Способ поиска: "AND" "OR"

 

 

 

 

 АКАДЕМИЯ

КАФЕДРА ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА

НАИБОЛЕЕ ИЗВЕСТНЫЕ УЧЕНЫЕ - ЦИВИЛИСТЫ РОССИИ

 


Мейер Дмитрий Иванович

Мейер Дмитрий Иванович - известнейший цивилист (1819 - 1856). Окончил курс в главном педагогическом институте. В Германии слушал Пухту, Миттермайера, Рау, Рудольфа, Шлоссера, Вангерова, Гомейера, Фортена, Дирксена и др. В 1845 г. прочел в Санкт-Петербургском университете пробную лекцию "О гражданских отношениях обязанных крестьян" и тогда же был назначен в Казанский университет исполняющим должность адъюнкта. Степень магистра получил в 1846 г. за сочинение (рукописное, содержание которого осталось неизвестным): "Опыт о праве казны по действующему законодательству". В 1848 г. Мейер защитил докторскую диссертацию "О древнерусском праве залога", в которой воспроизведена, на основании доступных в то время материалов, картина древнего русского залогового права - и был назначен профессором Казанского университета. Лекции Мейера (читал он не только гражданское право и процесс, но и торговое и вексельное право, а временно - энциклопедию права и международное право), представлялись сначала студентам чем-то новым и совершенно непривычным. С течением времени Мейер, не применяясь к уровню своих слушателей, поднял их до своего уровня - первого в университете далекой окраины действительно научного профессора-цивилиста. Занимаясь специально разработкой русского торгового права, Мейер с целью изучения торговых обычаев центра нашей отпускной торговли отправился в Одессу (в 1850 г.); результатом явились и доселе не имеющие себе подобных в нашей литературе торгового права, "Юридические исследования относительно торгового быта Одессы", в которых Мейер весьма подробно останавливается на комиссионной сделке, морском страховании и переводных векселях. В 1852 г. Мейер поместил в "Московских Ведомостях" (№ 28) статью "Об объявленных ценах в книжной торговле". В 1853 г. в "Ученых Записках Казанского университета" (кн. 4) появилось исследование Мейера "О юридических вымыслах и предположениях, о скрытных и придворных действиях", труд строго индуктивный и весьма оригинальный, оставшийся у нас незамеченным. В 1855 г. Мейер издал "Юридический Сборник". Последней его работой была монография "О значении практики в системе юридического образования" (1855), в которой высказывается мысль о необходимости заранее готовить слушателей к рациональным приемам в практическом применении законов, тем самым, предохраняя их от опасности подпасть под влияние рутины и вразумляя в неуместности безусловного доверия к природному здравому смыслу, не развитому наукой. В 1855 г. Мейер, назначенный профессором училища правоведения, был избран профессором Петербургского университета по кафедрам гражданского права и истории русского права. 21 декабря Мейер прочел здесь свою первую лекцию, но уже 18 января 1856 г. не стало этого, по выражению историка Петербургского университета (Григорьева ), "первого в России цивилиста в истинном смысле и одного из самых благороднейших людей, каких только видели на своих кафедрах русские университеты". Его лекции по гражданскому праву, а также очерк вексельного права были собраны после его смерти и изданы профессором А.И. Вицыным (с 6-го по 10-е издание - 1915 г., под редакцией профессора А.Х. Гольмстена ; в последних изданиях опущен устаревший очерк вексельного права). На этом учение русского гражданского права, проникнутом гуманными и для своего времени новыми и замечательными идеями, воспиталось несколько поколений русских юристов. Но еще сильнее было непосредственное влияние Мейера, как ученого и человека, на своих слушателей и современников. Говоря об объекте права собственности, Мейер клеймил несправедливость крепостного права; говоря о суде и судьях, клеймил взяточничество. Многочисленные примеры облагораживающего влияния Мейера не только на студентов, но и на людей, совершенно посторонних, приведены в его биографии, предпосланной профессором А.Х. Гольмстеном его "Русскому гражданскому праву". - Ср. некролог в "Санкт-Петербургских Ведомостях", 1856, № 35. А. Г.



