Способ поиска: "AND" "OR"

 

 

 

 

 АКАДЕМИЯ

КАФЕДРА ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА

НАИБОЛЕЕ ИЗВЕСТНЫЕ УЧЕНЫЕ - ЦИВИЛИСТЫ РОССИИ

 


Оршанский Илья Григорьевич

Оршанский, Илья Григорьевич - юрист (1846 - 75), рано умерший и тем не менее оставивший заметный след в нашей юридической литературе. Родился в еврейской семье; учился в Харьковском и Новороссийском университетах. Доступ в профессуру для Оршанского, как еврея, был закрыт. От занятий адвокатурой после нескольких выступлений он отказался и отдался всецело научно-литературной деятельности. После смерти Оршанского напечатано 5 томов его сочинений - результат пятилетней деятельности, прекращенной сведшим Оршанского в могилу туберкулезом. В исследованиях, посвященных русскому праву, Оршанский стремится осветить положения наших законов и судебной практики с точки зрения западноевропейского права, ставит их в связь с западноевропейскими началами и вскрывает наличность сходства между теми и другими. Оршанский далек от абстрактных построений; он постоянно указывает практике возможность приспособления старого права к новым формам жизни. Сочинения его изданы в сборниках: "Исследования по русскому праву" (1892, с биографией Оршанского), "Исследования по русскому праву обычному и брачному" (1879); "Исследования по русскому праву семейному и наследственному" (1877) и "Русское законодательство о евреях" (1877).



