ПУБЛИКАЦИИ

http://vestnik-vas.ru/statfree.asp?ID=1852

Материалы совещания
председателей арбитражных судов
Российской Федерации
(3 декабря 2004 г.)

Итоги работы арбитражных судов
в 2004 году и задачи по дальнейшей
реализации судебной реформы

(Доклад Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации В.Ф. Яковлева на совещании председателей арбитражных судов 3 декабря 2004 г.)

Уважаемые коллеги! Уважаемые гости!

Работа нашего совещания проходит под знаком только что закончившегося VI Всероссийского съезда судей. Можно без преувеличения сказать, что любой съезд судей – событие исторического характера, и не только для нас. Именно таким оказался и только что прошедший судейский форум.

VI съезд судей подвел итоги судебной реформы на сегодняшний день. Участие Президента Российской Федерации придало этому мероприятию особый вес и значение. В выступлении Президента прозвучала государственная оценка того, что уже было сделано в ходе судебной реформы, оценка состояния правосудия и тех проблем, которые нам предстоит решать в ближайшее время.

Мне кажется, что все участники съезда в высшей степени удовлетворены его результатами. Президент Российской Федерации указал на то, что мы с вами живем во время динамичного и плодотворного развития российской судебной системы, причем по всем основным направлениям – как в сфере развития законодательства, так и в сфере всестороннего обеспечения правосудия.

Правосудие, как сказал Президент России, – это историческая перспектива нашего общества в построении гражданского демократического строя с социально ориентированной рыночной экономикой и с защитой прав и свобод граждан.

Для нас чрезвычайно важно то, что главным фактором эффективного правосудия Президент Российской Федерации назвал независимость судебной власти и ее самостоятельность. И существенным фактором высокого статуса судей и их независимости является достойная заработная плата. Пожалуй, впервые за многие годы это прозвучало. В то же время Президент России в своем выступлении сформулировал те проблемы и требования, которые общество предъявляет к судебной системе. Это прежде всего обеспечение доступности и качества правосудия, его открытость, необходимость добиться доверия со стороны общества – я думаю, путем повышения качества нашей работы, а также ответственности всех тех, кто отправляет правосудие. К этому, разумеется, добавляются задачи всестороннего обеспечения судов и судей, их надлежащая государственная защита от всякого рода посягательств. Съезд, по существу, дает нам основание для вывода о том, что судебная реформа в своих основных параметрах завершена и судебная система не нуждается в существенной перестройке – она будет существовать как незыблемая система, фундаментом которой является Конституция Российской Федерации.

В нашей прессе все еще иногда продолжается дискуссия относительно перспективы возможной “перекройки” судебной системы с целью соединения всех ветвей судебной власти под крышей единого Высшего суда. Однако представляется, что для этого нет никаких оснований ни с точки зрения общественной значимости, ни законодательных оснований, ни тем более с учетом мировой практики, так как повсеместно наблюдаются противоположные тенденции – наряду с судами общей юрисдикции существуют и продолжают развиваться специализированные суды. Это свойственно, например, Соединенным Штатам Америки, на которые обычно ссылаются, говоря о едином Верховном суде.

Отрадным для нас – для тех, кто работает в коммерческих судах России, – явлением стало развитие в последнее время в Соединенных Штатах Америки коммерческих судов, коммерческих палат и т.д. До недавнего времени таковых в Соединенных Штатах Америки фактически не было. Коммерческие споры разрешались в судах общей юрисдикции. Сегодня уже в 14 штатах существуют коммерческие суды или суды с другим названием, но выполняющие эти функции. В ближайшее время они появятся еще по крайней мере в шести штатах. Коммерческое правосудие успешно осуществляется отдельными судами и в Англии, и во Франции, да и в Германии – в виде коммерческих судебных палат.

Наша деятельность проходит в достаточно непростых, даже, можно сказать, в трудных условиях. На съезде мы говорили о том, что арбитражным судам приходится работать в условиях такой экономики, которая с самого начала в значительной степени была криминализированной, и наша судебная система действительно испытала воздействие неких атак со стороны криминала. Мы были свидетелями и противозаконной приватизации доходов государственных предприятий, и разграбления бюджетных средств с помощью фальшивых авизо, а также перехвата денежных средств федерального бюджета, которые не доходили до мест. Мы наблюдали и нарушение законов в достаточно массовых масштабах в процессе осуществления приватизации. Мы видели, как хитроумно был приспособлен закон о банкротстве 1998 года для передела собственности. Наша практика выявила множество различного рода схем по уклонению от уплаты налогов, по захвату чужого имущества. Вы знаете, что обеспечительные меры пытались приспособить для достижения столь же противоправных целей. В связи с этим выявление подобных схем, приспосабливаемых для внедрения в практику деятельности наших судов, – это одна из актуальнейших задач и на сегодняшний день.

Мы ощущаем попытки управления нашими судами со стороны, в том числе путем внедрения в судейский состав лиц, которые были бы в наших рядах представителями коммерческих структур, иногда даже крупных олигархических структур. Поэтому нам приходится работать в очень непростых условиях, обеспечивая тем не менее должное осуществление правосудия. И мы должны делать это умело.