Осокин Евграф Григорьевич

Осокин, Евграф Григорьевич - финансист (1819 - 1880), воспитанник главного педагогического института в Санкт-Петербурге, профессор финансового права и декан Казанского университета. Важнейшие его труды: "Историко-критическое исследование пауперизма" (магистерская диссертация, 1849), "Внутренние таможенные пошлины в России" (Казань, 1850), "Об организации финансового управления в Афинах" ("Ученые Записки Казанского Университета", 1852, том IV; переработка известного сочинения Бёка: "Staatshaushaktung der Athener"), "Несколько спорных вопросов по истории русского финансового права" ("Юридический Сборник", Д.И. Мейера , Казань, 1855), "О поднятии промыслового налога и об историческом его развитии в России" ("Сборник ученых статей в память 50-летия Казанского университета", том II, 1857, и отдельно, ib., 1856).



Куницын Александр Петрович

Куницын, Александр Петрович - выдающийся русский юрист (1783 - 1841). Получил образование в главном педагогическом институте; подготовлялся к профессуре в Геттингене и Гейдельберге, преподавал в Царскосельском лицее нравственные и политические науки. Успех, каким он пользовался среди слушателей лицея, засвидетельствован Пушкиным в "Лицейской годовщине 19 октября 1825 г.": "Куницыну дань сердца и вина! / Он создал нас, он воспитал наш пламень, / Поставлен им краеугольный камень, / Им чистая лампада возжжена". Курс наук, читавшийся Куницыным в лицее, обнимал собою всего 12 предметов. "Этот профессор был один из даровитейших в лицее и владел словом. Излагая нравственную философию, он оживлял преподавание рассказами, сравнениями, в которых проявлял живое воображение. Перейдя к наукам юридическим, он стал остывать к своему делу" (Гаевский "Пушкин в лицее", I, 135). В 1817 г. Куницын был определен профессором по кафедре общих прав в главный педагогический институт, переименованный в 1819 г. в Петербургский университет. В состав этой кафедры общих прав входили естественное право, частное, общественное, государственное и народное, в смысле общей теории или философии права. За издание книги "Право естественное" (СПб., 1818 - 1820) Куницын был уволен от преподавания в университете по постановлению главного управления училищ, признавшего книгу эту "противоречащей явно истинам христианства и клонящейся к ниспровержению всех связей семейственных и государственных". Труд Куницына был составлен под сильным влиянием Руссо и Канта; в нем проводилась мысль о необходимости ограничения всякой власти, как общественной, так и родительской; иначе власть превращается в тиранию и несправедливость. Власть учреждается не в пользу властителей, а в пользу подданных и подчиненных; посему только власть, проявляемая в целях охраны прав и интересов населения, общества и детей, может быть признана властью законною и справедливою. Книга Куницына, напечатанная в количестве 1000 экземпляров, была отобрана у автора и из всех заведений министерства народного просвещения, и даже самое естественное право, как наука, сделалось предметом усиленных преследований вплоть до издания университетского устава 1835 г. В 1828 - 1829 годах Куницын, перешедший на службу в комиссию для составления законов (2-е Отделение Собственной Его Императорского Величества Канцелярии), читал лекции прав избранникам духовных академий, подготовлявшимся к званию профессоров законоведения. Другие его труды: "Изображение взаимной связи государственных сведений" (СПб., 1817) и "Историческое изображение древнего судопроизводства в России" (разрешено цензурой в 1825 г., но издано только после смерти Куницына, в 1843 г.). Последнее произведение представляет собой лишь часть задуманного обширного труда, который должен был быть посвящен истории всего нашего древнейшего права от возникновения России до XVI века, и обнаруживает в авторе замечательные для того времени историко-юридические сведения и воззрения. А. Г.



