Как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ в п.  20 постановления
от 24 марта 2005 г.  N 5 "О некоторых вопросах, возникающих у судов
при  применении  Кодекса  Российской  Федерации об административных
правонарушениях", если при рассмотрении дела будет установлено, что
протокол  об  административном правонарушении содержит неправильную
квалификацию    совершенного    правонарушения,     судья     может
переквалифицировать  действия  (бездействие) лица на другую статью,
предусматривающую состав  правонарушения,  имеющий  единый  родовой
объект посягательства,  при условии,  что это не ухудшает положения
лица,  в  отношении  которого  возбуждено  дело,  и   не   изменяет
подведомственности его рассмотрения.
     Поскольку санкция,    установленная    за     административное
правонарушение,   предусмотренное   ч.   3  рассматриваемой  статьи
Кодекса, содержит более строгую меру ответственности по сравнению с
административным  наказанием,  предусмотренным  ч.  2  этой статьи,
переквалификация действий (бездействия) лица с ч.  2 ст. 12.15 КоАП
РФ  на ч.  3 указанной статьи невозможна по основаниям,  изложенным
выше.
     Постановление о    привлечении    лица    к   административной
ответственности по ч.  2 ст. 12.15 КоАП РФ в данном случае подлежит
отмене, а производство по делу - прекращению на основании п. 2 ч. 1
ст.  24.5 КоАП РФ в связи с отсутствием  состава  административного
правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.15 КоАП РФ.

                        Вопросы применения
                    жилищного законодательства

     Вопрос 9:    Является    ли   основанием   для   реорганизации
жилищно-строительного кооператива (ЖСК) выход  собственников  жилых
помещений  одного  многоквартирного  дома  с  целью  избрания иного
способа управления многоквартирным домом из ЖСК,  в состав которого
входят  несколько  жилых  домов,  и требуется ли для этого согласие
остальных собственников - членов ЖСК?
     Ответ: В  соответствии  с  ч.  1  ст.  110  ЖК РФ жилищным или
жилищно-строительным    кооперативом    признается     добровольное
объединение  граждан  и  (или) юридических лиц на основе членства в
целях  удовлетворения  потребностей  граждан  в  жилье,   а   также
управления жилыми и нежилыми помещениями в кооперативном доме.
     Жилищный кодекс  Российской  Федерации  не  содержит   запрета
создавать ЖСК при объединении нескольких многоквартирных домов либо
нескольких расположенных близко зданий,  строений или сооружений  -
жилых домов.
     Из положений ст.  44 ЖК РФ  следует,  что  органом  управления
многоквартирным   домом   является   общее  собрание  собственников
помещений в многоквартирном доме,  к компетенции которого относится
и выбор способа управления многоквартирным домом.
     В  п. 3 ст.  161 Кодекса установлено,  что  способ  управления
многоквартирным  домом может быть выбран и изменен в любое время на
основании решения общего собрания собственников помещений.
     Статьей 122  ЖК  РФ предусмотрено,  что жилищный кооператив по
решению общего  собрания  его  членов  может  быть  преобразован  в
товарищество  собственников  жилья.  Иных  положений,  регулирующих
порядок  реорганизации  жилищного  кооператива,   Жилищный   кодекс
Российской Федерации не содержит.
     Согласно ч.  4 ст.  110 ЖК РФ жилищные и  жилищно-строительные
кооперативы  являются  потребительскими кооперативами,  которые,  в
свою очередь,  отнесены к некоммерческим организациям (ч.  3 ст. 50
ГК  РФ),   следовательно,  на  них  распространяется  установленный
Гражданским   кодексом   Российской   Федерации   общий    порядок,
предусмотренный для реорганизации юридических лиц.
     Статьей 57 ГК РФ установлено,  что реорганизация  юридического
лица  может  быть  осуществлена  по решению его учредителей в форме
слияния, присоединения, разделения, выделения и преобразования.
     Избрание собственниками жилых помещений одного дома, входящими
в   ЖСК,   иного   способа   управления   означает    необходимость
реорганизации ЖСК в форме выделения,  поскольку к вновь образуемому
юридическому лицу должна перейти часть прав  и  обязанностей  ранее
созданного кооператива, возникших в связи с управлением несколькими
многоквартирными   домами.   Порядок    проведения    реорганизации
определяется п. 1 ст. 57, п. 4 ст. 58, ст. 59 ГК РФ.
     При этом  необходимо  учитывать,  что  положения  Гражданского
кодекса    Российской    Федерации,    предусматривающие    порядок
реорганизации юридического лица, в данном случае должны применяться
с учетом норм,  содержащихся в чч.  2 и 3 ст. 161 ЖК РФ, из которых
следует,  что управление жилищно-строительным кооперативом является
одним   из   способов  управления  многоквартирным  домом,  который
выбирается   на   общем   собрании   собственников   помещений    в
многоквартирном доме и может быть выбран и изменен в любое время на
основании  его  решения.  Поэтому  изменение   способа   управления
многоквартирным  домом является исключительным правом жителей дома,
решивших выйти из состава ЖСК, и согласие на это других членов ЖСК,
проживающих в других домах, входящих в состав ЖСК, не требуется.
     Вопрос 10:   Является   ли   основанием   для    реорганизации
товарищества  собственников  жилья  (ТСЖ) выход собственников жилых
помещений одного  многоквартирного  дома  с  целью  избрания  иного
способа управления многоквартирным домом из ТСЖ,  в состав которого

входят несколько жилых домов,  и требуется ли  для  этого  согласие
остальных собственников жилых помещений - членов ТСЖ?
     Ответ: В соответствии с  ч.  2  ст.  136  ЖК  РФ  товарищество
собственников  жилья  может быть создано при объединении нескольких
многоквартирных домов,  помещения в которых  принадлежат  различным
(не менее чем двум) собственникам помещений в многоквартирном доме,
а  также  нескольких  расположенных  близко  зданий,  строений  или
сооружений - жилых домов.
     Из положений ст.  44 ЖК РФ  следует,  что  органом  управления
многоквартирным   домом   является   общее  собрание  собственников
помещений в многоквартирном доме,  к компетенции которого относится
и выбор способа управления многоквартирным домом.
     Пунктом 3 ст. 161 Кодекса предусмотрено, что способ управления
многоквартирным  домом может быть выбран и изменен в любое время на
основании решения общего собрания собственников помещений.
     В соответствии  со  ст.  140  ЖК РФ реорганизация товарищества
собственников  жилья  осуществляется  на  основании  и  в  порядке,
которые установлены гражданским законодательством.
     Статьей 57 ГК РФ предусмотрено, что реорганизация юридического
лица  может  быть  осуществлена  по решению его учредителей в форме
слияния, присоединения, разделения, выделения и преобразования.
     Избрание собственниками жилых помещений одного дома, входящего
в   ТСЖ,   иного   способа   управления   означает    необходимость
реорганизации ТСЖ в форме выделения,  поскольку к вновь образуемому
юридическому лицу должна перейти часть прав  и  обязанностей  ранее
созданного  товарищества  собственников жилья,  возникших в связи с
управлением несколькими многоквартирными домами. Порядок проведения
реорганизации определяется п. 1 ст. 57, п. 4 ст. 58, ст. 59 ГК РФ.
     При этом следует учитывать, что положения Гражданского кодекса
Российской   Федерации,   предусматривающие  порядок  реорганизации
юридического лица,  в данном случае  должны  применяться  с  учетом
норм,  содержащихся в чч.  2 и 3 ст. 161 ЖК РФ, из которых следует,
что управление товариществом собственников жилья является одним  из
способов  управления  многоквартирным домом,  который выбирается на
общем собрании собственников помещений  в  многоквартирном  доме  и
может быть выбран и изменен в любое время на основании его решения.
Поэтому изменение способа управления многоквартирным домом является
исключительным  правом жителей этого дома,  которые решили выйти из
состава ТСЖ,  и согласие на это членов ТСЖ,  проживающих  в  других
домах, входящих в состав ТСЖ, не требуется.