Боровиковский Александр Львович

Боровиковский, Александр Львович, - известный юрист (1844 - 1905), сын малорусского писателя Льва Боровиковского (см.). По окончании курса на юридическом факультете Харьковского университета был оставлен для приготовления к занятию кафедры истории русского права, но в 1868 г. вступил в адвокатуру. Позднее был последовательно товарищем прокурора спб. окружного суда, присяжным поверенным в С.-Петербурге, членом одесской судебной палаты (в это время читал лекции по гражданскому праву и процессу в Новороссийском университете), помощником статс-секретаря государственного совета, обер-прокурором гражданского кассационного департамента и, наконец, сенатором того же департамента. Имя его сделалось символом судьи скорого, правого и милостивого. Он воплотил эти начала судебной реформы 1864 г. в массе судебных решений и научно-практических статей, затрагивающих наиболее живые вопросы русской судебной практики. Свои судейские идеалы Боровиковский развил подробно в замечательных книжках, изданных под заглавием "Отчет судьи" (3 вып., СПб., 1891, 1892 и 1894), особенно в помещенной здесь статье "Закон и судейская совесть". Руководящим началом деятельности судьи Боровиковский считает начало справедливости, как наиболее надежное и постоянное средство интерпретации закона. Развивая это положение, Боровиковский возвышается до идеалов римской aequitas и английского суда справедливости. "Все законодательные определения о гражданско-правовых отношениях, - говорит Боровиковский, - рассчитаны на добросовестность и правдивость контрагентов... Рядом две сделки, одинаковые по внешним признакам. Обе требуют применения к ним одного и того же закона. Но в одном случае сделка добросовестна и правдива, в другом она лишь замаскированная злонамеренность и ложь. Оставаясь слепым рабом буквы, а не разума закона, судья может попасться в ловушку и, пожалуй, будет даже утешать себя мыслью, что исполнил свой долг "точным применением" закона. Но такой взгляд, очевидно, ошибочен: закон не соблюден, а нарушен, - ибо применен к факту не такому, какой им предусматривается. Напротив, судья добросовестно исполнит закон, оградит его от нарушения, если снимет обманчивую маску, обнаружит волка под овечьей шкурой... Суд не исполнил бы своей истинной задачи, если бы недобросовестность и неправда не боялись его. Именно в возможности оказать защиту обиженному и обманутому - и сделать это в ограждение святости закона - заключается великая привлекательность судейской деятельности, вдохновляющая судью на его тяжелый труд" ("Отчет", т. I, стр. 238 - 239). Боровиковский учит судебному творчеству на почве индивидуализации жизненных отношений и борется с формализмом и преклонением перед буквой закона, часто встречающимся в шаблонном русском правосудии, но решительно покинутым на Западе Европы, особенно после появления гражданских кодексов Германии и Швейцарии. В 3-м в. "Отчета", посвященном "делам мужичьим" (подзаглавие выпуска), Боровиковский учит истинным началам нового процесса, находящим теперь, после его смерти, общее признание на Западе Европы. Здесь он отстаивает прежде всего широкую гласность, требуя публичного совещания судей при постановлении решения и порицая обычай решать дело, не выходя из совещательной комнаты в залу заседаний, когда нет ни сторон, ни публики. Затем он обстоятельно разъясняет истинный смысл устности и состязательности процесса. Закон, по убеждению Боровиковского, предполагает, что "стороны знают, какие имеются доказательства их прав, и сумеют эти доказательства представить, а если какими-либо доказательствами они воспользоваться не пожелают - это их дело: каждый волен защищать свое право лишь в той мере, в какой желает". Но такое положение не означает безучастия судьи в деле состязания сторон; судье недостаточно иметь лишь "терпеливый нрав". "Нет, судья, - говорит Боровиковский, - отличай нежелающего от неумеющего. К нежелающему будь равнодушен, а неумеющему помоги. Это святая обязанность судьи. Оставаться безучастным к желающему, но не умеющему защищаться - это не состязательность, а неправосудие. Правосудие должно склоняться в пользу того, кто прав, а не того, кто лучше говорит, кто смышленее и хитрее" (в. 3-й, стр. 27). Эти и им подобные мысли у Боровиковского - не плод теоретического изучения; теорий он совсем не касается в своих трудах. Перед нами плод самостоятельных размышлений вдумчивого и гуманного судьи-самородка, проверенных богатым судейским опытом. В ряде судебных решений, составленных Боровиковским и приложенных к сборнику, автор показывает на деле, что проповедуемые им начала осуществимы и в условиях русской действительности. Решения по делам семейным и мужичьим с особенной рельефностью рисуют осуществимость идеалов Боровиковского, но проповедуемыми им началами проникнуты и многочисленные решения по другим вопросам, трактуемым в сборнике: о чиншевом праве (блестящий этюд), о третьих лицах в процессе, давности и др. Кроме названного сборника, Боровиковскому принадлежит ряд статей по вопросам гражданского права и процесса, напечатанных в старом и новом "Журналах Министерства Юстиции", в "Журнале Гражданского и Уголовного права" и др. (перечень см. в библ. указ. Поворинского), а также этюд "Женская доля по малороссийским песням" (СПб., 1879). Русская судебная практика обязана Боровиковскому не только разъяснениями ее задач и идеалов, не только образцами высокого судебного творчества, - ему принадлежат издания, до сих пор остающиеся настольными у каждого юриста: "Законы гражданские" и "Устав гражданского судопроизводства" (новые издания под редакцией сенатора Гуссаковского), представляющие собой последовательное разъяснение основных источников русского гражданского права и процесса по данным кассационной практики. В 70-х и 80-х годах Боровиковский помещал в "Отечественных Записках" и других периодических изданиях стихотворения, затрагивавшие вместе с лирическими и гражданские мотивы. В. Н.