Федотов-Чеховский Александр Алексеевич

Федотов-Чеховский (Александр Алексеевич, 1806 - 1892) - юрист. В 1827 г. Федотов-Чеховский поступил из Санкт-Петербургской духовной академии во II-е отделение Собственной Его Императорского Величества канцелярии для образования в юридических науках, а в 1831 г. отправлен был в Берлинский университет. По выдержании испытания в Санкт-Петербургском университете на степень доктора законоведения, определен был в 1835 г. в Харьковский университет преподавателем римского права. В 1837 г. утвержден экстраординарным профессором по кафедре римского законодательства. В 1838 г. перемещен ординарным профессором по той же кафедре в университете святого Владимира. В 1842 г. переведен был на кафедру русских гражданских законов. Был деканом юридического факультета в 1840 - 41 гг. и 1848 - 49 годы. Кроме лекций по занимаемой кафедре, Федотов-Чеховский преподавал международное право, а также межевые законы в училище землемеров, находящемся при 1-й киевской гимназии. Федотов-Чеховский написал несколько ученых работ и издал 2 тома "Актов, относящихся до гражданской расправы древней России" (1860 - 1862). Много трудился над изучением древних актов и документов, хранящихся в центральном архиве, находящемся в университете святого Владимира, в особенности же занят был подробным разбором городских и земских книг Владимира-Волынского и извлек из них более ста гражданских и уголовных актов XVI столетия.



Кранихфельд Александр Иванович

Кранихфельд Александр Иванович - юрист (1812 - около 1881). По окончании Санкт-Петербургского университета был отправлен в Берлин, в профессорский институт. Состоял профессором Санкт-Петербургского университета по кафедре законов о государственных повинностях и финансах; читал также российские гражданские законы. Оба предмета он преподавал и в училище правоведения, где одно время занимал должность инспектора классов. Его труды: "Начертание российского гражданского права в историческом его развитии" (СПб., 1843), "Теория финансов" (литогр.) и две актовые речи: "Взгляд на финансовую систему и финансовые учреждения Петра Великого" (1845) и "О государственных налогах, взимаемых по доходу" (1857). Во второй половине 1860-х гг. Кранихфельд был мировым судьею в Петербурге, позднее - помощником инспектора студентов Санкт-Петербургского университета.



Энгельман Иван Егорович

Энгельман (Иван Егорович) - известный русский цивилист. Родился в 1832 г. в Митаве, где окончил гимназический курс. В Санкт-Петербургском университете занимался под руководством профессора Неволина . Студенческое сочинение Э.: "Систематическое изложение гражданских законов псковской судной грамоты" (Санкт-Петербург, 1855) было напечатано на счет университета. С 1860 по 1900 гг. Э. был профессором русского, а с 1889 г. - гражданского права и процесса, и неоднократно деканом юридического факультета Дерптского (Юрьевского) университета. Следуя заветам Неволина, Э. явился у нас последовательным представителем исторической школы правоведения и посвятил свои силы по преимуществу историко-догматической разработке русского гражданского права. Оба классических его труда, написанные в этом направлении: "О приобретении права собственности на землю по русскому праву" (Санкт-Петербург, 18591) и "О давности по русскому гражданскому праву" (Санкт-Петербург, 1868; 3-е издание, 1901; по-немецки: "Die Verjahrung nach Russischen Privatrecht", Дерпт, 1867) оказали сильное влияние на развитие русской судебной практики. Отличительные их качества - глубокое знание источников права, тонкий юридический анализ и принципиальная критика литературы и судебной практики. Другие труды Э., посвященные разработке отдельных вопросов русской истории и права, напечатаны по преимуществу на немецком языке. Главные из них: "Darstellung der Geschichte des russischen Strafrechts", в "Handbuch'e" Гольцендорфа; "Peter der Grosse, seine Jugend und das Wesen seiner Reformen" (Дерпт, 1872), "Entstehung und Aufhebung der Leibeigenschaft in Russland" (1880 - 81); "Das Staatsrecht des Kaisertums Russland" (Фрейбург, 1889); "Der Civilprocess, das Konkursrecht die Erbschaftsregulirung und die Konsulargerichtsbarkeit in Russland" (Берлин, 1896). Переработка первой части последнего издания вышла особой книгой под заглавием: "Учебник русского гражданского судопроизводства" (Юрьев, 1899). Э. написал еще ряд биографий русских государственных людей, напечатанных в "Baltische Monatschriften" и много журнальных статей. В "Centralblatt der Rechtswissenschaft" за 1882 - 1894 годы систематически знакомил немецких ученых с текущей русской юридической литературой. Был редактором "Dorpater Zeitschrift fur Rechtswissenschaft" (1867 - 92) и "Dorpater Juristische Studien" (1893 - 96). Подробный перечень трудов Э. см. в "Биографическом Словаре профессоров и преподавателей Юрьевского университета" (Юрьев, 1902). В. Нечаев.