                       Иные правовые вопросы

     Вопрос 11: Возможно   ли   возмещение    вреда,   причиненного
потерпевшему  в  результате   дорожно-транспортного   происшествия,
лицом,  непосредственно  его причинившим,  ответственность которого
застрахована  по  договору  обязательного  страхования,  в  размере
страховой суммы?
     Ответ: В силу закона  (глава  59  ГК  РФ)  потерпевший  вправе
предъявить   требование  о  возмещении  вреда  непосредственно  его
причинителю.
     При этом  согласно  абз. 2  п. 2 ст. 11 Федерального закона от
25 апреля 2002 г.  N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской
ответственности  владельцев  транспортных средств" страхователь,  к
которому потерпевшим предъявлен иск,  должен привлечь страховщика к
участию в деле. В противном случае страховщик имеет право выдвинуть
в отношении требования о страховой выплате возражения,  которые  он
имел в отношении требований о возмещении причиненного вреда.
     По смыслу данной правовой  нормы  вопрос  о  возмещении  вреда
самим   лицом,   чья   ответственность   застрахована,  решается  в
зависимости от выраженного им согласия  на  такое  возмещение  либо
отсутствия  такого  намерения.  В последнем случае к участию в деле
должен быть привлечен страховщик.
     Если страховщик  привлечен к участию в деле,  то независимо от
того,  настаивает  ли   потерпевший   на   возмещении   вреда   его
причинителем,  ответственность  которого  застрахована  по договору
обязательного страхования,  суду следует  отказать  потерпевшему  в
иске.  Исходя  из  существа института страхования Федеральный закон
"Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев
транспортных  средств"  имеет  своей целью защитить не только права
потерпевшего на возмещение вреда,  но  и  интересы  страхователя  -
причинителя вреда.
     Однако в том случае,  если страхователь (причинитель вреда) не
заявил  о  привлечении  к  участию  в  деле страховщика,  а выразил
намерение возместить причиненный ущерб лично,  то вред, причиненный
в   результате   дорожно-транспортного   происшествия,  возмещается
непосредственно   его   причинителем,   ответственность    которого
застрахована по договору обязательного страхования, в полном объеме
на основании общих правил о возмещении вреда (ст.ст.  1064, 1079 ГК
РФ).
     Вопрос 12: Имеет ли право приобрести в собственность земельный
участок  лицо  - собственник объекта недвижимости,  находящегося на
данном земельном участке,  если земельный  участок,  находящийся  в
постоянном  (бессрочном)  пользовании  или  пожизненном наследуемом
владении этого лица, зарезервирован для муниципальных нужд?
     Ответ: Согласно п. 1 ст. 36 ЗК РФ граждане и юридические лица,
имеющие в собственности,  безвозмездном пользовании,  хозяйственном
ведении  или оперативном управлении здания,  строения,  сооружения,
расположенные на земельных участках,  находящихся в государственной
или муниципальной собственности, приобретают права на эти земельные
участки в соответствии с данным Кодексом.
     Исключительное право  на  приватизацию  земельных участков или
приобретение права  аренды  земельных  участков  имеют  граждане  и
юридические  лица  -  собственники зданий,  строений,  сооружений в
порядке и  на  условиях,  которые  установлены  Земельным  кодексом
Российской Федерации,  а также федеральными  законами (абз.  2 п. 1
ст. 36 Кодекса).
     Как следует  из  п.  6  той же статьи Кодекса,  исполнительный
орган государственной  власти  или  орган  местного  самоуправления
принимает   решение   о   предоставлении   земельного   участка   в
собственность бесплатно в соответствии с п.  2 ст.  28 Кодекса, а в
случаях,  указанных в п.  1 ст.  20 Кодекса, - на праве постоянного
(бессрочного)   пользования   либо    готовит    проект    договора
купли-продажи или аренды земельного участка.
     Таким образом,  нормы Земельного кодекса Российской  Федерации
закрепляют  право  лица  на  получение  в  собственность земельного
участка,  находящегося в постоянном  (бессрочном)  пользовании  или
пожизненном  наследуемом владении этого лица,  на котором находится
принадлежащий  названному  лицу  на  праве   собственности   объект
недвижимости,  и не содержат ограничений указанного права в случае,
если данный участок зарезервирован для муниципальных нужд.
     (Изменения, внесенные  в Земельный кодекс Российской Федерации
Федеральным законом от 10 мая 2007 г. N 69-ФЗ "О внесении изменений
в  отдельные  законодательные  акты  Российской  Федерации  в части
установления порядка резервирования земель для государственных  или
муниципальных   нужд",  не  касаются  прав  собственников  объектов
недвижимости  на  получение  в  собственность  земельного  участка,
находящегося  в постоянном (бессрочном) пользовании или пожизненном
наследуемом  владении   этого   лица   и   на   котором   находится
принадлежащий   ему   объект   недвижимости,  если  данный  участок
зарезервирован для муниципальных нужд.)
     Вопрос 13: Применяется   ли    ст.   1184   ГК  РФ   в  случае
предоставления инвалидам войны транспортных средств бесплатно?
     Ответ: Согласно  ст.  1184  ГК РФ средства транспорта и другое
имущество,   предоставленные   государством    или    муниципальным
образованием  на  льготных  условиях  наследодателю  в  связи с его
инвалидностью или  другими  подобными  обстоятельствами,  входят  в
состав наследства и наследуются на общих основаниях,  установленных
этим Кодексом.
     По правовому  смыслу  льгота  означает  полное  или  частичное
освобождение от  соблюдения  установленных  законом  общих  правил,
выполнения каких-либо обязанностей.
     Следовательно, под  понятие  льготных  условий  предоставления
транспорта   подпадает  и  бесплатное  предоставление  транспортных
средств инвалидам войны.
     Поэтому транспортное   средство,  полученное  инвалидом  войны
бесплатно,  входит в соответствии  со  ст.  1184  ГК  РФ  в  состав
наследства и наследуется на общих основаниях.
     Вопрос 14: Влияет  ли  на  исчисление  трехлетнего  срока  для
предъявления к исполнению исполнительного листа, выданного судом на
основании принятого им судебного акта,  вынесение судом определений
о  разъяснении  этого  судебного  акта,  об исправлении ошибок либо
изменении способа исполнения указанного судебного акта?
     Ответ: Согласно  подп. 1  п. 1 ст. 14 Федерального  закона  от
21 июля 1997 г.  N 119-ФЗ "Об исполнительном производстве" (в  ред.
от   12  октября  2005  г.)  исполнительные  листы,  выдаваемые  на
основании судебных актов судов общей юрисдикции, арбитражных судов,
и  судебные  приказы  могут быть предъявлены к исполнению в течение
трех лет.
     В соответствии  с  подп.  1 п.  2 той же статьи указанный срок
исчисляется со дня вступления судебного акта в  законную  силу  или
окончания  срока,  установленного  при  отсрочке  или рассрочке его
исполнения,  либо со дня  вынесения  определения  о  восстановлении
срока,  пропущенного  для  предъявления исполнительного документа к
исполнению,  а в случаях,  когда судебный акт подлежит немедленному
исполнению, - со следующего дня после его вынесения.
     Поскольку определения  о  разъяснении   судебного   акта,   об
исправлении ошибок либо изменении способа исполнения судебного акта
не изменяют существа вынесенного судебного акта и направлены на его
исполнение,  трехлетний  срок,  указанный  в подп.  1 п. 1  ст.  14
Федерального  закона  "Об  исполнительном   производстве",   должен
исчисляться   с  момента  вступления  в  силу  судебного  акта,  во
