Способ поиска: "AND" "OR"

 

 

 

 

 

Крестьянское (фермерское) хозяйство как субъект права и как субъект ответственности : Современное положение и перспективы. 

Чашкова, С. Ю. 2000
 

Аннотация: Опубликовано : Сибирский Юридический Вестник. - 2000. - № 2.
Материал(ы):
Крестьянское (фермерское) хозяйство как субъект права и как субъект ответственности : Современное положение и перспективы.
Чашкова С. Ю.


В настоящее время в сфере предпринимательства действует два типа крестьянских (фермерских) хозяйств: 1) крестьянские (фермерские) хозяйства, созданные на основании Закона РСФСР “О крестьянских (фермерских) хозяйствах” от 22 ноября 1990 г., до введения в действие первой части ГК РФ; 2) крестьянские (фермерские) хозяйства, образованные после введения в действие первой части ГК РФ. Крестьянские (фермерские) хозяйства первого типа признаются юридическими лицами, независимо от того, что подобная организационно-правовая форма не предусмотрена действующим законодательством. ФЗ РФ “О введении в действие части первой ГК РФ” не содержит каких-либо сроков для их преобразования в соответствие с действующим законодательством. На это обращено внимание в письме Минюста РФ от 30 апреля 1999 года № 3422-СЮ, где сказано, что федеральным законодательством “не установлены предельные сроки для приведения правового статуса крестьянских (фермерских) хозяйств в соответствие с положениями ГК РФ”.

Крестьянские (фермерские) хозяйства (далее – КФХ) второго типа не являются юридическими лицами. Совместным Постановлением Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 28.02.95. № 2/1 “О некоторых вопросах, связанных с введением в действие части первой ГК РФ” (п. 9) указано следующее: “Крестьянское (фермерское) хозяйство не является юридическим лицом. Вместе с тем, глава крестьянского (фермерского) хозяйства, осуществляющий деятельность без образования юридического лица, признается предпринимателем с момента государственной регистрации крестьянского (фермерского) хозяйства (п. 2 ст. 23 ГК РФ), и соответственно к его предпринимательской деятельности применяются правила Кодекса, которые регулируют деятельность юридических лиц, являющихся коммерческими организациями, если иное не вытекает из закона, иных правовых актов или существа правоотношений”. Из этого следует, что субъектом предпринимательской деятельности является глава крестьянского (фермерского) хозяйства. Само КФХ второго типа не является субъектом предпринимательской деятельности.

Однако, крестьянские (фермерские) хозяйства независимо от даты их образования в учебной литературе по аграрному праву относят к коммерческим организациям и рассматривают как обособленные формирования. КФХ производят, перерабатывают, реализуют сельскохозяйственную продукцию, вступают в различные правоотношения с другими субъектами предпринимательской деятельности именно от лица крестьянского (фермерского) хозяйства. Этому способствует отчасти и то, что крестьянские (фермерские) хозяйства продолжают создаваться и регистрироваться в качестве таковых. Регистрация сама по себе не влечет признания крестьянского (фермерского) хозяйства субъектом предпринимательства. Созданные после 1 января 1995 года, и, не являясь де-юре субъектом предпринимательской деятельности, крестьянские (фермерские) хозяйства от своего имени де-факто занимается таковой. И такое положение дел, как ни странно, не настораживает иных участников предпринимательской деятельности. Попытки привлечь в качестве ответчика само крестьянское (фермерское) хозяйство, образованное после вступления в действие части первой ГК РФ, для многих оборачивались неудачей. Судебные органы четко следуют “букве закона” и привлекают в качестве надлежащих ответчиков только глав крестьянских (фермерских) хозяйств, обладающих статусом предпринимателя.

В рамках данной работы мне бы хотелось обратить внимание на проблему реализации гражданско-правовой ответственности КФХ второго типа в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств с его стороны.