С этой целью был отработан ряд механизмов, которые необходимо и дальше совершенствовать. Мы должны во всех судах отладить распределение дел не по субъективному признаку, а по объективным показателям. И там, где этого пока еще нет, видимо, стоит уже ставить вопрос об ответственности председателей за невыполнение соответствующих требований.

Мы говорим также и о том, что суды должны быть открытыми и абсолютно прозрачными. Необходимо эту задачу решать постоянно.

Мы как судьи должны быть открыты перед обществом. В связи с этим нами было выдвинуто предложение о добровольном декларировании судьями доходов, расходов, приобретенного имущества. К сожалению, это предложение не включено в только что принятый съездом Кодекс судейской этики. Но вместе с тем съезд в своем постановлении указал на необходимость законодательного решения этого вопроса с тем, чтобы для судей составление деклараций об имущественном состоянии, о доходах и расходах стало бы обязательным.

Наша судебная система функционирует уже 12 лет, и работа осуществляется по четырем направлениям. Во-первых, мы стоим у “конвейера” и рассматриваем колоссальное количество дел. Во-вторых, мы постоянно вынуждены учиться – без этого невозможно нормально работать, потому что обновляются и законодательство, и судебная практика. В-третьих, мы должны постоянно заниматься самосовершенствованием. Ведь жизнь в обществе, особенно экономическая, настолько динамична, что если мы не будем этого делать, то отстанем. Именно поэтому наше судоустройственное и процессуальное законодательство обновлялось за прошедшие 12 лет трижды. Были приняты три варианта Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, последний из них в 2002 году. И четвертое направление нашей работы – это самообеспечение. Мы находимся на самообслуживании, так как у нас нет Судебного департамента. У нас есть только деньги из государственного бюджета, все остальное обеспечение – кадровое, финансовое, материально-техническое, информационное и т.д. – это наша собственная деятельность.



Позвольте мне остановиться на судебной работе этого года.

Сохраняется тенденция резкого увеличения объемов работы. За девять месяцев 2004 года на рассмотрение в арбитражные суды поступило около миллиона заявлений. За девять месяцев! Это на 3 процента больше, чем за весь прошлый год. Получается, что к концу года на рассмотрение в арбитражные суды поступит примерно 1 300 000 заявлений, а это на 37 процентов больше, чем в 2003 году.

Поступление заявлений в некоторых судах увеличивается особенно быстро. Я имею в виду такие суды, как арбитражные суды республик Башкортостан и Мордовия, Амурской, Волгоградской, Ивановской, Кемеровской, Кировской, Омской, Орловской и Ярославской областей, где за девять месяцев заявлений поступило на 30–40 процентов больше, чем в прошлом году.

Несмотря на то, что количество заявлений резко возрастает, мы тем не менее пока еще обеспечиваем доступность правосудия и сохраняем качественные параметры нашей деятельности. Возврат заявлений в этом году по основаниям, предусмотренным Арбитражным процессуальным кодексом, составляет 5,2 процента. Это значительно меньше, чем в 2003 году.

За девять месяцев 2004 года арбитражные суды первой инстанции рассмотрели 809 344 дела. Прогноз таков: к концу года судами будет рассмотрено примерно 1 100 000 дел. Таким образом, число рассмотренных дел увеличится по сравнению с предыдущим годом на 24 процента.

Сохраняется многолетняя устойчивая тенденция последовательного роста числа экономических споров, возникающих из административных правоотношений. Связано это в первую очередь с продолжающимся ростом количества заявлений государственных органов, в том числе Пенсионного фонда, о взыскании обязательных платежей и санкций. Причем, как следует из информации арбитражных судов, почти по 30 процентам таких дел сумма требований составляет не более 100 рублей! Необходимо подчеркнуть, что судопроизводство по этим делам стoит намного дороже, чем сама сумма заявленных требований.

За девять месяцев 2004 года разрешено примерно 390 тысяч дел по экономическим спорам, возникающим из гражданских правоотношений (это примерно 36 процентов от общего числа дел). Таким образом, административные дела составляют на сегодняшний день 64 процента от общего числа дел.

В этом году мы приняли к производству 8319 заявлений о признании должников банкротами. Завершено производство по 15 500 делам о банкротстве. На фоне значительного сокращения числа поступающих заявлений о банкротстве возрастает количество разногласий, заявлений и жалоб, которые рассматриваются в рамках дел этой категории. Если в 2003 году таких заявлений было рассмотрено 53 тысячи, то за девять месяцев этого года – 61 тысяча. Вы прекрасно понимаете, что это огромная работа, потому что дела о банкротстве – дела длительного судопроизводства.

По состоянию на 1 октября 2004 г. на рассмотрении арбитражных судов находилось около 49 тысяч дел о банкротстве. Это почти 15 процентов всех дел, которые находятся в остатке на конец этого периода.