исполнение которого были вынесены названные  определения,  а  не  с
момента вступления этих определений в законную силу.
     Вопрос 15: Имели ли до 1 января 2007 г. право на имущественный
налоговый вычет,  предусмотренный абз. 1 подп. 1 п. 1 ст. 220 НК РФ
при определении налоговой базы  для  исчисления  налога  на  доходы
физических  лиц,  переживший  супруг  и  дети,  получившие  акции в
порядке наследования, осуществившие продажу этих акций?
     Ответ: Согласно абз. 3 подп. 1 п. 1 ст. 220 НК РФ (в редакции,
действовавшей  до  1  января  2007  г.)   особенности   определения
налоговой базы, исчисления и уплаты налога на доходы по операциям с
ценными бумагами и операциям с  финансовыми  инструментами  срочных
сделок,   базисным  активом  по  которым  являются  ценные  бумаги,
устанавливались ст. 214-1 Кодекса.
     В соответствии  с  абз.  2  п.  3  ст.  214-1  НК  РФ доход по
операциям купли-продажи ценных бумаг определяется как разница между
суммами   доходов,   полученными  от  реализации  ценных  бумаг,  и
документально подтвержденными расходами на приобретение, реализацию
и     хранение     ценных    бумаг,    фактически    произведенными
налогоплательщиком.
     Как следовало  из  абз.  13 п.  3 ст. 214-1 НК РФ (в редакции,
действовавшей  до  1  января  2007  г.),  в  случае,  если  расходы
налогоплательщика  не  могли  быть  подтверждены документально,  он
вправе  был  воспользоваться   имущественным   налоговым   вычетом,
предусмотренным абз. 1 подп. 1 п. 1 ст. 220 Кодекса.
     Согласно абз.  1 подп.  1 п.  1 ст.  220 НК РФ при определении
размера   налоговой   базы  по  налогу  на  доходы  физических  лиц
налогоплательщик имеет  право  на  получение  налоговых  вычетов  в
суммах,  полученных  им  в  налоговом периоде от продажи имущества,
находившегося  в  его  собственности  менее  трех лет,  - не  более
125 тыс.   рублей,   а   при  продаже  имущества,  находившегося  в
собственности  три  года   и   более,   -   в   сумме,   полученной
налогоплательщиком при продаже указанного имущества.
     Таким образом,  имущественный налоговый вычет, предусмотренный
абз. 1 подп. 1 п. 1 ст. 220 Кодекса, до 1 января 2007 г. должен был
предоставляться в случае,  если расходы на приобретение, реализацию
и хранение ценных бумаг хотя и были произведены, но по тем или иным
причинам не могли быть  подтверждены  документально  (отсутствовали
расчетные  и  иные документы,  подтверждающие оплату ценных бумаг и
услуг, связанных с их приобретением, реализацией и хранением).
     Поэтому доход  при продаже акций супруга,  получившего акции в
порядке наследования, понесшего расходы на приобретение, реализацию
и  хранение ценных бумаг,  которые документально подтверждены,  при
определении  налоговой  базы  для  исчисления  налога   на   доходы
физических  лиц  до 1 января 2007 г.  определялся как разница между
суммой,  полученной от продажи  акций,  и  суммой,  уплаченной  при
получении акций в собственность.
     Если же супруг наследодателя не мог представить документальное
подтверждение   понесенных   им   расходов,   он   имел   право  на
предоставление имущественного налогового вычета  в  соответствии  с
абз. 1 подп. 1 п. 1 ст. 220 НК РФ.
     Аналогичным образом должен был решаться вопрос и  в  отношении
детей  наследодателя,  получивших  акции  в  порядке наследования и
осуществивших их продажу.
     При этом следует иметь в виду,  что с 1 января 2007 г. абз. 13
п. 3 ст. 214-1 Кодекса утратил силу согласно Федеральному закону от
6 июня 2005 г. N 58-ФЗ.
     Таким образом,  с указанной даты налогоплательщик при  продаже
акций  не  может  воспользоваться  имущественным налоговым вычетом,
исчисляемым  в  зависимости   от   времени   нахождения   акций   в
собственности налогоплательщика, как это предусмотрено подп. 1 п. 1
ст. 220 НК РФ.
     Вопрос 16: Подлежит ли включению в страховой стаж, необходимый
для пенсионного обеспечения,  период отбывания осужденным наказания
в виде исправительных работ по месту работы до 21 июля 1992 г.?
     Ответ: Согласно п.  1 ст.  1 Федерального закона от 17 декабря
2001 г. "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" трудовые пенсии
устанавливаются и выплачиваются в соответствии с  этим  Федеральным
законом.
     В силу п. 2 ст. 7 данного Федерального закона одним из условий
назначения  пенсии  по  старости является наличие не менее пяти лет
страхового стажа.
     Периоды, подлежащие включению в вышеназванный стаж,  указаны в
ст. 10 этого же Закона.
     Так, согласно  п.  1  ст.  10  Федерального закона "О трудовых
пенсиях в Российской Федерации" в страховой стаж включаются периоды
работы и (или) иной деятельности, которые выполнялись на территории
Российской Федерации,  при условии, что за эти периоды уплачивались
страховые взносы в Пенсионный фонд Российской Федерации.
     В соответствии со ст.ст.  45,  50 УК РФ исправительные  работы
являются основным видом наказания,  которое отбывается осужденным в
местах,   определяемых   органом   местного    самоуправления    по
согласованию с органом, исполняющим наказание.
     Порядок и  условия   отбывания   указанного   вида   наказания
устанавливаются    Уголовно-исполнительным    кодексом   Российской
Федерации,  который  не  содержит  ограничений  в  части  включения
периода  отбывания наказания в виде исправительных работ в трудовой
стаж.
     Как следует из содержания ст.  40 УИК РФ,  лицу, осужденному к
исправительным  работам,  запрещается  увольняться  с   работы   по
собственному    желанию   без   разрешения   в   письменной   форме
уголовно-исполнительной инспекции.
     Таким образом,    период    отбывания    наказания    в   виде
исправительных работ одновременно является периодом работы.
     Кроме того,    законодательство,    регламентирующее    уплату
страховых  взносов  в  Пенсионный  фонд  Российской  Федерации,  не
содержит   каких-либо   изъятий  в  отношении  граждан,  отбывающих
наказание   в   виде   исправительных    работ,   т. е.    на   них
распространяется общий порядок уплаты страховых взносов.
     Пунктом 1 ст.  13 Федерального закона "О  трудовых  пенсиях  в
Российской  Федерации"  предусмотрено,  что при подсчете страхового
стажа периоды работы  и  (или)  иной  деятельности  до  регистрации
гражданина   в   качестве   застрахованного   лица   подтверждаются
документами, выдаваемыми в установленном порядке работодателями или
соответствующими государственными (муниципальными) органами.
     Согласно п.  4 этой же статьи правила подсчета и подтверждения
страхового    стажа   устанавливаются   в   порядке,   определяемом
Правительством Российской Федерации.
     Такие Правила  подсчета  и  подтверждения страхового стажа для
установления    трудовых    пенсий    утверждены     постановлением
Правительства Российской Федерации от 24 июля 2002 г. N 555.
     В соответствии с п. 6 раздела II вышеуказанных Правил, который
называется "Документы, подтверждающие периоды работы до регистрации
гражданина в качестве застрахованного лица,  включаемые в страховой
стаж",   основным  документом,  подтверждающим  периоды  работы  по
трудовому  договору,  является   трудовая   книжка   установленного
образца.
     Наказание в виде исправительных работ  до  вступления  в  силу
Уголовного  кодекса  Российской Федерации устанавливалось Уголовным
кодексом РСФСР (ст.  27) и  отбывалось  осужденными  как  по  месту
работы,   так   и   в   местах,  определяемых  органами,  ведавшими
