Способ поиска: "AND" "OR"

 

 

 

 

ПУБЛИКАЦИИ

 
 
 


Нам нужен прочный мост взаимопонимания



СМИ / Новости СМИ
Дата: 07 Фев, 2005 г. - 15:14

Ответ на вопрос: нужна ли в Кыргызстане структура, наподобие тех, что существуют, к примеру, в Великобритании, - очевиден. Так называемый орган саморегуляции СМИ позволяет избегать долгих судебных процессов и показывает свою высокую эффективность. Поэтому цивилизованный мир давно предоставил привилегию “тушить” конфликты между читателями и журналистами, чиновниками и средствами массовой информации авторитетным посредникам в виде независимых омбудсменов, комиссий, советов. Одним словом специальных институтов, главной задачей которых является поиск компромисса и постройка моста взаимопонимания между враждующими сторонами.

А как у них?

На туманном Альбионе есть две такие организации: Комиссия по жалобам на печатные СМИ и Совет по стандартам теле- и радиовещания при парламенте Великобритании.

Первая принимает жалобы от всех граждан страны на печатные издания. Комиссия занимается их рассмотрением, разбором и экспертизой газетных статей, проводит консультации с редакторами, издателями, юристами. “Анализ действий журналиста производится исходя из 60-ти параметров Кодекса этической культуры, составленного и подписанного самими работниками СМИ, - говорит заместитель председателя комиссии Тим Тулмин. - Таким образом, нам удается успешно разрешать девять из десяти конфликтных случаев. Мы исходим также из того, что не все журналисты могут знать все моральные правила, принятые в стране, но считаем, что все редакторы обязаны этими правилами руководствоваться. Чем больше редакторов не на словах, а на деле будут придерживаться морального кодекса журналиста, тем более авторитетно будет слово журналиста”. Стоит отметить, что в поле внимания организации попадают все газеты и журналы, выходящие на территории королевства. Кроме того, комиссия занимается рассмотрением споров между редакциями, типографиями и издательствами.

В Совет по стандартам теле- и радиовещания, по словам его председателя Колина Шоу, входят те представители общественности, которые считают, что СМИ Соединенного королевства обладают большими полномочиями и что простые жители страны должны иметь возможность пожаловаться на действия СМИ тогда, когда возникает ситуация конфликта между зрителями, слушателями и журналистами. “Обычно конфликт возникает при вторжении СМИ в частную жизнь гражданина и при использовании в передачах ненормативной лексики”, - объясняет Колин Шоу. Если совет усматривает в передачах нарушение нравственности, то имеет право рекомендовать правительству запретить выход таких передач, а также заставить руководство теле- и радиоканалов принести свои извинения аудитории как через эфир виновного теле или радиоканала, так и через публикацию в тех печатных СМИ, которые назовет для этой цели сам совет. Это единственные санкции, которые он вправе применить. “Сами журналисты уже свыклись с мыслью, что не всякую информацию можно пустить в эфир, руководствуясь желанием первым выдать сенсацию, - считает К.Шоу. - Они начали понимать, что их профессиональная деятельность должна обрамляться нравственными категориями”.

Еще более интересным может показаться опыт популярной британской газеты “Гардиан”. В ее штат входит независимый омбудсман, главными функциями которого являются высказывание критического мнения о предыдущем номере издания, сбор жалоб от читателей по электронной почте и телефону. “Я занимаю среднее положение между 1,5 миллионами читателей и 1,5 тысячей журналистов, – говорит омбудсман Ян Мэйс. - Поскольку у меня есть всего один помощник, то я постоянно ощущаю себя спортивным судьей, который с помощью свистка пытается примирить отчаянно дерущихся борцов”. Согласно статистике, с приходом омбудсмана количество судебных дел в отношении “Гардиан” сократилось на 30-50%. “Большинство дел, за которые я берусь, не доходят до суда, хотя имеют под собой довольно серьезные основания”, - заключает омбудсман.
Как видите, институты саморегуляции СМИ дают весьма ощутимые результаты. Как для журналистов, начинающих задумываться над этической стороной своей работы, так и для читателей, зрителей, радиослушателей.

Применяется этот опыт и у наших ближайших соседей. В частности, в некоторых странах СНГ, к примеру, Совет по прессе в Азербайджане, и регионах России – Общественные советы по информационным спорам Ростова-на-Дону, Информационная палата в Новосибирской области.

На федеральном уровне действует Судебная палата по информационным спорам при президенте РФ. Образованная еще при Борисе Ельцине, она именовалась в 1993 году Третейским информационным судом. С избранием Владимира Путина ТИС стал тем, чем он является сейчас. По словам заместителя председателя палаты Виктора Монахова, в ней рассматривается до 300 дел в год, и она показывает свою высокую эффективность. В отличие от государственных судов, ее решения не обеспечены государственным принуждением, а налагают на ответчика морально-нравственные обязательства. “Бывает, что наши решения, - говорит В. Монахов, - проходят процесс обжалования в судах. Было примерно 15-20 случаев. Но мы пока что выигрывали”.

И мы не лыком шиты

Необходимо отметить, что и Кыргызстан в этом вопросе не позади планеты всей. У нас есть две структуры - Институт Медиа Представителя и Медиасовет – которые, в соответствие со своими программными целями и задачами, занимаются, в частности, и проблемами досудебного разрешения возникающих конфликтов. Но вот, как говорится, клиентов у них по этой части пока что не наблюдается. По мнению Медиа Представителя Шамарала Майчиева, как читатели, так и сами средства массовой информации в целом на данный момент не готовы к разрешению споров в досудебном порядке. “Граждане с претензиями по поводу публикаций обращаются сразу в суд. Их основная мотивация – возмещение морального вреда”. А Институт Медиа Представителя – это общественный орган, который не наделен функциями принудительного исполнения своих решений.