Надо сказать, что наблюдается новое явление – прекращение производства по значительному числу дел. По 138 256 делам прекращено судопроизводство. Из них по каждому седьмому делу утверждены мировые соглашения – и это хорошо! В основном, мировые соглашения заключались по гражданским спорам – их доля от числа гражданских споров составляет 7 процентов. Таким образом, мы видим, что начинают действовать те механизмы, которые были введены в оборот новым Арбитражным процессуальным кодексом.

В этом году почти в два раза чаще, чем в прошлом, прекращалось производство по делам, возникающим из административных правоотношений. За девять месяцев 2004 года прекращено производство по 84 904 делам этой категории. По сообщениям председателей арбитражных судов, прекращение производства по указанным делам в основном вызвано отказами заявителей (главным образом государственных органов) от своих требований.

За девять месяцев текущего года арбитражными судами рассмотрено 38 439 заявлений о применении обеспечительных мер. По результатам рассмотрения было удовлетворено 46,8 процента таких заявлений. Это несколько меньше, чем в 2003 году. При этом по каждому седьмому удовлетворенному заявлению поступало ходатайство об отмене обеспечительных мер. Арбитражными судами рассмотрено 2589 таких ходатайств, а в 1752 случаях (это 67,7 процента) принятые обеспечительные меры были отменены. И это является фактом, тревожащим нас, потому что, возможно, отмененные меры просто были применены недостаточно обоснованно. Следовательно, эта острая проблема продолжает существовать, и я еще раз хочу обратить на нее внимание председателей судов. Надо анализировать причину принятия каждого необоснованного судебного акта, в котором речь идет об обеспечительной мере.

За девять месяцев текущего года судами выдано 760 640 исполнительных листов для исполнения судебных решений. Рассмотрено 18 800 заявлений, касающихся исполнения судебных актов.

К нашему удовлетворению, арбитражные суды стали чаще использовать предоставленную новым Арбитражным процессуальным кодексом возможность применения упрощенного судопроизводства. За девять месяцев по такой форме судопроизводства было завершено свыше 104 тысяч дел, что составляет примерно 13 процентов от общего количества рассмотренных дел. Это в высшей степени позитивный показатель, который позволяет нам говорить о том, что наш новый Арбитражный процессуальный кодекс в действии и что действительно судам удается использовать ускоренные формы судопроизводства без нанесения вреда отправлению правосудия. По сообщениям арбитражных судов, в порядке упрощенного судопроизводства рассматриваются, в основном, бесспорные дела по заявлениям о взыскании обязательных платежей и санкций, а также дела по расчетам за коммунальные услуги и услуги связи.

Важным показателем эффективности деятельности арбитражных судов является соблюдение процессуальных сроков. Надо сказать, что, несмотря на возрастание нагрузки, показатели, характеризующие соблюдение процессуальных сроков, не только сохранились на уровне предшествующего года, но даже улучшились. В этом году с нарушением установленных законом процессуальных сроков разрешено арбитражными судами первой инстанции 3,2 процента дел, в прошлом году было 3,7 процента дел; в апелляционной инстанции – 10,4 процента, в прошлом году было 12,5 процента; в кассационной инстанции – 0,5 процента, в прошлом году было свыше 1 процента.

Как следует из информаций председателей арбитражных судов, подавляющее большинство дел рассмотрено с нарушением процессуальных сроков из-за необходимости сбора дополнительных доказательств, истребования их у третьих лиц, вследствие несвоевременного представления доказательств сторонами, а также по причине заявления обоснованных ходатайств об отложении дел. Более половины дел, рассмотренных с нарушением срока, а именно 66,2 процента, – это дела, связанные с применением норм административного, публичного права, по которым, как известно, установлены весьма короткие, сокращенные сроки.



О качестве судебной работы.

Оно характеризуется следующими данными. Несмотря на возросший объем работы, процент обжалования принятых судебных актов во все инстанции, проверяющие их законность и обоснованность, по сравнению с прошлым годом не только не увеличился, но даже несколько уменьшился. В апелляционную инстанцию было обжаловано 11 процентов решений судов первой инстанции, в прошлом году – 11,7 процента; в кассационную инстанцию обжаловано 8,3 процента решений судов первой инстанции, в прошлом году – 8,7 процента; в надзорном порядке обжаловано 1,8 процента решений судов первой инстанции против 2,5 процента в прошлом году. Во всех трех инстанциях, проверяющих законность и обоснованность судебных актов, за девять месяцев отменены и изменены судебные акты по 3,9 процента решений судов первой инстанции против 4,5 процента в 2003 году.

Таким образом, пока еще наша судебная система, будучи сильно перегруженной, в основном справляется с работой, со своими задачами, как по количественным, так и по качественным показателям. Причем надо обратить внимание на то, что по 535 делам судебные акты были отменены апелляционной инстанцией в связи с заключением мирового соглашения. Это не негативный факт, а, напротив, позитивный.

В связи с применением норм нового Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в практике арбитражных судов появились дела, судебные акты по которым отменяются на основе отказов от исков в апелляционной инстанции. За девять месяцев по этому основанию были отменены 479 решений.