исполнением  данного  вида  наказания,  в   порядке,   определяемом
Исправительно-трудовым кодексом РСФСР.
     По общему правилу,  которое устанавливалось  ст.  94  ИТК  РФ,
время  отбывания  исправительных  работ без лишения свободы в общий
трудовой стаж осужденного не засчитывалось, о чем делалась запись в
его трудовой книжке.
     Однако при  условии   добросовестной   работы   и   примерного
поведения  в  период  отбывания  исправительных  работ  без лишения
свободы это время могло быть включено в общий трудовой  стаж  лица,
отбывающего  наказание,  на  основании  определения суда в порядке,
который устанавливался ст. 368 УПК РСФСР.
     Пунктом 39  ст. 1  Закона  Российской  Федерации  от  12  июня
1992 г. "О внесении изменений и дополнений в Исправительно-трудовой
кодекс  РСФСР,  Уголовный  кодекс  РСФСР  и Уголовно-процессуальный
кодекс РСФСР" (вступил в силу с  21  июля  1992  г.)  были  внесены
изменения в ст. 94 ИТК РСФСР.
     Согласно подп.  "а" указанного  выше  пункта  время  отбывания
исправительных работ засчитывалось в общий трудовой стаж.
     Таким образом,  вышеуказанный  Закон  устранил  ограничения  в
части  включения  периода  отбывания  исправительных  работ в общий
трудовой стаж.
     Из изложенного  следует,  что при отсутствии определения суда,
вынесенного  в  порядке  ст.  368  УПК  РСФСР,   период   отбывания
осужденным наказания в виде исправительных работ по месту работы до
21 июля 1992 г. не подлежит включению в страховой стаж.
     Вопрос 17:  Подлежит  ли  применению  абз.  4 ст.  208 ГК РФ к
требованиям граждан  о  взыскании  недополученных  сумм  возмещения
вреда, причиненного здоровью вследствие катастрофы на Чернобыльской
АЭС?
     Ответ: В соответствии с абз.  4 ст. 208 ГК РФ исковая давность
не распространяется на требования о возмещении вреда,  причиненного
жизни или здоровью гражданина.  Однако требования, предъявленные по
истечении трех лет с  момента  возникновения  права  на  возмещение
такого вреда,  удовлетворяются за прошлое время не более чем за три
года, предшествовавшие предъявлению иска.
     Вред, причиненный здоровью граждан, оказавшихся в зоне влияния
радиационного излучения в момент катастрофы на  Чернобыльской  АЭС,
относится  к  вреду  реально  невосполнимому и неисчисляемому,  что
обязывает государство стремиться  к  возможному  возмещению  его  в
полном объеме.
     Возмещение указанного вреда с учетом  специфики  обстоятельств
его  причинения  осуществляется в соответствии с Законом Российской
Федерации  от  15  мая  1991  г.  "О  социальной  защите   граждан,
подвергшихся   воздействию   радиации   вследствие   катастрофы  на
Чернобыльской АЭС".
     Этот Закон не содержит положений,  препятствующих взысканию за
прошлое время своевременно не полученных пострадавшими лицами  сумм
возмещения  вреда,  причиненного  их  здоровью вследствие аварии на
Чернобыльской  АЭС,  когда  задолженность  образовалась   по   вине
органов, обязанных осуществлять такие выплаты.
     Следовательно, абз.  4 ст.  208 ГК РФ к требованиям граждан  о
взыскании   недополученных   сумм  возмещения  вреда,  причиненного
здоровью вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС,  применению не
подлежит.
     Данная правовая  позиция   подтверждена   также   Определением
Конституционного  Суда  Российской  Федерации  от  3 ноября 2006 г.
N 445-О.
     Вопрос 18:  Распространяется ли на государственного служащего,
подлежащего увольнению с гражданской службы в связи  с  сокращением
замещаемой им должности,  гарантия,  установленная ст.  180 ТК РФ в
части выплаты дополнительной денежной компенсации?
     Ответ: В   ч.   2   ст.  180  ТК  РФ  установлена  обязанность
работодателя предупредить работников (персонально и под роспись)  о
предстоящем   увольнении   в   связи   с  ликвидацией  организации,
сокращением численности или штата работников не менее  чем  за  два
месяца до увольнения.
     Согласно ч.  3 этой же статьи в случае увольнения работника до
истечения   указанного  выше  срока  работодатель  ему  выплачивает
дополнительную компенсацию в размере  среднего  заработка,  который
исчисляется   пропорционально  времени,  оставшемуся  до  истечения
двухмесячного срока.
     Таким образом,    названная    норма    гарантирует    выплату
дополнительной  компенсации  в  случае,  если   работник   подлежит
увольнению до истечения двухмесячного срока.
     В силу ст. 73   Федерального  закона   от   27  июля  2004  г.
"О государственной  гражданской  службе Российской Федерации" нормы
трудового права,  содержащиеся в федеральных законах, применяются к
отношениям,   связанным   с   гражданской   службой,  в  части,  не
урегулированной указанным Федеральным законом.
     Данным Федеральным   законом  вопрос  о  выплате  гражданскому
служащему дополнительной компенсации в  случае,  если  он  подлежит
увольнению с гражданской службы в связи с сокращением замещаемой им
должности до истечения двухмесячного срока, не урегулирован.
     Следовательно, гарантия,  установленная ст.  180 ТК РФ в части
выплаты дополнительной денежной  компенсации,  распространяется  на
государственного  служащего,  подлежащего  увольнению с гражданской
службы в связи с сокращением замещаемой им должности.
     Вопрос 19: Может  ли  суд   при   рассмотрении  дел  по  искам
военнослужащих,  сотрудников органов внутренних  дел  о  возмещении
вреда   здоровью,  причиненного  при  исполнении  ими  обязанностей
военной  службы,  служебных  обязанностей,   назначить   проведение
медико-социальной экспертизы на предмет установления степени утраты
профессиональной трудоспособности этих лиц?
     Ответ: В соответствии с ч. 1 ст. 79 ГПК РФ при возникновении в
процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в
различных   областях   науки,   техники,  искусства,  ремесла,  суд
назначает экспертизу.  Проведение экспертизы  может  быть  поручено
судебно-экспертному учреждению, конкретному эксперту или нескольким
экспертам.
     Согласно ст.  1084 ГК РФ вред,  причиненный жизни или здоровью
гражданина при исполнении обязанностей  военной  службы,  службы  в
милиции, возмещается по правилам, предусмотренным главой 59 данного
Кодекса,  если законом или договором не предусмотрен более  высокий
размер ответственности.
     В силу  п. 1 ст. 1085 ГК РФ  при причинении гражданину  увечья
или ином повреждении его здоровья возмещению подлежит, в частности,
утраченный потерпевшим заработок (доход).
     Размер подлежащего    возмещению    утраченного    потерпевшим
заработка  (дохода)  определяется  в  процентах  к   его   среднему
месячному  заработку  (доходу)  до  увечья  или  иного  повреждения
здоровья  либо  до  утраты  им  трудоспособности,   соответствующих
степени утраты потерпевшим профессиональной трудоспособности, а при
отсутствии профессиональной трудоспособности - степени утраты общей
трудоспособности (п. 1 ст. 1086 ГК РФ).
     Таким образом,    для    определения    размера    утраченного
военнослужащими,  сотрудниками  органов  внутренних  дел заработка,
подлежащего возмещению,  необходимо определить степень  утраты  ими
профессиональной трудоспособности.
     Для определения      степени      утраты      профессиональной
трудоспособности в случае возникновения спора,  разрешаемого судом,
требуются специальные знания в области  медицины,  в  связи  с  чем
судом  должна  назначаться судебно-медицинская экспертиза,  которая
может  быть  поручена  специалистам  в   области   военно-врачебной
экспертизы и медико-социальной экспертизы.