   Гримм Давид Давидович



Гримм Давид Давидович - один из виднейших представителей в России науки римского права, сын Д.И. Гримма , родился в 1864 г. По окончании юридического факультета Петербургского университета в 1885 г. занимался в сенате, а затем был командирован за границу в Берлин, где изучал римское право под руководством Дернбурга, Экка и Перниса. В 1889 г. приват-доцент Дерптского университета. Гримм с 1894 г. стал читать римское право в Петербургском университете, где в 1899 г. становится экстраординарным, а в 1901 г. ординарным профессором. В 1906 г. Гримм был избран деканом юридического факультета, а в 1910 г. ректором Петербургского университета, каковую должность, вследствие известных событий в жизни университета, оставил в 1911 г. В 1891 - 1905 годы был преподавателем и профессором училища правоведения, а в 1896 - 1906 годы читал энциклопедию права в Военно-юридической академии. С 1906 г. состоит профессором высших женских курсов, а с 1907 г. членом Государственного совета по выборам от Академии Наук и российских университетов. Главнейшие труды: "Очерки по учению об обогащении" (I, II, III, 1891 - 93) (магистерская диссертация), "Основы учения о юридической сделке в современной немецкой доктрине пандектного права" (1900; докторская диссертация), "Курс римского права", I (1904), "Лекции по догме римского права" (3-е изд., 1910), "К вопросу о природе владения по римскому праву" ("Журнал Санкт-Петербургского Юридического Общества", 1894, № 8), "К вопросу о понятии и источнике обязательности юридических норм" ("Журнал Министерства Юстиции",1896, № 6), "Юридическое отношение и субъективное право" ("Журнал Министерства Юстиции", 1897, № 4 и 5), "К вопросу о субъектах права" ("Вестник Права", 1904, № 9 и 10), "К вопросу об объектах права" ("Вестник Права", 1905, № 7 и 8), "К вопросу о связи институтов гражданского права с хозяйственным бытом народа" ("Журнал Министерства Юстиции", 1907, № 8), "Университетская реформа" ("Право", 1906, № 9 - 11), "К вопросу о преемственности законодательных работ" ("Право", 1912, № 49 и 50) и др. М. П.

Давид Давидович Гримм, исполняя обязанности декана юридического факультета и ректора Санкт-Петербургского университета, сумел приобрести уважение как близких к университету кругов, так и всего русского общества энергичной защитой одинаково законности и автономии высшей школы. Времена были трудные. Пропаганда передовых партий проникла и в стены университетов. Под ее влиянием, по поводу происходивших в это время политических событий, студенты не раз устраивали забастовки. В свою очередь, собрания объединенного дворянства, начиная в особенности с 1907 г., пытались совершенно бездоказательно возложить ответственность за эти забастовки на самих профессоров. Гримм стойко настаивал на том, чтобы студенты щадили университет и не подвергали его опасности вторжения полиции в его стены. При этом он не отступал перед необходимостью выйти на улицу, чтобы личным вмешательством предотвратить возможность кровавого столкновения студенческой толпы с полицией. Дважды избранный русскими университетами и Академией Наук членом Государственного совета, Гримм доверием академической группы Государственного совета и примыкающих к ней представителей земств, неизменно выбираем был руководителем группы, поддерживал солидарность в деятельности ее членов и постоянно заботился о том, чтобы в прениях по всем важнейшим вопросам законодательства и бюджета мнения группы находили выражение в речах, произносимых с трибуны нашей верхней палаты. Как специалист в вопросах гражданского права, Гримм имел возможность своими выступлениями в комиссиях и в общем собрании Государственного совета существенно повлиять на решение таких вопросов, как вопрос об авторском праве, о праве застройки, о чиншевом праве и т. д. Его поправки также не раз были принимаемы советом по вопросам, связанным с постановкой педагогического дела в Империи. М. К.



Петражицкий Лев Иосифович

Петражицкий (Лев Иосифович) - современный русский юрист, воспитанник Киевского университета и семинарии, учрежденной в Берлине с целью приготовления профессоров римского права для России; приват-доцент Петербургского университета по кафедре энциклопедии и философии права. Первая самостоятельная работа его: "Fruchtvertheilung beim Wechsel der Nutzungsberechtingten" (Б., 1892; часть ее переведена по-русски, под заглавием "Распределение дотальных плодов" в "Киевских Университетских Известиях" за 1895 год и составила магистерскую диссертацию автора) обратила на себя внимание немецких юристов оригинальным разрешением некоторых частных вопросов догмы римского права, относящихся к учению о плодах (см.). Позже П. выступил горячим проводником мысли о необходимости изучения гражданского права с точки зрения задач политики, руководящей реформами в этой области. "Цивильная политика" ("Civilpolitik"), как ее понимает П., существенно отличается от изучения гражданского права с точки зрения целей, им преследуемых, от "гражданско-правовой политики" (выражение Муромцева), как прикладной части науки гражданского правоведения. Выставляя неопределенное начало "любви", как общего руководящего принципа права, П. не формулирует точнее свое отношение к существующим направлениям в области изучения права и экономии и строит свою политику лишь на почве обыденной житейской этики и психологии, теоретическая система которых, по его мнению, может дать законодателю средства воздействовать на поведение граждан путем норм, затрагивающих те или иные психические струны. Подробности теории и даже многие ее исходные пункты остаются неясными. Другие труды П.: "Die Lehre vom Einkommen" (Б., 1893 - 95), "Введение в политику права" ("Киевские Университетские Известия" за 1896 - 1897 гг.), предисловие к ст. "Предстоящая реформа акционерного законодательства в России" ("Русское экономическое обозрение", 1896, май-декабрь). Во время печатания последней статьи, по словам автора, произошел кризис в его воззрениях на природу акционерного дела, вследствие чего "получилось несоответствие между началом статьи и ее продолжением". П. принадлежит еще сочинение: "Права добросовестного владельца на доходы с точек зрения догмы и политики гражданского права" (Санкт-Петербург, 1897), написанное в защиту его воззрений против возражений немецкой критики, а также перевод "Пандект" Барона под заглавием "Система римского права" (1888 - 1889). В. Нечаев.