По данным статистики, апелляционная инстанция за девять месяцев рассмотрела почти 75 тысяч дел. За год же она рассмотрит порядка 100 тысяч дел. Апелляционная инстанция изменила и отменила решения по 17 тысячам дел, что составляет 2,1 процента от всех дел, рассмотренных судами первой инстанции.

Согласно имеющимся данным довольно резкое количественное увеличение дел произошло в судах кассационной инстанции. За девять месяцев они рассмотрели 58 500 дел и к концу года, видимо, выйдут на уровень 78 000 дел. 78 000 дел рассмотрят за год 10 кассационных судов! Вы помните, были предложения перевести кассацию в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации. Мог Высший Арбитражный Суд, если бы это предложение было реализовано, рассмотреть в год более 70 000 дел? Конечно, нет. Высший Арбитражный Суд может рассмотреть в год несколько сот дел, но не такое колоссальное количество, которое проходит через суды кассационной инстанции. Поэтому если бы в свое время нас заставили перейти на такой режим, который, вообще говоря, активно пропагандировался, то, очевидно, возможности и апелляционной, и кассационной инстанции для сторон существенным образом были бы ограничены, а по существу – потеряны.

Надо сказать, что на общем фоне более или менее благополучных данных по качеству судебных решений отдельные суды все-таки работают недостаточно удовлетворительно и их показатели значительно отличаются в худшую сторону от средних показателей по России, в 2 – 2,5 раза. Я говорю об арбитражных судах республик Калмыкия и Северная Осетия – Алания, Тамбовской области, города Москвы, города Санкт-Петербурга и Ленинградской области, Ямало-Ненецкого автономного округа.

За девять месяцев 2004 года в Высшем Арбитражном Суде Российской Федерации рассмотрено 11 725 заявлений о пересмотре дел в порядке надзора. Таким образом, к концу года мы выйдем на уровень примерно 15 500 дел. Это меньше, как я уже сказал, в процентном отношении, чем в предыдущем году, но тем не менее Высшему Арбитражному Суду приходится рассматривать огромное количество дел. В этом году на рассмотрение Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации было вынесено 172 дела. Мы думаем, что к концу года Президиум Высшего Арбитражного Суда рассмотрит примерно 250 дел и примерно 100 дел будут направлены в кассационную инстанцию. Таким образом, в общей сложности Высший Арбитражный Суд, так или иначе, в той или другой форме, устранит нарушение закона примерно по 350 делам.

Много говорят о том, что Высший Арбитражный Суд Российской Федерации ограничил свою активность по части выявления и устранения нарушений законов. Как видите, статистика свидетельствует об обратном. Снижение происходит, но оно незначительно. Зато Высший Арбитражный Суд получил возможность более активно анализировать судебную практику с точки зрения ее единообразия, а также использовать различные меры для обеспечения такого единства.

Рост количества дел резко увеличивает объем работы каждого судьи. В среднем по системе нагрузка у судьи за два года увеличилась с 35,5 до 50,7 дела в месяц. Но это в среднем, а если брать первую инстанцию – там нагрузка еще выше. В арбитражных судах субъектов Российской Федерации на сегодняшний день нагрузка на судью составляет 55,6 дела в месяц. В 12 арбитражных судах субъектов Российской Федерации нагрузка значительно выше – от 60 до 70 дел в месяц, а в судах республик Башкортостан и Татарстан, Краснодарского края, Архангельской, Кемеровской, Нижегородской, Пермской, Саратовской, Ульяновской областей, города Санкт-Петербурга и Ленинградской области нагрузка на судью составляет свыше 70 дел в месяц. Это, конечно, совершенно непосильный объем.

Надо сказать, что и это не предел, так как мы знаем, что сейчас на суды должен обрушиться вал дел, потому что решается вопрос о расчистке государственного реестра юридических лиц. В реестре значится примерно 1600 тысяч “мертвых душ”. До сих пор все еще сохраняется судебный порядок их ликвидации. И если вся эта лавина хлынет в арбитражные суды, то нормальной работы в судах уже не будет. Причем это не только лишение судебной системы возможности нормальным образом разрешать серьезные дела, но и огромные материальные затраты. Если иметь в виду даже 10 тыс. рублей (я имею в виду – на оплату работы ликвидаторов), то и в этом случае потребуется примерно 16 млрд. рублей из федерального бюджета. Можно сопоставить это с бюджетом арбитражных судов – в этом году на содержание наших судов израсходовано 4,5 млрд. рублей. А на эту пустую работу – на расчистку запущенного реестра юридических лиц – требуется как минимум 16 млрд. рублей! Но и это не предел – фактически эта сумма многократно возрастет, так как, лишь только начнется этот процесс, он сразу же превратится в бизнес с целью заработать за счет государственного бюджета.



Как я уже сказал, наряду с судебной работой мы занимаемся совершенствованием деятельности нашей судебной системы. И я остановлюсь на основных направлениях этой работы в 2004 году.

Прежде всего, это законотворческая работа.

