Способ поиска: "AND" "OR"

 

 

 

 

ПУБЛИКАЦИИ

КОММЕНТАРИЙ СТ. 4 АПК РФ[1]

 
Статья 4. Право на обращение в арбитражный суд


1. В статье отражен принцип доступности судебной защиты прав и законных интересов, согласно которому всякое заинтересованное лицо вправе обратиться в порядке, предусмотренном законом, в арбитражный суд за защитой прав и интересов и отстаивать их в судебном процессе. Право на обращение в арбитражный суд сформулировано в виде общего дозволения - любое заинтересованное лицо вправе обратиться за судебной защитой.
Принцип доступности судебной защиты прав и законных интересов сформулирован в ст. 46, 48 и др. Конституции РФ, международно-правовых актах, в частности в ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Можно также отметить Рекомендации Комитета министров Совета Европы N R (81)7 от 14 мая 1981 г. "Комитет министров государствам-членам относительно путей облегчения доступа к правосудию". В соответствии с данными актами предусмотрена возможность каждого заинтересованного лица обратиться за судебной защитой в соответствующий компетентный суд, в том числе и в арбитражный суд.
Под заинтересованным лицом понимается лицо, утверждающее о нарушении либо оспаривании его прав и законных интересов. В большинстве случаев заинтересованность в судебной защите предполагается, однако в ряде случаев федеральные законы прямо определяют круг лиц, которые вправе обратиться за судебной защитой. Например, согласно ст. 166 ГК требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено лицами, указанными в ГК, а требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом.
Данное положение можно показать на примере корпоративного законодательства. Так, в соответствии с п. 5 ст. 45 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" сделка, в совершении которой имеется заинтересованность, совершенная с нарушением требований, предусмотренных названной статьей, может быть признана недействительной по иску общества или его участника. Поэтому организация, не участвовавшая в сделке, в совершении которой имеется заинтересованность лиц, названных в законе, не вправе оспаривать эту сделку в судебном порядке (п. 17 информационного письма Президиума ВАС РФ от 13 марта 2001 г. N 62 "Обзор практики разрешения споров, связанных с заключением хозяйственными обществами крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность") (см.: Вестник ВАС. 2001. N 7. С. 82). В приведенном примере отказом в судебной защите не будут нарушены права истца, поскольку он не имеет заинтересованности в данном деле, что освобождает суды от рассмотрения дел, возбуждаемых лицами, не имеющими юридического интереса в исходе дела. Однако поскольку новый АПК не содержит оснований для отказа в принятии заявления, то в случае отсутствия юридического интереса у истца ему должно быть отказано в удовлетворении иска по существу.
Поэтому, на наш взгляд, в данном случае заинтересованность не доказывается в момент возбуждения дела в арбитражном суде, поскольку в ее основе теперь лежит другая концепция. Заинтересованность объективно подтверждается фактом предъявления иска, и проверять наличие ее при приеме искового заявления не нужно (см.: Комиссаров К.И. Право на иск и прекращение производства по делу//Сборник ученых трудов Свердловского юридического института. Свердловск, 1969. Вып. 9. С. 165). В этой связи, скорее всего, следует критически отнестись к ранее приведенной судебной практике ВАС РФ по данному поводу.
2. Обращение к арбитражному суду за судебной защитой возможно не только самих заинтересованных лиц, но и иных лиц, но только в случаях, предусмотренных в Кодексе. Речь идет об обращении к суду представителя (см. гл. 6), прокурора (ст. 52), государственных органов, органов местного самоуправления и иных органов (ст. 53).
3. Согласно ч. 3 настоящей статьи отказ от права на обращение в арбитражный суд недействителен. Условия договоров, содержащие отказ от права на обращение в арбитражный суд, будут являться ничтожными. Не будет являться отказом от права на обращение в суд необходимость соблюдения претензионного или иного досудебного порядка урегулирования, передача спора на разрешение третейского суда или международного коммерческого арбитража. Однако в силу принципа диспозитивности заинтересованное лицо само определяет - обращаться ли ему в арбитражный суд за защитой. Поэтому в ч. 3 данной статьи речь идет о вынужденном отказе от обращения к арбитражному суду. Если заинтересованное лицо по каким-либо причинам не обращается к суду без какого-либо принуждения, то это не расценивается как отказ от права на обращение в суд.