Никольский Борис Владимирович

Никольский Борис Владимирович - юрист и политический деятель. Окончил курс Санкт-Петербургского университета. Научные его труды: "Система и текст XII таблиц" (1897, магистерская диссертация); "XII таблиц, свободный текст отрывков" (1897); "Курс семейного права" (1901); "К истории дарения между супругами" (Юрьев, 1915, докторская диссертация). Никольский читал римское право в училище правоведения, потом был назначен профессором Юрьевского университета. В 1915 г. его докторская диссертация была отвергнута юридическим факультетом Петроградского университета. В начале 90-х годов Никольский написал ряд статей по вопросам эстетики и литературной критики; редактировал собрание сочинений Фета. При образовании политических партий в 1905 г. Никольский вступил в состав союза русского народа; был членом Русского Собрания. Когда начался раздор между Дубровиным - с одной стороны, Пуришкевичем и Марковым - с другой (см. XVI, 865), Никольский стал на сторону первого.





   Муромцев Сергей Андреевич


Муромцев, Сергей Андреевич - известный юрист и политический деятель (1850 - 1910). Родился в Санкт-Петербурге, в старинной дворянской семье, учился в 3-й московской гимназии и Московском университете, слушал в Геттингене Иеринга. По защите магистерской диссертации ("О консерватизме в римской юриспруденции", М., 1875) был избран доцентом римского права, в качестве преемника Н.И. Крылова . По получении докторской степени в 1877 году (за диссертацию: "Очерки общей теории гражданского права", М., 1876) был избран профессором по той же кафедре. В 1884 году принужден был оставить университет (см. ниже). 9-летняя профессорская деятельность М. была в высшей степени плодотворна как в учено-литературном, так и в учебном отношении: М. заявил себя оригинальным мыслителем и блестящим лектором, и занял одно из первых мест в факультете, рядом с А.И. Чупровым и М.М. Ковалевским . Оценив значение кризиса в старом направлении германской юридической мысли, М. выступил на путь самостоятельного творчества в области установления основных задач и методов изучения гражданского правоведения, опираясь с одной стороны на труды Иеринга, с другой - на английские философские и социологические работы. Сильный логическим ум, широкое философское и историческое образование помогли М. достигнуть на этом пути, несколько десятилетий тому назад, таких научных результатов, которые только недавно стали находить все большее признание в Германии. Восстановив, в своей магистерской диссертации, истинный смысл творчества римских юристов, определив, в докторской диссертации, задачи как "историко-философского" или "объективно-научного", так и догматического изучения гражданского права, в его соотношении с римским правом, установив в особой книге "Определение и основное разделение права" (М., 1879), М. принялся за последовательную разработку истории римского и догмы современного права на новых, выработанных им самим основаниях. Плодом ее явились: "Гражданское право древнего Рима" (М., 1883) и "Рецепция римского права на Западе" (М., 1885). Первый из этих трудов, "вводя, как немногие, в процесс римского юридического развития" (отзыв пражского профессора Эсмарха), представляет собою попытку изобразить рост римского гражданского права во всей его полноте, в связи с внутренними факторами его и приемами творчества римских юристов. Полемика, возбужденная этим трудом, побудила М. написать тонкий методологический этюд: "Что такое догма права?", переведенный на немецкий язык Эсмархом. В "Рецепции римского права" М., проследив развитие римского права на Западе, вновь формулирует истинные задачи изучения современного гражданского права. Преподавательская деятельность М. оставила в его учениках глубокие следы; он развивал стройную, последовательную и врезывавшуюся в память схему общих юридических идей и принципов и примерами творчества римских юристов воспитывал в них чувство законности и живое сознание истинных задач правосудия. Но своим научно-философским воззрениям М. является выразителем лучших сторон англо-французского позитивизма