Вы знаете, что мы провели большую законопроектную работу по совершенствованию нашего процессуального кодекса. Однако и на сегодняшний день этот вопрос продолжает оставаться актуальным. Мы внесли в Государственную Думу небольшой законопроект по совершенствованию Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в котором предлагаем допустить возможность восстановления пропущенного трехмесячного срока для обращения в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации с надзорной жалобой, если это произошло по обстоятельствам, не зависящим от стороны, и продления его до шести месяцев.

Также мы предлагаем в качестве основания для пересмотра дела в порядке надзора ввести в статью 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации положение о нарушении норм международного права в сфере регулирования прав и свобод человека с тем, чтобы Высший Арбитражный Суд более эффективно функционировал как завершающее звено в национальной судебной системе по защите прав наших граждан и, таким образом, в какой-то степени разгрузил бы Европейский суд по правам человека, начинающий испытывать перегрузки от количества поступающих заявлений, в том числе и из России.

Предпринимаются и другие меры по совершенствованию законодательства, но я просто не имею сейчас возможности сказать обо всех. Скажу только о двух.

Как я уже отмечал на съезде, – пожалуй, более несовершенным является судопроизводство по административным делам, потому что наше административное судопроизводство с самого начала было построено по дефектной схеме.

Дело в том, что у нас все административные дела, даже те, по которым нет никакого спора и конфликта, идут в суд, а суд загромождается вообще несвойственной ему деятельностью. Фактически он превращен в придаток к органам административной власти. Так вот, надо сделать так, чтобы суд не подменял исполнительную власть, а контролировал ее с точки зрения законности или незаконности принимаемых ею актов. Необходимо ввести досудебные, административные процедуры по рассмотрению этих, так сказать, бесконфликтных материалов и дел, с одной стороны. С другой стороны, чтобы по этой же процедуре рассматривались и конфликты, но – вначале в самих административных органах, с тем чтобы они имели возможность проверить законность решений собственных служащих, устранить допущенные ошибки. При этом, разумеется, в полной мере должны быть сохранены возможности и судебного контроля, и судебной защиты. Каждый раз, когда гражданин или предприниматель не согласен с решением административного органа, он может обжаловать это решение в суд. Такая процедура работает практически во всех странах мира: в Германии, во Франции, в Англии, в Соединенных Штатах Америки и других. Это позволяет гражданам быстро и без затрат денежных средств найти защиту, добиться устранения противозаконных решений. Мы на граждан взвалили все тяготы судебных разбирательств, а судебная процедура весьма длительна и дорогостояща. И в этом смысле такой путь является весьма неэффективным способом защиты граждан в их взаимоотношениях с государственными органами.

Наконец дело сдвинулось. По нашему предложению Президент Российской Федерации дал соответствующее поручение. Были созданы межведомственные рабочие группы по подготовке законопроектов, касающихся как расчистки государственного реестра от “мертвых душ”, так и по административным процедурам во взаимоотношениях с налоговым и таможенным ведомствами и т.д. Проекты готовы. Они были подготовлены с участием всех заинтересованных структур, прошли соответствующую экспертизу. Сейчас они находятся в Администрации Президента России, и мы надеемся, что они будут в ближайшее время внесены в Государственную Думу. Таким образом, административное судопроизводство, по крайней мере в некоторых массовых сферах – в налоговой, таможенной и т.д., – будет приведено в нормальное состояние и будет достаточно цивилизованным. Я остановился на этом так подробно, потому что если мы это сделаем, то тогда, конечно, необоснованная перегрузка судов в значительной степени будет снята и не потребуется дополнительного увеличения численности судей, специалистов, строительства судебных зданий. То есть мы избежим колоссальных затрат, если снимем с судов те функции, которые им несвойственны.

С нашим участием в Минюсте России разработаны проекты федеральных законов о внесении изменений и дополнений в федеральные законы “Об исполнительном производстве” и “О судебных приставах”. Вы знаете, что эти вопросы продолжают оставаться весьма актуальными, и Европейский суд по правам человека больше всего упрекает нашу судебную систему даже не в том, как работает сама судебная система, а в том, как исполняются (или, точнее, не исполняются) судебные решения.

Большая работа была проведена по анализу и обобщению судебной практики, как я уже сказал – в целях обеспечения единства применения и толкования законов.

Принято постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации “О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при применении законодательства об административных правонарушениях”. В арбитражные суды направлены важные информационные письма, касающиеся оспаривания нормативных правовых актов; применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации; рассмотрения дел, связанных с исполнением судебных решений; споров, касающихся обязательного пенсионного страхования; применения Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации, Гражданского кодекса Российской Федерации и т.д.

Готовится к рассмотрению на Пленуме проект постановления о применении положений Арбитражного процессуального кодекса при пересмотре вступивших в законную силу судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам.

Нами подготовлен проект совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации о подведомственности дел судам общей юрисдикции и арбитражным судам. Мы его направили в Верховный Суд Российской Федерации, который поддержал наше предложение о создании совместной рабочей группы для дальнейшей работы над указанным проектом.