4. В ч. 4 данной статьи раскрыты процессуальные формы обращения к арбитражным судам различных инстанций. В частности, здесь не указано, но вытекает из ст. 312, что для возбуждения производства о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам также подается заявление.
5. Согласно ч. 5 данной статьи претензионный либо иной досудебный порядок урегулирования может быть установлен либо федеральным законом, либо договором сторон. Федеральным законом установлен досудебный порядок по целому ряду категорий споров. В частности, в ст. 452 ГК, ст. 797 ГК, ст. 135 Транспортного устава железных дорог РФ, ст. 161 Кодекса внутреннего водного транспорта, ст. 22 Федерального закона "О федеральном железнодорожном транспорте", ст. 38 Федерального закона "О связи", ст. 37 Федерального закона "О почтовой связи", ст. 125 Воздушного кодекса РФ, ст. 104 НК, и др. Последствия несоблюдения претензионного порядка связаны с моментом обнаружения несоблюдения истцом претензионного или иного досудебного порядка (при обращении в суд или в ходе судебного разбирательства): оставление искового заявления без движения (ст. 128) либо оставление искового заявления без рассмотрения (п. 2 ст. 148).
6. Обращение к третейскому суду не рассматривается как несовместимое с правом на обращение к суду за судебной защитой. Надо полагать, что ч. 6 комментируемой статьи распространяется на передачу дела не только в третейские суды, но и в международные коммерческие арбитражи, поскольку последние также являются негосударственным способом разрешения гражданских дел, но отличаются по сфере деятельности. Третейские суды, образованные на основании Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации", разрешают споры из внутреннего гражданского оборота, а международные коммерческие арбитражи, образованные в Российской Федерации на основании Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже", - споры с участием иностранных лиц.
Третейское разбирательство является частной формой правоприменения, а сами третейские суды не входят в государственную систему правосудия, что вытекает из их правовой природы (см. комментарий к гл. 30 АПК).
В качестве примера приведем определение Конституционного Суда РФ об отказе в принятии к рассмотрению обращения Независимого арбитражного (третейского) суда при Торгово-промышленной палате Ставропольского края о проверке конституционности ст. 333 ГК N 45-О от 13 апреля 2000 г. Указанным третейским судом было вынесено определение об обращении в Конституционный Суд РФ с запросом о проверке конституционности ст. 333 ГК, подлежащей применению при рассмотрении конкретного дела со ссылкой на ст. 101 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации". В п. 2 определения отмечено следующее. Как следует из ст. 125 ч. 4 Конституции РФ и п. 3 ч. 1 ст. 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" в системной связи со ст. 118 ч. 3 Конституции РФ, Конституционный Суд РФ проверяет конституционность закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле, по запросам судов, входящих в судебную систему РФ, которая устанавливается Конституцией России и федеральным конституционным законом. Между тем ни Конституция РФ, ни Федеральный конституционный закон "О судебной системе Российской Федерации" не относят третейские суды, каковым является Независимый арбитражный (третейский) суд при Торгово-промышленной палате Ставропольского края, к судебной системе. Следовательно, его обращение, как исходящее от ненадлежащего заявителя, по смыслу Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" не может быть признано допустимым.