В будущем в рамках института планируется создание третейского информационного суда, по образу Международного третейского суда, где разрешаются споры между предпринимателями. По словам заместителя председателя Международного третейского суда при Торгово-Промышленной Палате Кыргызстана Натальи Галямовой, в мировой практике в сфере бизнеса более 90% споров решается именно в таких инстанциях. Решения принимаются быстро, беспристрастно, обжалованию не подлежат и могут быть исполнены в принудительном порядке. “Такая практика исключает дальнейшие обращения в суд”, - говорит она. Однако законодательство республики о третейских судах, по словам старшего юриста Иститута Медиа Представителя Илима Карыпбекова, исключает рассмотрение дел о защите чести, достоинства, деловой репутации, возмещения морального вреда в подобных инстанциях. Так что сначала нужно разработать и внести соответствующие изменения в закон. Над чем сейчас работает Институт Медиа Представителя.

За и против

Как видно, основная головная боль кыргызстанских журналистов – это иски о защите чести, достоинства и деловой репутации. Но пока что законодательство не позволяет третейским судам их рассматривать. В таком случае, нужен ли нам информационный третейский суд вообще? Мнения журналистов по этому вопросу разделились. Одни “за”, другие – “против”.

- Считаю, что третейский суд не нужен, - говорит исполняющий обязанности заведующего отделом политики газеты “Вечерний Бишкек” Данияр Каримов. - Конфликт журналиста и обиженного фигуранта статей он все равно не решит. Как правило, СМИ и те, кто подает в суд, соглашаются на мировую только тогда, когда нет другого выхода. А третейский суд, в моем понимании, нацелен именно на мирное разрешение конфликта. Гораздо эффективнее укрепить свободу слова могла бы реформа уголовного и гражданского законодательства, касающегося взаимоотношений СМИ с гражданами. О том, что нужно сделать, журналисты говорили неоднократно: в Кыргызстане необходимо введение 5-10 процентной пошлины от суммы искового требования, а еще - ограничения в виде верхней планки иска, чтобы сумма, требуемая в качестве возмещения морального ущерба, была разумной, а не исчислялась в цифрах со множеством нулей. Было бы хорошо, если бы законодатель обязал доказывать и документально аргументировать свою правоту и обосновывать моральный ущерб. В противном случае изменений в лучшую сторону не будет.

- Информационный третейский суд нашей журналистике необходим, - оппонирует ему корреспондент газеты “Дело №…” Вадим Ночевкин. - Он стал бы огромным шагом вперед к цивилизованным отношениям в сфере масс-медиа. Но сегодня у попыток создания такого органа, на мой взгляд, нет никаких перспектив. Причин тому несколько – как объективных, так и субъективных. Начну с того, что вердикт любого суда имеет смысл лишь тогда, когда он будет исполняться. Причем не только добровольно, но, если нужно, и принудительно. Третейский суд в нашем понимании имеет лишь один рычаг воздействия - моральный. В идеале это выглядит так: СМИ или отдельный журналист, нарушающий законы профессиональной этики (в чем его уличил суд), должен исправиться: прекратить, скажем, заниматься черным пиаром. Игнорирование решения третейского суда должно быть чревато для нарушителя подрывом репутации в журналистском сообществе. У нас же все это невозможно. Во-первых, из-за довольно размытых понятий о репутации, ответственности, профессиональном долге и т.п. А во-вторых, из-за отсутствия самого журналистского сообщества. Журналистов из разных СМИ ничего не связывает – даже общие корпоративные интересы.

- Исходя из того, что судьи Третейского информационного суда не будут находиться под давление органов государственной власти, то и решения они будут принимать уже в рамках действующего законодательства, - говорит ошский журналист Алексей Сухов. - Это, в свою очередь, приведет к тому, что чиновники не всегда будут выигрывать процессы. И как следствие, лишаться определенного источника дохода и решения чьего-то политического заказа. Необходимо учитывать, что споры в Третейском информационном суде будут рассматриваться только с письменного добровольного согласия сторон. Если следовать логике чиновника-истца, у которого не будет твердых гарантий на выигрыш при рассмотрении его дела в таком независимом от власти суде, то он попросту и не будет туда обращаться. А постарается решить свою проблему по старинке, в судах общей юрисдикции. Создание Третейского информационного суда на сегодняшний день не принесет избавления журналистам от многочисленных разорительных исков о защите чести, достоинстве и деловой репутации.

Артем ПЕТРОВ

При подготовке автор использовал следующие произведения: статья В. Челышева “Прогулки по канату над штормящим океаном” (“Журналист”, №5, 2000 г.); статья В. Монахова “ Досудебные процедуры как способ разрешения информационных споров и совершенствования судопроизводства”; стенограмма “круглого стола” на тему: “Третейский информационный суд в Ростовской области: пути создания, методы работы, способ функционирования” (22 октября 2002 года).




--------------------------------------------------------------------------------
Эта статья опубликована на сайте Internews Kyrgyz Republic
http://www.internews.kg/

URL этой статьи:
http://www.internews.kg/modules.php?op=modload&name=News&file=article&sid=1534