Дорабатывается проект постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации о подготовке дела к судебному разбирательству. Ведется работа над шестью проектами постановлений Пленума Высшего Арбитражного Суда: по рассмотрению споров с участием государственных муниципальных учреждений, связанных с применением статьи 120 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также с применением Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Бюджетного кодекса Российской Федерации, земельного законодательства и законодательства о банкротстве.

Я знаю, что вы давно ждете все эти постановления Пленума. Работа очень тяжелая, она идет в больших дискуссиях. Но я думаю, что ее надо все-таки ускорить и в ближайшее время завершить.

Идет также работа над проектами обзоров судебной практики по вопросам рассмотрения судами споров, возникающих в сфере жилищно-коммунального хозяйства, связанных с договором об ипотеке, с предъявлением претензий и исков, вытекающих из железнодорожных перевозок; с рассмотрением судами дел об оспаривании решений третейских судов, о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов, по признанию исполнения решений иностранных судов и иностранных арбитражных решений, по налогам на прибыль и НДС, по распределению судебных расходов и т.д. Вы видите, что все это чрезвычайно актуальные вопросы.

Для нас сейчас очень важно, чтобы обеспечивалось единство практики на уровне десяти федеральных окружных судов. Мы выстроили такую схему, которая позволяет нам осуществлять контроль за единством судебной практики на уровне судов кассационной инстанции. В свою очередь, они должны обеспечивать единообразие практики на подведомственной им территории. И таким образом мы имеем возможность обеспечивать единство судебной практики в целом по России, что является обязательным элементом в осуществлении правосудия. К сожалению, в некоторых окружных судах допускаются сбои в работе по обеспечению единства практики даже внутри одного суда. Обратите на это внимание. Это абсолютно недопустимая вещь. Это сбивает с толку нижестоящие суды. Кроме того, я думаю, что каждый судья окружного суда по каждому делу, прежде чем вынести решение, должен ознакомиться с практикой не только Высшего Арбитражного Суда и своего собственного окружного суда, но и с практикой еще девяти других окружных судов. Вот только таким путем мы можем обеспечить единство практики. И возможности для этого есть, а значит, весь вопрос – в ответственности судей, которые вносят или единство, или разнобой в работу.



Проводится большая организационная работа. Сейчас она идет, в основном, по линии создания арбитражных апелляционных судов. Я должен сказать, что работа по созданию судов апелляционной инстанции чрезвычайно трудна. Два препятствия нам мешают. Первое – получение достойных зданий (помещений) под суды. Плохо нам помогают в этом смысле. Сами бьемся. И второе – это назначение судей, кадровое обеспечение апелляционных судов, оно идет медленно. Я всегда говорил и говорю: если бы мы в 1992 году арбитражную систему создавали такими темпами, как сейчас двадцать арбитражных апелляционных судов, то думаю, что и сейчас еще не завершили бы создание арбитражных судов России. Тогда мы работали намного быстрее. И я должен сказать, что работали хорошо – существенных ошибок не допускали ни по каким параметрам. Сейчас процесс идет очень медленно. Мы должны были создать двадцать арбитражных апелляционных судов, двенадцать из них должны были начать работать в этом году, а восемь – в следующем.

Однако на сегодняшний день работают всего три арбитражных апелляционных суда: два в Москве и один в Санкт-Петербурге. Правда, сейчас широким фронтом идет работа по созданию всех остальных семнадцати судов.

По семнадцати судам, в том числе по трем действующим, мы определились с местом их нахождения. А это значит, что здания уже есть, потому что без этого мы местонахождение судам не определяем. Но по трем судам мы не определились еще с местом нахождения, так как не получили здания. Завершается работа по определению местонахождения арбитражного апелляционного суда во Владивостоке, готово к подписанию соглашение о предоставлении здания. И остаются у нас еще два суда, по которым мы никак не можем решить вопрос о размещении: один суд на Дальнем Востоке, который мы хотим “посадить” в Хабаровске, но пока нет помещения; и никак не можем найти помещение в таком огромном промышленном городе, как Челябинск. То, что предлагается нам, – это помещение, принадлежащее Российской Федерации, но Российская Федерация не очень спешит поделиться своим фондом.

Я надеюсь, что в ближайшее время все равно мы эту работу закончим. Я уверен, что в 2005 году все двадцать арбитражных апелляционных судов начнут работать. Но если уж будут какие-то непреодолимые трудности – мы еще раз вынуждены будем обратиться за помощью в самую высокую инстанцию, то есть к Президенту Российской Федерации.

Идет работа по внедрению в наше правосудие представителей общественности – арбитражных заседателей.

Сейчас у нас утверждено 1616 арбитражных заседателей. Правда, у некоторых из них двухлетний срок полномочий уже истек, теперь идет их переназначение. На сегодняшний день действуют 1008 арбитражных заседателей – они есть почти везде. И у предпринимателей есть возможность заявить ходатайство о рассмотрении дела не одним государственным судьей, а тремя судьями с участием двух арбитражных заседателей. Но спрос невелик. Почему-то предприниматели друг другу доверяют мало, а больше доверяют государственным судьям. У нас же упорно говорят о недоверии государственным судьям. Итак, в этом году у нас рассмотрено около 700 дел с участием арбитражных заседателей.