Все субъекты предпринимательской деятельности, будь то индивидуальные предприниматели (физические лица) или юридические лица, отвечают по своим обязательствам всем принадлежащим им имуществом (ст. 24, ст. 56 ГК РФ). Ст. 24 Закона “О крестьянском (фермерском) хозяйстве” устанавливает, что за нарушения договорных обязательств, кредитной, расчетной и налоговой дисциплины, требований к качеству продукции, иных нарушений осуществления хозяйственной деятельности крестьянское хозяйство несет полную имущественную ответственность, предусмотренную действующим законодательством. Но поскольку крестьянское хозяйство второго типа не является субъектом предпринимательской деятельности, то и об его ответственности не может быть и речи. Глава крестьянского хозяйства является предпринимателем, он может заниматься предпринимательской деятельностью и нести полную имущественную ответственность. На первый взгляд может показаться, что все встало на свои места. Наделение главы крестьянского (фермерского) хозяйства статусом индивидуального предпринимателя решает все проблемы. Однако не стоит забывать, что законодательством предусматривается особый правовой режим имущества КФХ.

В соответствии со ст. 15 Закона “О крестьянском (фермерском) хозяйстве” имущество крестьянского хозяйства принадлежит его членам на правах общей долевой собственности, если единогласным решением членов крестьянского хозяйства не будет установлена общая совместная собственность на это имущество.

Принятый в 1994 году ГК РФ либо по недоразумению, либо с умыслом, допущенным законодателем, предусматривает прямо противоположное правило: имущество крестьянского (фермерского) хозяйства принадлежит его членам на праве совместной собственности, если законом или договором между ними не будет установлено иное.

Как видно, Закон и ГК РФ едины только в одном, что имущество КФХ является общей собственностью его членов. Однако в законодательстве отсутствует единая позиция, к какой разновидности общей собственности относится имущество КФХ. Какому правовому акту в данной ситуации следует отдать предпочтение?

Возникает вопрос: является ли Закон “О крестьянском (фермерском) хозяйстве” действующим правовым актом на сегодняшний день? Прямой отмены Закона в связи с принятием нового ГК РФ не последовало. Можно ли утверждать, что произошла фактическая отмена этого закона? Некоторые авторы отвечают положительно на этот вопрос либо склоняются к подобному утверждению . Другие, напротив, считают, что Закон действует наряду с ГК РФ . Какой точке зрения следует отдать предпочтение? На мой взгляд, правильнее было бы говорить о Законе как о действующем правовом акте.

В соответствии со ст. 4 Закона РФ “О введении в действие части первой ГК РФ” впредь до приведения законов и иных правовых актов, действующих на территории РФ, в соответствии с частью первой Кодекса законы и иные правовые акты РФ, применяются постольку, поскольку они не противоречат части первой Кодекса. До настоящего времени в РФ не принят правовой акт, который бы регулировал деятельность крестьянского (фермерского) хозяйства, что исключает фактическую отмену Закона “О крестьянском (фермерском) хозяйстве”. Разумеется, те положения, которые на сегодняшний день противоречат ГК РФ, не применяются, но в оставшейся части (надо отметить, что это большая часть) Закон является действующим.

Является ли положение ст. 15 Закона, регулирующим правовой режим собственности КФХ противоречащим требованиям ГК РФ, либо специальным правилом по отношению к общему, установленному ГК РФ. Полагаю, что ответить на этот вопрос однозначно нельзя.

Правило ст. 257 ГК РФ является по своему характеру диспозитивным. Имущество признается общей совместной собственностью, если иное не предусмотрено законом или договором между его членами. Что касается договора, то здесь все ясно: если нет договора, то имущество является общей совместной собственностью членов. Но что же делать с оговоркой: если иное не установлено законом? Норма ГК РФ отсылает к иному правовому акту. Таким актом вполне может быть Закон “О крестьянском (фермерском) хозяйстве”.

Если признать правило ст. 15 Закона специальным правилом, то следует, что, при отсутствии у членов крестьянского (фермерского) хозяйства договоренности относительно правового режима принадлежащего им имущества, последнее является не общей совместной собственностью, как это установлено ГК РФ, а общей долевой собственностью. Следует обратить внимание на то, как сформулировано правило в ст. 257 ГК РФ. Если Закон “О крестьянском (фермерском) хозяйстве” предполагает только две возможные формы собственности (долевая и совместная) в рамках общей собственности, то Кодекс в качестве альтернативы права общей совместной собственности предусматривает иные формы собственности, которые могут быть установлены законом или договором между членами. В данном случае термин “иное” вряд ли можно толковать как-то ограничительно. Следует рассматривать все возможные варианты собственности - как общую долевую так и индивидуальную собственность кого-либо из членов на все имущество.