и, в особенности, проводником его методов точного научного исследования. Близкий по своим взглядам на природу права к Иерингу, М. свободен от односторонностей и увлечений как этого юриста, так и многих его последователей. М. был склонен к психологическому объяснению исторических явлений. Формализм древнего права он рассматривал как определенное психологическое явление. В методологических своих построениях он отводит психологии первенствующее место. Наоборот, экономические процессы общественной жизни всегда стояли вне его кругозора - не в силу отрицательного отношения к экономике, а в силу его душевных склонностей. М. был юрист-гуманист. Он верил в мощь человеческой личности, человеческого разума и сознания, в добрую совесть человечества, как один из могучих двигателей развития римского и современного права, наконец, в справедливость, как самостоятельную силу. Как юрист-политик, М. неоднократно выступал сильным и убежденным защитником тесной связи права и жизни, проводя мысль о долге юриста быть носителем лучших культурных идеалов времени и, рядом с законодателем, творческим деятелем в отправлении правосудия. Залог этой деятельности М. видел в более свободном, чем допускала очень долгое время теория, положении судьи по отношению к закону и в непосредственном общении его с представителями общества в виде присяжных, присутствие которых, по мнению М., столь же плодотворно на суде гражданском, как и на суде уголовном. Идеи М. в этом направлении, изложенные, кроме указанных трудов, и в специальных статьях: "Суд и закон в гражданском праве" ("Юридический Вестник", 1880, № 11), "Творческая сила юриспруденции" (ib., 1887, № 9) и "Право и справедливость" ("Сборник Правоведения", II), сейчас входят все более и более в общее сознание. Не оконченными остались оригинально задуманные "Социологические очерки" М. ("Русская Мысль", 1889). - Ср. В.М. Нечаев "С. А. М., как ученый и профессор" (Санкт-Петербург, 1910), и статьи-некрологи о М. в "Праве" за 1910 год А.И. Каминки , М.М. Ковалевского и других. Начало политической деятельности М. связано с тем либеральным движением, которое развилось в конце 1870-х годов после русско-турецкой войны, в тесной связи с происходившей тогда революционной борьбой. М. был в то время председателем московского Юридического общества и редактором издававшегося при нем журнала "Юридический Вестник". Господствующая мысль, проникавшая эту его деятельность, по словам его биографа, была "подготовить профессионалов законодательства к широкой общественной реформе". Работа его в этом направлении приняла вполне планомерный характер с момента наступления так называемой эпохи "диктатуры сердца". В марте 1880 г. М. была составлена, в сотрудничестве с А.И. Чупровым и В.Ю. Скалоном , "записка о внутреннем состоянии России", подписанная 20 с лишком лицами и поданная председателю верховной распорядительной комиссии, гр. Лорис-Меликову . В записке этой были развиты следующие основные положения: "I. Главная причина болезненной формы (Террористической) заключается в отсутствии в России свободного развития общественной мысли и самодеятельности. II. Никакими репрессивными мерами искоренить зло невозможно. III. При современном положении общества, вследствие неудовлетворения многих из важнейших потребностей его, существует обильный источник для недовольства, которое, за отсутствием свободных путей для его выражения, по необходимости выливается в формы болезненные. IV. Для устранения причин широко распространенного недовольства, недостаточно одних правительственных мероприятий, но необходимо дружное содействие всех живых сил русского общества". Эту же программу М. проводил в ряде статей, печатавшихся им в основанной в 1880 году М.М. Стасюлевичем газете "Порядок". После восстановления в полной силе, при министре народного просвещения Сабурове, университетского устава 1863 года, М. принял на себя, по избранию совета Московского университета, должность проректора в самый разгар студенческих волнений в 1881 году. Он пробыл в ней несколько месяцев, стараясь умиротворить волнующуюся молодежь и энергично выступая ее защитником перед советом университета. 