К сожалению, по состоянию на ноябрь 2004 года отсутствует корпус арбитражных заседателей в арбитражных судах Еврейской автономной области и Чукотского автономного округа. Я не знаю, как в Чукотском автономном округе наладить этот процесс. Может быть, обратиться к губернатору?



Вопрос о судейской этике. В феврале 2004 года этот вопрос мы специально рассмотрели на основе жалоб сторон (лиц, обращающихся к нам за правосудием) и наметили соответствующие меры.

К сожалению, уважаемые председатели, количество жалоб, поступающих в Высший Арбитражный Суд, на действия судей арбитражных судов не уменьшается. За десять месяцев 2004 года мы получили 453 жалобы. И каждая из них тщательно проверяется.

16 процентов этих жалоб признаны обоснованными. Приняты соответствующие меры, в том числе и привлечение виновных к ответственности. Надо эту работу продолжать и, может быть, значительно повысить требовательность.

В связи с резким увеличением количества жалоб на действия судей Арбитражного суда Республики Калмыкия мы провели полную проверку работы этого суда. По ее результатам направили в Высшую квалификационную коллегию судей Российской Федерации два представления, в результате рассмотрения которых прекращены полномочия председателя этого суда Манжеева Н.В. за бездеятельность и полномочия первого заместителя председателя этого же суда Сангаева Г.Л. за злоупотребления.

Должен сказать, что во многих случаях мы видим повышение требовательности со стороны региональных квалификационных коллегий судей. Например, совсем недавно я с большим удовольствием прочитал постановление квалификационной коллегии судей Пермской области, в котором подробнейшим образом были расписаны безобразия, допущенные одним из судей арбитражного суда этой области, с абсолютно правильным решением о прекращении полномочий этого так называемого “судьи”. Давайте более тщательно проверять такие жалобы, более основательно и серьезно, по-государственному на них реагировать.



По-прежнему острой остается проблема охраны и судов, и судей. Я уже говорил, что против судей и членов их семей было совершено 27 преступных посягательств. Убиты трое судей, двое членов семей судей. В этом году совершено три покушения на наших судей, 12 разбойных нападений, кражи и т.д. Поскольку далеко не всегда эти дела раскрываются, трудно сказать – связаны все эти преступные посягательства с профессиональной деятельностью судьи или нет. Но факт то, что такая категория наших граждан, как судьи, все-таки весьма мало защищена.



Вкратце о кадровом обеспечении судебной системы, хотя это важнейший вопрос. За десять месяцев были оформлены документы на 470 кандидатов на должности судей. Назначено за это время 210 судей, но длительное время остаются вакантными места даже иногда и руководителей судов. Например, у нас нет председателей Федерального арбитражного суда Уральского округа, Арбитражного суда Республики Ингушетия. В Администрации Президента находятся материалы на 118 кандидатов, 44 из них уже рассмотрены кадровой комиссией. Особенно волнует нас, конечно, длительность процедуры назначения на должности судей по апелляционным судам. Когда речь идет о действующих судах, то эта длительная процедура нехороша, потому что судьи страшно перегружены и ждут назначения новых судей. На самом деле, очень перегружены судьи – они работают без выходных дней. Ну а по арбитражным апелляционным судам длительность назначения означает, что суд вообще не работает. Например, арбитражный апелляционный суд в Санкт-Петербурге мог бы начать работать не 29 ноября, как он начал работать, а на десять месяцев раньше, если бы был вовремя назначен председатель этого суда. Но он длительное время не назначался.

Мне кажется, что как-то нам надо перестроить работу по назначению судей с соблюдением тех правил, о которых говорил Президент Российской Федерации на съезде судей, – как нам работать, как добывать и в дальнейшем использовать всякого рода материалы проверок и т.д. Но это рабочий вопрос, и о его механизме, я думаю, мы будем подробно говорить. Причем следует заметить, что мы все соучастники затягивания процедуры назначения. Иногда обвиняют только Центр – говорят, что в Высшем Арбитражном Суде или в Администрации Президента Российской Федерации очень долго держат материалы. Это правда – долго. Но надо разобраться в причинах. Иногда эти причины состоят в том, что снизу мы получаем сырые материалы, кандидаты на должности судей слабо проверены во всех отношениях.


Все эти огрехи приходится восполнять уже здесь. Так что мы еще сегодня на заседании Совета председателей судов этот вопрос дополнительно обсудим и будем принимать соответствующие меры. Но и нам всем, здесь сидящим, и всем структурам, занимающимся кадровыми назначениями, надо все еще раз хорошо посмотреть.

Назначено судей немного – всего 210 человек, а ушли за это время 82 судьи. Вот вам и пополнение! Вот вам и облегчение нагрузки! Это беспрецедентно большой уход. Причем мы думали, что нам надо удалять людей, достигших преклонного возраста. Да ничего подобного! Посмотрите: 82 судьи ушли в этом году, но 70 процентов из них не достигли 60 лет. Не 65, а 60 лет! А 20 процентов ушедших не достигли даже 50 лет. Почему уходят? Из-за перегрузки! Но те, кто остаются, оказываются перегруженными еще больше. Вот вам серьезнейшая проблема, и она каким-то образом должна быть разрешена.