                      Информация для сведения

     В связи  с поступившим в Верховный Суд РФ письмом руководителя
Федерального   казначейства,   в   котором   разъясняется   порядок
оформления   платежных   поручений,   представляемых   в   качестве
документов,   подтверждающих   оплату    государственной    пошлины
бюджетными  учреждениями  при  обращении  этих органов с жалобами в
суды   общей   юрисдикции,   председателям   областных   и   других
соответствующих  им судов было разослано письмо от 26 марта 2007 г.
N 2093-5/общ. с просьбой довести до сведения судей следующее.
     В соответствии со ст. 132 ГПК РФ при обращении в суд с иском к
исковому заявлению должен быть  приложен  документ,  подтверждающий
уплату государственной пошлины.  Аналогичные требования установлены
ст.ст.  322,  339, 378 ГПК РФ при обращении в суд с апелляционными,
кассационными, надзорными жалобами на судебные акты.
     Статьей 333-18   НК   РФ   установлено,   что   факт    уплаты
государственной    пошлины   плательщиком   в   безналичной   форме
подтверждается  платежным  поручением  с  отметкой  банка   о   его
исполнении. В информационном письме Президиума Высшего Арбитражного
Суда Российской Федерации от 25 мая  2005  г.  N  91  "О  некоторых
вопросах  применения  арбитражными  судами  главы  25-3  Налогового
кодекса  Российской   Федерации"   арбитражным   судам   Российской
Федерации    рекомендовано    обращать    внимание   на   то,   что
доказательством уплаты государственной пошлины в безналичной  форме
является   платежное  поручение,  на  котором  проставлены  в  поле
"Списано со счета плательщика" - дата списания денежных средств  со
счета плательщика (при частичной оплате - дата последнего платежа),
в поле "Отметки банка"  -  штамп  банка  и  подпись  ответственного
исполнителя  (п.  3.8 ч.  1 положения Центрального банка Российской
Федерации от 3 октября 2002 г.  N 2-П  "О  безналичных  расчетах  в
Российской Федерации" (с последующими изменениями)).
     Между тем Инструкцией о порядке открытия  и  ведения  органами
Федерального    казначейства   Министерства   финансов   Российской
Федерации лицевых счетов для учета операций по исполнению  расходов
федерального  бюджета  (утвержденной приказом Министерства финансов
Российской  Федерации  от  31 декабря 2002 г.  N 142н;  в  ред.  от
22 января   2004  г.;  далее  -  Инструкция)  не  предусматривается
представление  органами  Федерального  казначейства   обслуживаемым