28 августа он был уволен от должности проректора, согласно прошению, поданному им еще в мае. После окончательного торжества реакции в 1884 году М. был лишен кафедры "вследствие сообщенных министру народного просвещения министерством внутренних дел сведений о его политической неблагонадежности". Вступив в сословие присяжных поверенных, М. продолжал свою публицистическую деятельность, несмотря на трудность цензурных условий. В 1885 и 1886 годах он вел в "Вестнике Европы" особый отдел "Писем из Москвы". "Юридический Вестник" он редактировал до закрытия его, по распоряжению администрации, в 1892 году. В 1899 году было закрыто и Юридическое общество. В 1897 году, с началом нового движения в земской среде, М. принял вновь участие, по настоянию И.И. Петрункевича , в земском и городском самоуправлении. В качестве гласного московской городской Думы он сделался главным руководителем политических выступлений московской Думы. В ноябре 1904 года М. принял участие в известном съезде земских деятелей и был одним из руководителей его большинства, предъявившего, в противность меньшинству, руководимому Д.Н. Шиповым , конституционные требования. В последующих земских съездах 1905 года М. неоднократно выбирался председателем заседаний и проявил во всем блеске председательский талант, выдвинувший его впоследствии бесспорным кандидатом на пост председателя первой Государственной думы. С учреждением в октябре 1905 года конституционно-демократической партии, М. вступил в число ее членов и выбран был в состав центрального комитета, членом которого состоял до смерти. Перед созывом Думы он принял деятельное участие в разработке партийных законопроектов и, в особенности, будущего наказа Государственной думы. Избранный в члены Думы от города Москвы, он выбран был затем председателем Думы 426 записками из 436. Как председатель Думы, он был величественной, внушительной фигурой, навсегда запечатлевшейся в истории русского парламента. Главной своей задачей на председательской трибуне М. считал, по словам его биографа, "творчество обычного парламентского права, создание той процедуры и нравов, которые явились бы непроницаемой броней парламентской свободы". Несмотря на краткость существования первой Думы, он успел прочно установить порядок и процедуру думских заседаний и думской работы. После роспуска первой Думы, М., вместе с большинством членов Думы, отправился в Выборг и там председательствовал на совещаниях, результатом которых явилось опубликование известного "Выборгского воззвания". Вместе с другими он был привлечен к суду и присужден к 3-месячному тюремному заключению, которое и отбыл в Москве в 1908 году. Лишенный, вследствие этого приговора, права избрания в Государственную думу, а также в земские и городские учреждения, исключенный затем особым приговором тульского дворянства из его среды, М. в последние годы своей жизни не мог уже участвовать в широкой политической и общественной деятельности. Он не потерял, однако, бодрости и после этих ударов. По выходе из тюрьмы, отвечая на приветы друзей, он спрашивал: "не стоим ли мы на рубеже двух политических эпох? Не открываются ли перед нами перспективы предстоящей новой работы"? Выбранный в председатели только что открытого тогда в Москве частного университета Шанявского и продолжая деятельно участвовать в заседаниях центрального комитета конституционно-демократической партии, М. до конца не прекращал и публицистической деятельности: в год своей смерти (1910) он напечатал несколько статей и произнес несколько речей на общественные темы. Публицистические статьи и речи М. изданы в пяти впусках под заглавием "Статьи и Речи" (М., 1908 - 1910), им самим редактированных и приготовленных к печати. Его парламентскую деятельность см. в "Стенографических отчетах первой Государственной думы". См. сборник "Сергей Андреевич М.", под редакцией кн. Д.И. Шаховского (М., 1911; там же и полный список его работ); "Венок на могилу С.А. Муромцева" (М., 1910); сборник статей "Первая Государственная дума" (Санкт-Петербург, 1906). А. К.