Я думаю, что надо просто понять, в каком положении находится судебная система, как это сказывается на доступности, на качестве правосудия, и действительно коренным образом надо улучшить работу на этом участке работы.

По состоянию на 1 октября 2004 г. в арбитражных судах осуществляли правосудие 2935 человек. И это 82 процента от нашего штатного состава, который, не считая даже арбитражные апелляционные суды, не укомплектован.

Большую работу мы ведем по повышению квалификации судей, постоянно, на базе двух академий – Российской академии государственной службы и Российской академии правосудия. Академия правосудия позволила нам наладить систему повышения квалификации не только судей, но и помощников судей, специалистов. В этом была очень острая необходимость.

У нас возможности повышения квалификации все время расширяются, так как увеличивается количество денег. Мы за этот год только в централизованной системе повышения квалификации смогли обучить 400 судей и 613 работников аппарата судов. Тысяча человек! Это, конечно, очень хорошо для девяти месяцев.



Несколько слов об информационном обеспечении.

Информационное обеспечение арбитражных судов на сегодняшний день находится, я бы сказал, в неплохом состоянии. Я посмотрел, что было четыре года назад – во время последнего съезда. Тогда в наших судах было где-то порядка трех тысяч компьютеров. Сколько их сегодня? Свыше десяти тысяч. В три с лишним раза больше! Ситуация изменилась в лучшую сторону. Сейчас мы завершили разработку нового программного комплекса “Судебно-арбитражное делопроизводство” и планируем в I квартале 2005 года распространить его по всем судам. В дальнейшем создадим единую информационную среду по всей судебной системе. Сформирован новый облик сайта Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. Это один из самых популярных сайтов в Интернете. За девять месяцев этого года его посетило 240 тысяч человек. Мы сотрудничаем в этом плане с Конституционным Судом Российской Федерации и Верховным Судом Российской Федерации.



Несколько слов о финансовом и материально-техническом обеспечении. Положение дел по этим направлениям значительно улучшилось за последние годы в связи с появлением федеральной целевой программы “Развитие судебной системы России”.

В 2004 году мы смогли выделить денежные средства на строительство или реконструкцию 37 арбитражных судов. Мы никогда в таких масштабах не могли этим заниматься. Завершили в этом году строительство четырех зданий судов и приобрели одно здание за деньги.

Наш бюджет на этот год составляет 4599 млн. рублей – в пять раз больше, чем четыре года назад. Конечно, это весьма существенное продвижение. На следующий год бюджет арбитражных судов на 27 процентов будет превышать бюджет этого года.

Тем не менее далеко не все задачи в этом смысле решены. Посмотрите: не вполне пригодных зданий, в которых находятся наши арбитражные суды, 56. По 33 из них ведется строительство, а по 20 – пока нет, но обязательно требуется или строительство, или реконструкция. 32 суда размещены в арендуемых помещениях, в том числе 4 суда арендуют помещения у коммерческих структур. Куда это годится?! Совершенно унизительное положение для государства, для правосудия!



Несколько слов о наших кадрах. Мне кажется, что в арбитражных судах за эти годы сложился весьма высококвалифицированный состав и судей, и специалистов. Я сказал, что у нас работают судей около трех тысяч, около 2600 помощников судей – это тоже классные специалисты.

Только в Высшем Арбитражном Суде Российской Федерации работают 7 докторов и 19 кандидатов наук, а по всей нашей системе работают 15 докторов и 122 кандидата наук (это целый научно-исследовательский институт) – и это очень важно, потому что свидетельствует об уровне кадровой подготовки. У нас 124 заслуженных юриста. В связи с установлением планки предельного возраста в этом году собирались уйти многие председатели, но в связи с тем, что Президент России внес в Государственную Думу законопроект о поднятии планки до 70 лет, большая часть председателей остается, конкурс по занятию их должностей приостановлен. Но пять председателей все же уходят. Кроме меня, это:

Большова Алла Константиновна, которая отдала 23 года этой должности и возглавляла Арбитражный суд города Москвы;

Матвиенко Иван Иванович, который 33 года возглавлял Арбитражный суд Кемеровской области;

Курганова Любовь Кузьминична, которая 40 лет возглавляла Арбитражный суд Калужской области;

Кобцева Антонина Николаевна, которая 27 лет возглавляла Арбитражный суд Белгородской области.

Я думаю, что мы еще скажем им наши благодарственные слова.

В связи с проведением съезда подписаны приказы о поощрении работников арбитражных судов, которые внесли исключительный вклад в развитие деятельности арбитражных судов. По Высшему Арбитражному Суду Российской Федерации это коснулось 145 судей и работников аппарата, и по системе – 648 руководителей, судей и работников аппаратов.

Давайте воздадим должное тому, что сделано, и людям, которые это сделали. И давайте сделаем все возможное для того, чтобы завтра наша судебная система работала еще лучше. Спасибо вам.