клиентам платежных поручений о перечислении налогов,  сборов и иных
обязательных платежей в бюджетную систему  Российской  Федерации  с
отметкой банка об их исполнении. Положениями Инструкции установлено
выдавать клиентам платежные  документы  только  с  отметкой  органа
Федерального   казначейства.   Результатом   данного   противоречия
является отказ ряда судебных органов некоторых субъектов Российской
Федерации  принимать  к  рассмотрению исковые заявления,  жалобы на
судебные решения бюджетных  учреждений,  имеющих  лицевые  счета  в
органах   Федерального   казначейства,  без  наличия  на  платежном
поручении об уплате государственной пошлины  отметки  банка  о  его
исполнении.
     В соответствии  со  ст.ст.  215  и  215-1   БК   РФ   кассовое
обслуживание   исполнения  бюджетов  бюджетной  системы  Российской
Федерации    осуществляется    Федеральным    казначейством.    Для
осуществления    кассового    обслуживания    исполнения   бюджетов
Федеральное  казначейство  открывает  счета  в  Центральном   банке
Российской  Федерации  (на  основании  ст.  156 БК РФ),  на которых
осуществляются  все  кассовые  операции  по   исполнению   бюджетов
бюджетной системы Российской Федерации.
     Согласно ст.  254 БК РФ  исполнение  федерального  бюджета  по
расходам    осуществляется   с   использованием   лицевых   счетов,
открываемых в едином учетном регистре Федерального казначейства для
каждого главного распорядителя,  распорядителя и получателя средств
федерального бюджета.
     Таким образом,  в  соответствии  с бюджетным законодательством
Российской Федерации федеральное учреждение не вправе иметь счета в
Банке  России  или  кредитной  организации (далее - банк) для учета
операций  со  средствами  в   валюте   Российской   Федерации   (за
исключением  тех  учреждений,  которые  имеют  разрешение  Министра
финансов Российской Федерации на открытие таких счетов) и ему могут
быть   открыты  только  лицевые  счета  в  территориальных  органах
Федерального  казначейства.  Соответственно,  клиентами  учреждений
Банка России являются не федеральные учреждения,  а территориальные
органы Федерального казначейства,  которые ведут лицевые счета этих
учреждений.
     Особенности расчетно-кассового  обслуживания  банками   счетов
органов  Федерального  казначейства  в  условиях открытия в органах
Федерального казначейства лицевых  счетов  главным  распорядителям,
распорядителям   и   получателям  бюджетных  средств  предусмотрены
положением  Банка  России  и   Министерства   финансов   Российской
Федерации  от  13  декабря  2006  г.  N  298-П/173 "Об особенностях
расчетно-кассового     обслуживания     территориальных     органов
Федерального казначейства".
     При этом  территориальные  органы  Федерального   казначейства
осуществляют   кассовые   операции   с   бюджетными   средствами  и
средствами,  полученными от предпринимательской и  иной  приносящей
доход   деятельности   в   соответствии   с   нормативными   актами
Министерства финансов Российской Федерации и Банка России.
     В силу   положений   указанных   нормативных   правовых  актов
платежные  поручения  по  перечислению  налогов,  сборов   и   иных
обязательных  платежей  в  бюджетную  систему Российской Федерации,
плательщиками по которым являются бюджето-получатели,  чьи  лицевые
счета  открыты  в органах Федерального казначейства,  заполняются в
соответствии с правилами, установленными положением Банка России от
3  октября  2002  г.  N  2-П  "О  безналичных расчетах в Российской
Федерации"  и  приказом  Министра  финансов Российской Федерации от
24 ноября 2004 г. N 106н "Об утверждении Правил указания информации
в полях расчетных документов на перечисление налогов, сборов и иных
платежей в бюджетную систему Российской Федерации".
     Согласно п.  63 вышеназванной  Инструкции  орган  Федерального
казначейства уполномочен на всех платежных документах,  поступивших
в   орган   Федерального   казначейства,   ставить   штамп   органа
Федерального казначейства с указанием даты дня,  которым они должны
быть исполнены.
     В свою  очередь,  в  соответствии  с  п. 69  Инструкции  орган
Федерального казначейства не позднее следующего рабочего дня  после
подтверждения  учреждением банка совершения операции выдает клиенту
выписки из лицевых счетов  по  установленной  форме  и  необходимые
приложения  к  ним  с  отметкой органа Федерального казначейства об
исполнении на выписке и каждом приложенном к выписке документе.
     Учитывая вышеизложенные    нормы,    территориальные    органы
Федерального казначейства, проставляя на платежных поручениях штамп
органа Федерального казначейства, являются уполномоченными органами
на  осуществление  названных  действий,  при  этом  они  не   имеют
возможности    осуществлять    проставление    штампа   и   подписи
ответственного исполнителя банка на платежном поручении  бюджетного
учреждения, не являющегося владельцем счета, открытого в банке.
     На основании    вышеизложенного    в     целях     недопущения
распространения   практики  отказа  судебных  органов  принимать  к
рассмотрению  исковые  заявления,  жалобы   на   судебные   решения
бюджетных  учреждений  необходимо  довести  до сведения судов общей
юрисдикции  соответствующие   разъяснения,   а   именно,   учитывая
специфику  обслуживания бюджетных учреждений в органах Федерального
казначейства,  возможность рассматривать  представленные  в  рамках
упомянутой  Инструкции органами Федерального казначейства платежные
поручения в качестве надлежащего  документа,  подтверждающего  факт
уплаты государственной пошлины.

                Судебная практика Военной коллегой
                        Верховного Суда РФ

                        По  уголовным делам

     1. При наличии нескольких обстоятельств, ограничивающих размер
максимально возможного наказания за преступление, суд обязан их все
учесть.
     Судом первой  инстанции  Бычков  был осужден по ч.  3 ст. 30 и
п. "г" ч.  2 ст.  161 УК РФ к пяти годам лишения свободы условно  с
испытательным сроком три года.
     Поскольку приговор постановлен  в  особом  порядке,  президиум
окружного военного суда в соответствии с ч. 7 ст. 316 УПК РФ снизил
срок лишения свободы до четырех лет шести месяцев.
     Однако суды  первой и надзорной инстанций не учли,  что Бычков
осужден  за  покушение  на преступление,  а следовательно, согласно
ч. 3 ст.  66 УК РФ срок наказания не может превышать трех четвертей
максимального   срока    наиболее    строгого    вида    наказания,
предусмотренного   за   оконченное  преступление.  Кроме  того,  он
добровольно возместил потерпевшему имущественный и моральный  вред,
отягчающих обстоятельств нет, а поэтому в соответствии со ст. 62 УК
РФ наказание не могло превышать 2/3  максимально  возможного  срока
лишения свободы за покушение на преступление.
     В связи с этим Военная коллегия  Верховного  Суда  РФ  снизила
срок наказания до двух лет семи месяцев.
                                            Определение N 1Н-207/06
                                                    по делу Бычкова

     2. При назначении осужденному,  содержащемуся под  стражей  до
судебного  разбирательства,  основного наказания в виде штрафа суд,
учитывая  срок  содержания  под  стражей,  смягчает  наказание  или
полностью освобождает его от отбывания этого наказания.
     Окружным военным судом  Светличный  был  осужден  к  штрафу  в
размере 250 тыс. рублей.
     Суд надзорной   инстанции   снизил    размер     штрафа     до
150 тыс.  рублей,  поскольку  с  30  сентября  2005 г.  по 15 марта
2006 г. Светличный содержался под стражей.
     В соответствии с ч. 5 ст. 72 УК РФ при назначении осужденному,
содержавшемуся под стражей до судебного разбирательства, в качестве
основного  вида наказания штрафа суд,  учитывая срок содержания под
стражей,  смягчает назначенное наказание или полностью  освобождает
его от отбывания этого наказания.
     Судом первой инстанции эти положения уголовного закона не были
учтены.
                                           Определение N 1Н-0337/06
                                                по делу Светличного