Соколовский Павел Емельянович

Соколовский (Павел Емельянович) - юрист. Окончил курс Дерптского университета. По защите диссертаций - магистерской ("Die Mandatsburgschaft nach romischem und gemeinem Recht", Галле, 1891) и докторской ("Договор товарищества по римскому гражданскому праву", К., 1893) - сделался ординарным профессором по кафедре римского права в Киеве. В 1896 г. перешел на ту же кафедру в Москву. Воспитанный в строгой немецкой школе С. написал большой, широко задуманный труд "Die Philosophie im Privatrecht" (1-й т. 1900). Тяжелые условия русской академической жизни последних лет заставили С. порвать связь с русскими университетами и русской наукой: летом 1906 г. он получил приглашение в Берлин, где читает лекции по римскому праву. В. Н.



Гуляев Алексей Михайлович

Гуляев, Алексей Михайлович - юрист. Родился в 1863 г., окончил курс на историко-филологическом факультете университета святого Владимира, после чего сдал экзамен на степень кандидата прав. Был профессором гражданского права в университете святого Владимира и членом киевской судебной палаты, затем товарищем обер-прокурора гражданского кассационного департамента сената и профессором училища правоведения; в 1911 г. назначен профессором гражданского права Московского университета и директором Катковского лицея. Главные труды Гуляева: "Предбрачный дар в римском праве и в памятниках византийского законодательства" (1891, магистерская диссертация), "Наём услуг" (1893, докторская диссертация), "Русское гражданское право" (учебник, издание 3-е 1912); "Об отношении русского гражданского права к римскому" (1894), "Право общее и местное" (1897), "Вопросы частного права в проектах законоположений о крестьянах" (1904), "Иски о восстановлении нарушенного владения" (1910) и ряд статей, преимущественно в "Журнале Министерства Юстиции".



Зелер Вильгельм Фридрихович

Зелер Вильгельм Фридрихович, фон - юрист-романист. Родился в 1861 г. Окончил курс на юридическом факультете Дерптского университета. Получил степень магистра за сочинение "Zur Lehre von der Conventionalstrafe nach romischem Recht", степень доктора за диссертацию "Учение о праве общей собственности по римскому праву" (1895). Состоял профессором в Харьковском и Киевском, потом в Берлинском и Юрьевском университетах; теперь (1914) профессором римского права в Петербургском университете. Другие главные его труды: "Die Lehre vom Miteigentum nach romischen Recht" (1896); "Das Miteigentum nach deutschem Recht" (1899); "Der Entwurf des russischen Zivilgesetzbuches" (1911).

 

 

 СМ. ПРОДОЛЖЕНИЕ

Нормативные базы данных на сайтах государственных органов власти Российской Федерации

НАИБОЛЕЕ ИЗВЕСТНЫЕ УЧЕНЫЕ - ЦИВИЛИСТЫ РОССИИ

ВСЕ ЮРИДИЧЕСКИЕ ВУЗЫ СТРАНЫ