Из содержания ч. 6 следует, что передача дела в третейский суд возможна только при определенных условиях. Арбитраж и третейский суд вправе рассматривать лишь те дела, которые отнесены к их подведомственности. Наличие и действительность арбитражного соглашения являются основополагающими вопросами, определяющими законность формирования арбитража, правомерность арбитражного решения и его результатов. Характеристика содержания арбитражного соглашения неотделима от понимания правовой природы арбитража как института, сочетающего в себе одновременно материально-правовые и процессуальные характеристики. Поэтому соответственно изложенный подход проецируется и на понимание соглашения: оно является одновременно и процессуальным, и материально-правовым актом, порождая разнообразные правовые последствия.
Таким образом, соглашение выступает как основание для разграничения подведомственности между государственным арбитражным судом и арбитражем, третейским судом при наличии одновременно нескольких условий.
Материально-правовыми характеристиками соглашения являются следующие:
1) спор должен вытекать из гражданских правоотношений и подпадать под объект арбитражного соглашения;
2) соглашение должно быть заключено в письменной форме;
3) лица, подписавшие договор, должны быть дееспособны;
4) подписывающие соглашение от имени организаций лица должны иметь на то полномочия либо иным образом подтвержденное право.
Процессуальными характеристиками соглашения являются следующие:
1) спор должен быть одновременно подведомствен арбитражному суду;
2) соглашение сторон о передаче спора на разрешение третейского суда должно быть достигнуто до принятия решения арбитражным судом, т.е. до окончания разбирательства дела по существу; поэтому соглашение может быть достигнуто и в целом ряде случаев после оставления искового заявления без рассмотрения либо прекращения производства по делу;
3) соглашение должно точно определить компетентный арбитраж или третейский суд, которым будет рассматриваться спор, место рассмотрения спора, а также процедуру его разрешения.
Арбитражное соглашение порождает целый ряд процессуально-правовых последствий, среди которых главным юридическим эффектом соглашения является исключение подведомственности спора государственному суду. Последствия заключения арбитражного соглашения указаны в ст. 148 и 150 АПК и могут быть связаны либо с оставлением заявления без рассмотрения, либо прекращением производства по делу.
Разъяснения по вопросам установления факта арбитражного соглашения и связанных с этим фактом последствий в зависимости от содержания соглашения были даны в постановлении Пленума ВАС РФ от 11 июня 1999 г. N 8 "О действии международных договоров Российской Федерации применительно к вопросам арбитражного процесса".
Здесь сказано следующее. Арбитражным судам следует учитывать, что участники внешнеэкономического контракта вправе предусмотреть передачу споров по коммерческой сделке частного характера в третейский суд (действующий постоянно или созданный для разрешения конкретного спора - "ad hoc").
При наличии соглашения спорящих сторон о передаче разногласий на разрешение третейского суда арбитражный суд вправе рассматривать подведомственный ему спор с участием иностранного лица и в том случае, если иск предъявлен в надлежащий арбитражный суд субъекта РФ и ответчик не заявляет ходатайства о передаче спора в третейский суд до своего первого заявления по существу спора (п. 2 ст. 87 АПК 1995 г.; п. 1 ст. VI Европейской конвенции о ВТА).
Кроме того, арбитражный суд может принять иск к рассмотрению и в случае наличия во внешнеэкономическом контракте третейской записи, если сочтет, что арбитражное соглашение недействительно, утратило силу или не может быть исполнено (п. 3 ст. 2 Конвенции 1958 г.). В случае если спор возник из правоотношений, которые не относятся к компетенции третейских судов, то арбитражный суд при наличии третейской записи во внешнеэкономическом контракте также вправе принять иск к рассмотрению (п. "с" ч. 2 ст. VI Европейской конвенции о ВТА).
Приведем также постановление Президиума ВАС РФ от 21 марта 2000 г. N 6084/99 (см.: Вестник ВАС. 2000. N 6. С. 68-69). ВАС РФ отметил, что в силу п. 3 ст. 2 Конвенции 1958 г. суд, если к нему поступает иск по вопросу, по которому стороны заключили арбитражное соглашение, должен по просьбе одной из сторон направить стороны в арбитраж, если не найдет, что упомянутое соглашение недействительно, утратило силу или не может быть исполнено. Статья 211 АПК (в примере ссылки на АПК 1995 г.) предусматривает, что судопроизводство по делам с участием иностранных лиц осуществляется в соответствии с АПК и иными федеральными законами.