                       По гражданским делам

     1. Один лишь  факт  регистрации  военнослужащего  в  квартире,
принадлежащей  на праве собственности его родственникам,  без учета
иных  обстоятельств,  имеющих  существенное  значение,   не   может
являться основанием для отказа в постановке его на учет нуждающихся
в улучшении жилищных условий.
     Л. обратился   в   гарнизонный  военный  суд  с  заявлением  о
признании  незаконными  действий  должностных  лиц,   связанных   с
увольнением  с  военной  службы  без  обеспечения  жильем,  а также
снятием  с  учета  нуждающихся  в  улучшении  жилищных  условий.  В
удовлетворении заявленных требований судами первой,  кассационной и
надзорной инстанций было отказано.
     Рассмотрев материалы  дела  и доводы надзорных жалоб,  Военная
коллегия отменила судебные постановления и дело направила на  новое
рассмотрение в суд первой инстанции по следующим основаниям.
     Факт постановки Л.  на регистрационный учет по адресу квартиры
родителей признан судом свидетельствующим об обеспеченности жильем.
     Данное обстоятельство повлекло за собой вынесение  решения  об
отказе  в  удовлетворении  требования о признании его нуждающимся в
получении жилого помещения за счет Министерства обороны  Российской
Федерации в связи с увольнением с военной службы.
     Между тем  значимыми  обстоятельствами,  исследовать   которые
надлежало суду,  являются правовая природа регистрационного учета и
последствия для военнослужащего регистрации не по месту прохождения
им  военной  службы  при  решении  вопроса  о  постановке  на  учет
нуждающихся в улучшении жилищных условий.
     В соответствии со ст. 3 Закона Российской Федерации от 25 июня
1993 г.  N 5242-I "О праве граждан Российской Федерации на  свободу
передвижения,  выбор  места  пребывания  и  жительства  в  пределах
Российской Федерации",  а также п.  4  постановления  Правительства
Российской  Федерации  от  17  июля  1995 г.  N 713 "Об утверждении
Правил  регистрации  и  снятия  граждан  Российской   Федерации   с
регистрационного  учета по месту пребывания и по месту жительства в
пределах  Российской   Федерации   и   перечня   должностных   лиц,
ответственных   за   регистрацию"  регистрационный  учет  по  месту
жительства и по  месту  пребывания  вводится  в  целях  обеспечения
необходимых условий для реализации гражданином Российской Федерации
его прав и свобод, а также исполнения им обязанностей перед другими
гражданами, государством и обществом.
     Проанализировав указанные  нормы  Закона,   Военная   коллегия
пришла  к  выводу о том,  что институт регистрационного учета носит
уведомительный характер,  обладает регулятивными  и  охранительными
функциями,  позволяет  гражданину как осуществлять беспрепятственно
гражданские права и свободы во всех случаях, когда их осуществление
невозможно  без  регистрационного  учета  (осуществление  права  на
совершение гражданско-правовых  сделок,  права  избираться  и  быть
избранным,  права  на  защиту чести и достоинства и  т. д.),  так и
нести обязанности  перед   другими   гражданами,   государством   и
обществом.
     Регистрация или отсутствие таковой в соответствии с названными
нормативными  правовыми  актами  не  могут  служить  основанием для
ограничения  или  условием  реализации  прав  и   свобод   граждан,
предусмотренных Конституцией Российской Федерации, законами и иными
нормативными правовыми актами Российской Федерации.
     В силу  ч.  1  ст.  40  и ч.  1 ст.  45 Конституции Российской
Федерации каждый имеет право на жилище. Государственная защита прав
и   свобод   человека   и   гражданина   в   Российской   Федерации
гарантируется.
     В соответствии  с  п.  1 ст.  23 Федерального закона от 27 мая
1998  г.   "О   статусе   военнослужащих"   военнослужащие,   общая
продолжительность  военной  службы  которых составляет десять лет и
более, нуждающиеся в улучшении жилищных условий, без их согласия не
могут  быть  уволены  с  военной  службы  по состоянию здоровья без
предоставления им жилых помещений.
     Из материалов  дела  следует,  что  майор  запаса Л.  за время
военной службы,  продолжительность которой составляла более 16 лет,
жилым помещением  от  Министерства  обороны Российской Федерации не
обеспечивался.  У него имеется жена и ребенок. С 24 декабря 1999 г.
состоял на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий.
     В 2003 году на основании  предстоящего  увольнения  с  военной
службы  в запас в связи с признанием его военно-врачебной комиссией
ограниченно годным к военной службе включен в список кандидатов  на
получение государственного жилищного сертификата. Решением жилищной
комиссии Л.  снят с учета нуждающихся в получении жилых помещений и
заявлено  ходатайство об аннулировании документов на предоставление
ему жилищного сертификата.
     Основным мотивом     указанных     действий    послужило    то
обстоятельство,  что Л.  был зарегистрирован 29 января 1999  г.  по
месту нахождения квартиры его родителей,  а также то, что это жилое
помещение соответствует нормам предоставления жилья,  даже с учетом
зарегистрированного в нем военнослужащего.
     Военная коллегия  пришла  к  выводу  о   том,   что   действия
должностных лиц в данном случае незаконны.
     Из материалов  дела  следует,  что  главным  условием  решения
вопроса  о  прохождении  Л.  военной  службы в г.  Санкт-Петербурге
являлось наличие у него постоянной регистрации в этом городе.
     Указанное обстоятельство свидетельствует о том, что постановка
Л.  на  регистрационный  учет  по  месту  нахождения  квартиры  его
родителей являлась вынужденной мерой.
     После назначения на  должность  Л.  обращался  к  командиру  с
просьбой   о  постановке  его  на  регистрационный  учет  по  месту
нахождения воинской части,  однако в ходе личной беседы с указанным
должностным лицом в удовлетворении таковой заявителю отказано.
     Данный факт свидетельствует о существенном  нарушении  прав  и
законных  интересов  военнослужащего  со  стороны  командира части,
гарантированных  п.  3  ст.  15  Федерального  закона  "О   статусе
военнослужащих".
     Кроме того,  установлено,  что жилое помещение принадлежит  на
праве  собственности  родителям  Л.  и его брату в силу договора от
18 ноября 1993 г. о передаче квартиры в собственность граждан. Л. к
указанной  квартире  никакого отношения не имел как до приобретения
ее  в  собственность  родственниками,  так  и  после,   вплоть   до
постановки на регистрационный учет.
     В соответствии со ст.  288 ГК РФ право собственности на  жилое
помещение заключается в осуществлении собственником права владения,
пользования и распоряжения принадлежащим ему жилым  помещением.  Из
протокола  судебного  заседания следует,  что собственники квартиры
дали согласие на постановку Л.  на регистрационный учет с условием,
что  последний  обязуется  сняться  с  учета после получения жилого
помещения  от  Министерства  обороны   Российской   Федерации.   Во
исполнение этой договоренности Л. со своими родственниками заключил
аналогичное по содержанию письменное соглашение.
     Заключение соглашения  означало,  что  собственники жилья дали
согласие лишь на регистрацию Л.  в их квартире,  а не на постоянное
вселение. Следовательно, указанное обстоятельство не может означать
обеспеченность Л. жильем.
     В связи с этим ссылка нижестоящих судебных инстанций на ст. 54
ЖК  РСФСР,  определяющую  права  членов  семьи  нанимателя   жилого
помещения,  является ошибочной,  поскольку заявитель в силу закона,
как имеющий свою семью,  перестал  быть  членом  семьи  нанимателя,
кроме того, жилое помещение приобрело иной правовой статус.
     Таким образом,  решение жилищной комиссии о снятии Л.  с учета
нуждающихся в получении жилых помещений лишь на том основании,  что
он зарегистрирован в квартире, принадлежащей на праве собственности
его родственникам, является незаконным.
     Поскольку значимые обстоятельства не в полной мере исследованы
в  суде  первой  инстанции,  решение  и  все  последующие  судебные
постановления  были  отменены,   а   дело   направлено   на   новое
рассмотрение в тот же суд.
                                            Определение N 6Н-193/05