Какие варианты иной собственности КФХ предлагает нам действующее законодательство? Если признать, что норма ГК является общей по отношению к норме Закона “О крестьянском (фермерском) хозяйстве” и руководствоваться требованиями Закона, то здесь мы сталкиваемся с ограничением термина “иное”. Диспозиция Закона предполагает только два варианта – общая долевая либо общая совместная собственности – о других формах собственности речи быть не может. Однако “иное” в соответствии со ст. 257 ГК РФ может быть предусмотрено не только законом, но и договором. Если члены крестьянского (фермерского) хозяйства урегулировали свои имущественные отношения посредством договора, то тут их воля не может быть ни чем ограничена, а, следовательно, имущество может им принадлежать как на праве общей собственности, так и на праве раздельной собственности членов КФХ. Здесь можно проследить аналогию с семейным законодательством, где супруги могут обладать имуществом на праве раздельной собственности. Думаю, это можно объяснить отчасти и тем, что в большинстве случаев крестьянское (фермерское) хозяйство представлено членами одной семьи. Однако знак тождества ставить здесь невозможно.

Закрепление имущества на праве собственности за членами крестьянского (фермерского) хозяйства, подобно “бомбе с замедленным действием”. И эта “бомба” представляет собой ни что иное, как фактическую “безответственность” КФХ. Если имущество КФХ будет принадлежать на праве собственности кому-либо из членов КФХ, но не главе, то может получиться так: в случае обращения взыскания на имущество предпринимателя, у него просто ничего не окажется, при этом, КФХ может иметь земельный участок, строения, технику и т.п. Если же имущество принадлежит членам КФХ на праве общей долевой собственности или на праве общей совместной собственности, то в этом случае глава крестьянского (фермерского) хозяйства рискует только долей в общем имуществе членов. В случае установления на имущество членов КФХ совместной собственности, все доли признаются равными, при установлении долевой собственности размер доли главы КФХ может быть различным, в том числе и минимальным. Лишившись своей доли в общем имуществе членов КФХ, глава не утрачивает “членства” в нем, а значит, и дальше может заниматься предпринимательской деятельностью, не имея при этом уже никакого имущества, которое бы обеспечивало исполнение его обязательств перед третьими лицами.

Согласно п. 2 ст. 258 ГК РФ земельный участок и средства производства, принадлежащие крестьянскому (фермерскому) хозяйству, при выходе одного из его членов разделу в натуре не подлежат, тем не менее, вышедший из хозяйства имеет право на получение денежной компенсации. В соответствии с Законом “О крестьянском (фермерском) хозяйстве” для выплаты денежной компенсации установлен пятилетний срок. Это правило является привилегией, данной КФХ, облегчающей ему бремя исполнения обязательств. При обращении взыскания на долю главы в общем имуществе КФХ, кредитор не может претендовать на часть земельного участка, т.к. он не может получить больше прав, чем получил бы сам глава при выходе из крестьянского фермерского хозяйства. А выплата денежной компенсации может затянуться на достаточно долгий период, если вообще такая возможность будет реализована. Следует заметить, что земельный участок не относится к неделимому имуществу (ст. 133 ГК РФ). В данном случае, имеет место особый правовой режим земельного участка. Земельный участок подлежит разделу, например, при прекращении крестьянского (фермерского) хозяйства в связи с выходом из него всех его членов.

Следует учитывать также особенность образования КФХ. Законодательство не предусматривает требований по образованию и размеру уставного фонда КФХ. На момент регистрации крестьянского (фермерского) хозяйства глава КФХ должен иметь земельный участок на праве собственности или на другом законном основании. Глава КФХ может образовать крестьянское (фермерское) хозяйство на основе использования земельного участка, принадлежащего ему на праве пожизненного наследуемого владения либо на праве аренды, иного имущества у КФХ может не быть, либо оно может быть закреплено в собственности за другими членами КФХ.