Умов Владимир Алексеевич

Умов (Владимир Алексеевич, 1847 - 1880) - юрист. Окончил курс в Московском университете по юридическому факультету. В 1872 г., по защите диссертации на тему: "Договор найма имуществ по римскому праву и новейшим иностранным законодательствам", получил степень магистра гражданского права и утвержден в звании доцента университета. Свою профессорскую деятельность Умов начал вступительной лекцией: "Понятие и методы исследования гражданского права", вышедшей отдельной брошюрой в 1873 г. Исходя из той точки зрения, что понятие об известной науке тем более совершенно, чем однороднее область, составляющая ее содержание, Умов, под влиянием Карелина и с ссылкой на Унгера, утверждает, что гражданское право имеет своим предметом только права имущественные и причисляет его к области "по преимуществу индивидуальной свободы": государственная власть не вмешивается в отношения частные, доколе они не нарушают ее собственные цели и интересы. 1873 и 1874 годы были проведены Умовым за границей, где он слушал лекции Виндшейда, Блюнчли, Иеринга. В 1875 г. на первом съезде русских юристов в Москве был прочтен его доклад по вопросу: "С какого времени имущество безвестно отсутствующего лица поступает к наследникам его и каким порядком последние вступают в право распоряжения оным, как своей собственностью?" В 1876 г. Умов защитил докторскую диссертацию: "Дарение, его понятие, характеристические черты и место в системе права" и был избран ординарным профессором гражданского права. В следующем 1877 г. появляется в "Юридическом Вестнике" последний труд Умова: "О влиянии отчуждения нанятого имущества на существование найма", изданный отдельно в 1878 г. В. Р-б-г.