     2. Окружному  военному суду подсудны лишь те гражданские дела,
которые реально связаны с государственной тайной.
     Представитель военного  вуза  обратилась в Московский окружной
военный суд с исковым заявлением о взыскании материального  ущерба,
причиненного ответчиком в связи с незаконным обучением.
     Исковое заявление ввиду его неподсудности  окружному  военному
суду возвращено.
     Представитель истца  в  частной  жалобе   просил   определение
отменить  и  направить  исковое заявление для рассмотрения в тот же
суд, поскольку дело связано с государственной тайной.
     Военная коллегия   признала   определение   судьи  законным  и
обоснованным.
     Утверждение представителя   истца   о  том,  что  данное  дело
подсудно Московскому окружному военному суду, признано ошибочным. В
соответствии  с  ч. 1  ст. 14  Федерального конституционного закона
"О военных судах Российской Федерации" и ст.ст.  25  и  26  ГПК  РФ
окружной военный суд рассматривает в качестве суда первой инстанции
гражданские дела, связанные с государственной тайной.
     Согласно ст.  2 Закона Российской Федерации "О государственной
тайне"   под   государственной   тайной    понимаются    защищаемые
государством  сведения  в области его военной,  внешнеполитической,
экономической,    разведывательной,     контрразведывательной     и
оперативно-розыскной  деятельности,  распространение  которых может
нанести ущерб безопасности Российской Федерации.
     Указание в частной жалобе на то, что исковое заявление связано
с государственной тайной  и  ссылка  на  п.  26  Перечня  сведений,
отнесенных к государственной тайне, утвержденного Указом Президента
Российской  Федерации  от  30  ноября  1995  г.  N  1203,  являются
надуманными,   поскольку   содержащиеся  в  выписке  из  приказа  о
признании незаконным обучения в  этом  институте  гражданина  Б.  и
исковом  заявлении  сведения  не могут быть отнесены к составляющим
государственную тайну.
     Таким образом,  Московский  окружной  военный  суд обоснованно
возвратил исковое заявление в соответствии с п.  2 ч. 1 ст. 135 ГПК
РФ.
                                             Определение N 1-050/06

     3. Требования   имущественного   характера,   вытекающие    из
административно-правовых   отношений,   подлежат   рассмотрению   в
порядке, установленном главой 25 ГПК РФ.
     Д. обратился  в  Санкт-Петербургский гарнизонный военный суд в
порядке,  установленном нормами главы 25 ГПК РФ,  с  заявлением,  в
котором  просил  признать  незаконными  действия  должностных  лиц,
выразившиеся  в  неполной  выплате  денежной  надбавки  за   ученую
степень.
     Определением судьи заявление было  оставлено  без  движения  и
предложено переоформить его в исковое заявление.
     Кассационным определением    и    постановлением    президиума
Ленинградского   окружного  военного  суда  оспоренное  определение
оставлено без изменения.
     Военная коллегия  отменила указанные судебные постановления по
следующим основаниям.
     В определении   судьи  гарнизонного  военного  суда  правильно
указывалось,  что  требования  Д.  о  перерасчете   ему   денежного
довольствия и возмещении в связи с этим убытков носят имущественный
характер,  а в основе их лежит спор о праве на выплату надбавки  за
ученую степень в соответствующих размерах.
     Между тем   указанные   требования   заявителя   вытекают   из
административно-правовых    отношений,   основанных   на   властных
полномочиях одной из сторон.
     Поэтому решение  судьи  об оставлении заявления без движения и
предложение заявителю переоформить его в исковое заявление является
неправильным.
                                            Определение N 6Н-139/05

     4. Военнослужащие,   внесенные   в  списки  имеющих  право  на
внеочередное  получение  жилых  помещений,  обеспечиваются   жильем
исходя из времени включения их в эти списки.
     Полковник В., имеющий выслугу военной службы более 10 лет, был
признан  ограниченно  годным  к  военной службе.  В связи с этим он
пожелал  уволиться  по   состоянию   здоровья   с   предварительным
обеспечением  его  вне  очереди  жилым  помещением по месту военной
службы.
     Решением жилищной комиссии В. включен в список военнослужащих,
имеющих право на внеочередное получение жилья.
     Ввиду задержки  предоставления  жилья  и  увольнения с военной
службы  В.  обратился  в  суд  с  требованием  признать  незаконным
бездействие  командования  и  обязать обеспечить его и членов семьи
жилым помещением по последнему месту военной службы вне очереди.
     Решением Московского  гарнизонного военного суда,  оставленным
без изменения определением судебной коллегии по  гражданским  делам
Московского  окружного  военного  суда  и постановлением президиума
этого суда, заявление В. удовлетворено.
     Суд признал  неправомерным бездействие начальника управления и
обязал обеспечить В.  и совместно проживающих с  ним  членов  семьи
жилым  помещением  во внеочередном порядке,  после чего представить
заявителя к увольнению с военной службы.
     Военная коллегия  изменила указанные судебные постановления по
следующим основаниям.
     Согласно п. 1  ст. 15  Федерального  закона  от 27 мая 1998 г.
N 76-ФЗ  "О   статусе   военнослужащих"   государство   гарантирует
военнослужащим  предоставление  жилых  помещений  в  порядке  и  на
условиях,  которые  определяются  федеральными  законами  и   иными
нормативными правовыми актами Российской Федерации.
     В силу ст. 33 ЖК РСФСР (действовавшего на момент возникновения
спорных  правоотношений) жилые помещения предоставлялись гражданам,
состоявшим на учете нуждающихся в  улучшении  жилищных  условий,  в
порядке  очередности,  исходя  из  времени  принятия  их  на учет и
включения в списки на получение жилых помещений.
     Аналогичная норма содержится в ч.  1 ст. 57 ЖК РФ, в пп. 4, 7,
37  Инструкции  о  порядке   обеспечения   жилыми   помещениями   в
Вооруженных   Силах  Российской  Федерации,  утвержденной  приказом
Министра обороны Российской Федерации от 15 февраля 2000 г. N 80.
     В п.   29   этой   Инструкции   также   определено,  что  учет
военнослужащих,  нуждающихся в получении жилых  помещений,  ведется
исходя  из  времени  принятия  их  на  учет  по единому списку,  из
которого одновременно в отдельные списки включаются военнослужащие,
имеющие право на внеочередное получение жилых помещений.
     Таким образом,  действующее  законодательство  предусматривает
обеспечение  граждан жильем в порядке очередности исходя из времени
принятия их  на  учет  и  включения  в  соответствующие  списки  на
получение   жилья   среди   такой  же  категории  граждан,  имеющих
аналогичные социальные гарантии.
     В данном деле суды нижестоящих инстанций оставили без внимания
то обстоятельство,  что право В. подлежит реализации в определенном
порядке,  который не подлежит изменению в зависимости от того,  кто
из военнослужащих,  имеющих право на внеочередное обеспечение жилым
помещением, обратится в суд с заявлением раньше.
                                            Определение N 1Н-115/06

     (Обзор подготовлен  управлением  по работе с законодательством
Верховного Суда Российской Федерации и 30  мая  2007  г.  утвержден
постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации)


                           _____________