Следует обратить внимание еще на одну проблему, с которой может столкнуться кредитор при обращении взыскания на долю в общем имуществе крестьянского (фермерского) хозяйства. Эта проблема заключается в определении круга лиц, которые являются участниками общей собственности. Членство в крестьянском (фермерском) хозяйстве не регистрируется в обязательном порядке. Определить всех сособственников для кредитора будет очень сложной, если, вообще выполнимой задачей. При желании недобросовестный глава крестьянского (фермерского) хозяйства имеет возможность варьировать число членов так, как это представляется ему наиболее выгодным. Да и для самих членов КФХ есть определенный риск - будут ли они признаны в качестве таковых, а, следовательно, будет ли признано за ними право собственности на долю в общем имуществе и имущественных правах. Из вышесказанного следует, что полная имущественная ответственность крестьянского (фермерского) хозяйства, даже как полная имущественная ответственность главы КФХ, является декларацией, от которой могут пострадать другие участники предпринимательской деятельности, да и не только.

Несовершенство законодательства о крестьянском (фермерском) хозяйстве позволяет полностью или частично уклониться от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по договору.

В этой связи, представляется целесообразным и необходимым, как можно быстрее разрешить все спорные вопросы, возникающие в связи с деятельностью крестьянского хозяйства. Постановлением Правительства РФ от 03.05.99. № 481 “О государственной поддержке крестьянских (фермерских) хозяйств в 1999 году” было предложено Минсельхозпроду РФ, Минюсту РФ, Минэкономике РФ совместно с Ассоциацией крестьянских (фермерских) хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов в месячный срок внести в Правительство РФ предложение о внесении изменений и дополнений в ГК РФ по вопросу придания крестьянским (фермерским) хозяйствам статуса юридического лица (п. 9 Постановления). Полагаю, что наделение КФХ статуса юридического лица вряд ли является решением проблемы. ГК РФ содержит перечень возможных организационно-правовых форм деятельности. И организационно-правовая форма КФХ должна будет соответствовать одной из уже установленных ГК РФ. В результате чего, крестьянское (фермерское) хозяйство утратит свою индивидуальность. Представляется, чтобы сохранить самобытность крестьянского (фермерского) хозяйства, предпочтительнее рассматривать последнее как форму реализации договора простого товарищества. Профессор Суханов Е.А. говорит , что КФХ “представляет собой совокупность физических лиц (граждан), действующих на базе общего имущества, то есть, по сути, простое товарищество”. Принцип организации КФХ по своей сути действительно близок этому институту. Ровный В.В. в своей работе “Проблемы единства Российского частного права” замечает относительно КФХ следующее: “…возникающее в рамках неправосубъектной организации явление общей собственности дает все основания для сравнения хозяйств с институтом простого товарищества (гл. 55 ГК). То и другое видится вполне тождественным в той мере, в какой имущественный статус хозяйств может характеризоваться в т.ч. и при помощи режима общей долевой собственности (п. 1 ст. 257 ГК), а деятельность основываться на договоре между двумя или более его участниками…”. Весьма ценным представляется характеристика КФХ, данная Ровным В.В., как “неправосубъектной организации”, что также подтверждает доказываемый мною тезис о “безответственности” последнего, т.к. отсутствие правосубъектности исключает и деликтоспособность. В договоре простого товарищества правовой режим имущества основывается на так полюбившейся законодателю общей собственности членов КФХ, физические лица – участники этого договора являются субъектами предпринимательской деятельности, т.к. обязаны зарегистрироваться в качестве предпринимателей в соответствии со ст. 23 ГК РФ. Партнеры КФХ, созданного в форме простого товарищества, будут иметь реальную гарантию исполнения обязательств со стороны такого крестьянского (фермерского) хозяйства, а само крестьянское фермерское хозяйство, наконец-то, станет осуществлять предпринимательскую деятельность на законных основаниях. Самим же членам крестьянского (фермерского) хозяйства, что бы избежать различного рода проблем, с которыми они могут столкнуться в процессе своей деятельности сегодня, следует регулировать вопросы членства, собственности, а равно и трудового участия посредством договора. Всем лицам, которые собираются вступать в хозяйственные отношения с крестьянскими (фермерскими) хозяйствами надо уточнить к какому типу относится данное КФХ, а также выяснить каким образом распределено общее имущество среди членов крестьянского (фермерского) хозяйства. Это необходимо для того, чтобы иметь реальное представление о том, каким имуществом и кто будет отвечать в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств со стороны КФХ.
Источник информации:
Юридический институт ИГУ. Сибирский Юридический Вестник. ( http://www.lawinstitut.ru/ru/science/vestnik/20002/chashkova.html )