   Боголепов Николай Павлович



Боголепов: 1) Николай Павлович, - юрист и государственный деятель (1847 - 1901). Окончил курс на юридическом факультете Московского университета, где состоял затем профессором по кафедре римского права. Перед введением устава 1884 г. Боголепов был избран ректором университета и занимал эту должность до 1887; в 1891 г. был вновь назначен на нее министерством; в 1895 г. получил пост попечителя московского учебного округа, а в 1898 г. - министра народного просвещения. Главные его труды: "Значение общенародного римского права (jus gentium) в классической римской юриспруденции", (М., 1876), "Формальные ограничения свободы завещаний в римской классической юриспруденции" (М., 1881), "Учебник истории римского права" (М., 1895) и несколько рецензий, напечатанных в "Критическом обозрении" и "Юридическом Вестнике". В этих трудах Боголепов проводит иеринговскую мысль об образовании и развитии права из жизненных потребностей и интересов и старается показать, каким образом с ростом этих потребностей и интересов развивается и римское право. "Стремясь представить римское право в связи с условиями римской жизни, я не пренебрегал случаем, - говорит Боголепов в своем "Учебнике", - поддержать в ученике постоянно сознание, что право есть одно из проявлений нравственной жизни народа, результат борьбы различных его классов за установление более справедливого порядка". Сложность исторических процессов, связь социального строя с политическими и противоположность классовых интересов не подчеркиваются, однако, в достаточной мере в трудах Боголепова; из чтения их выносится скорее впечатление не о борьбе сил, а о деятельности правообразующей власти, по собственному усмотрению удовлетворявшей народные потребности путем законодательства или управления и тем устранявшей борьбу классов. Вера в силу власти - одна из характерных черт правовоззрения Боголепова. Другая черта - морализирующая тенденция, стремящаяся свести сложные условия деятельности людей прежде всего к свойствам нравственного характера, и отсюда подчеркивание необходимости нравственного воспитания личности. Наконец, Боголепову свойственен крайний педантизм в преподавании. В основу преподавания права он клал изучение римских источников, без которого не признавал возможности создать образованного юриста. "Если в университете студент только успевает набить свою голову массой фактов и теорий, но не научается обращаться с первоисточниками наших познаний, то лучше было бы ему совсем не ходить в университет, потому что он ни на шаг не подвинулся в своем умственном развитии, а между тем истратил свое время и приобрел претензию на высшее общественное или служебное положение, не имея способности держаться на его высоте" (из предисловия к "Учебнику"). Социально-политические воззрения Боголепова обнаружились лишь во время его государственной деятельности на посту министра народного просвещения; до тех пор на первый план выступала его нравственная личность, проникнутая сознанием долга и неуклонностью в проведении его педагогических взглядов. По вступлении на пост министра в тревожное время университетской жизни, ход которой постоянно нарушался студенческими беспорядками, Боголепов задумал излечить ее целой системой утопических, недальновидных мер, свидетельствовавших об узости его политического мировоззрения. Из университетов он хотел сделать почти закрытые учебные заведения, стоящие под неусыпным контролем власти, а на строптивых студентов воздействовал мерами морально-полицейского характера. Отсюда, во-первых, установление комплекта студентов и так называемое "прикрепление студентов" к округам, где они получили среднее образование - мера, и до сих пор отчасти уцелевшая в нашей жизни; во-вторых, создание при университетах общежитий, на которые при Боголепове были истрачены казной огромные деньги; в-третьих, усиление инспекции во всех высших учебных заведениях помощниками инспектора, из лиц с высшим образованием, с тем, чтобы они несли не только полицейские, но и нравственно-воспитательные обязанности. В преподавании во главу угла были поставлены практические занятия, для усвоения "первоисточников знания"; для отвлечения же студентов от вредных мыслей в свободное от "практических занятий" время признано полезным устройство литературно-научных кружков, под ответственностью профессоров, и студенческих хоров и оркестров, на которые, как и на практические занятия, также охотно отпускались казенные деньги. Наконец, в виде высшей исправительной меры против бунтующих студентов принята была давно указывавшаяся реакционными кругами, но всегда отвергавшаяся, между прочим, и военным ведомством, отдача студентов в солдаты, утвержденная правилами 1899 г. и примененная в первый раз во время студенческих беспорядков 1900 г. (183 студента были сданы в солдаты). 14 февраля 1901 г. уволенным за участие в студенческих волнениях студентом Московского и Юрьевского университетов, П.В. Карповичем, на приеме в здании министерства, Боголепов был ранен в шею выстрелом из револьвера и 2 марта скончался. Со смертью Боголепова быстро были ликвидированы все его мероприятия, за исключением прикрепления студентов к округам, удержавшегося, в видах сохранения комплекта студентов, за переполнением высших учебных заведений. В области средней школы Боголепову не удалось осуществить ни одной серьезной меры. Осенью 1899 г. была собрана особая комиссия, которая предположила, сохранив основы существующей системы, устранить из нее лишь старый формализм, пренебрежение к индивидуальным особенностям учащихся и рознь между семей и школой. Бюджет министерства народного просвещения не возрос, и мер к распространению низшего образования принято не было. К темным сторонам деятельности Боголепова относится увольнение из университетов, за вредное направление, некоторых профессоров и преподавателей московского и СПб. университетов, а также закрытие московского юридического общества, членом которого состоял сам Боголепов. Оценку научных трудов Боголепова см. в "Биографическом Словаре" С.А. Венгерова . - 2) Младший брат предыдущего, Михаил Павлович (1854 - 1912), педагог, окончил историко-филологический факультет Московского университета, был директором лодзинской гимназии, печатал статьи в "Русских Ведомостях" и "Русской Мысли", сотрудничал в 82-томном словаре Брокгауза-Ефрона.



Нерсесов Александр Нерсесович

Нерсесов Александр Нерсесович - юрист. Родился в 1877 г., состоит приват-доцентом Московского университета по кафедре международного права. Поместил ряд статей по Международному праву в "Русских Ведомостях", "Юридическом Вестнике", "Вестнике Права" в настоящем Словаре.



 

 

 СМ. ПРОДОЛЖЕНИЕ

Нормативные базы данных на сайтах государственных органов власти Российской Федерации

НАИБОЛЕЕ ИЗВЕСТНЫЕ УЧЕНЫЕ - ЦИВИЛИСТЫ РОССИИ

ВСЕ ЮРИДИЧЕСКИЕ ВУЗЫ СТРАНЫ