Статья 212 АПК устанавливает компетенцию арбитражных судов в Российской Федерации по делам с участием иностранных лиц. В соответствии с ч. 1 указанной статьи арбитражные суды в Российской Федерации вправе рассмотреть иск, предъявленный по месту нахождения ответчика.
Таким образом, иностранный участник коммерческой сделки частного характера вправе обратиться в соответствующий арбитражный суд Российской Федерации с иском к российскому участнику такого внешнеэкономического контракта.
В соответствии с п. 2 ст. 87 АПК при наличии соглашения спорящих сторон о передаче разногласий на разрешение третейского суда российский арбитражный суд вправе рассматривать подведомственный ему спор с участием иностранного лица и в том случае, если иск предъявлен в надлежащий арбитражный суд субъекта РФ и ответчик не заявляет ходатайства о передаче спора в третейский суд до своего первого заявления по существу спора (п. 9 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 11 июня 1998 г. N 8).
В данном случае на момент обращения с иском возможность рассмотрения возникшего спора третейским судом (арбитражем) сторонами не была утрачена, однако до своего первого заявления по существу спора ответчик не подтвердил своего желания обратиться в третейский суд (арбитраж), а, напротив, приводил доводы и представлял доказательства по существу заявленного иска об оплате задолженности. Поэтому после своего первого заявления по существу данного спора ответчик не мог ссылаться на наличие арбитражной оговорки.
В силу ст. 106 АПК процесс по конкретному делу является последствием предъявления иска и возбуждения дела. Отмена вынесенных по результатам рассмотрения спора судебных актов и направление дела на новое рассмотрение не влекут за собой нового процесса, а является продолжением уже начатого. Следовательно, утраченное право ответчика на отвод арбитражного суда по мотиву наличия арбитражной оговорки при новом рассмотрении дела не восстанавливается.
7. Арбитражная (третейская) оговорка как часть договора рассматривается в качестве соглашения, не зависящего от других условий договора. В то же время на нее распространяются правила правопреемства в том случае, когда одна из сторон контракта уступает свои требования по контракту, содержащему подобную оговорку.
Президиум ВАС РФ вынес постановление от 17 июня 1997 г. N 1533/97 (см.: Вестник ВАС. 1997. N 9. С. 66, 67) по результатам рассмотрения надзорного протеста на определение и постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда Волгоградской области. Между фирмой "В & R" b.v.b.a. (Бельгия) и фирмой "Golubov & Tiagai, PLLC" (США) 30 августа 1996 г. заключен договор уступки права иска, требования и долга, по которому первая фирма передала второй право требования с открытого акционерного общества "Волгоградский алюминий" возврата 700 000 долларов США, полученных последним от фирмы "В & R" b.v.b.a по договору о предоставлении ссуды от 8 апреля 1993 г.
Фирма "Golubov & Tiagai, PLLC" в лице юридической фирмы "Legist" обратилась в Арбитражный суд Волгоградской области с иском к ОАО "Волгоградский алюминий" о взыскании указанного долга. Определением арбитражного суда иск оставлен без рассмотрения со ссылкой на п. 2 ст. 87 АПК 1995 г. Постановлением апелляционной инстанции указанное определение оставлено без изменения.
Рассмотрев протест, Президиум не нашел оснований для его удовлетворения. Как видно из материалов дела, в договоре о предоставлении ссуды стороны предусмотрели, что все возникшие из него споры и разногласия будут разрешаться путем переговоров, а в случае, если спорные вопросы не будут урегулированы мирным путем, - в Арбитражном институте Торговой палаты Стокгольма в соответствии с Регламентом этого арбитражного института. Предъявляя иск в Арбитражный суд Волгоградской области, цессионарий считал, что арбитражная оговорка как соглашение сторон является самостоятельным, не зависящим от основного договора условием и имеет не материально-правовой, а процессуальный характер, поэтому не могла быть передана ему по договору цессии. Согласно ст. 384 ГК право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права, если иное не предусмотрено законом или договором.
Анализ указанной нормы и заключенного между сторонами договора цессии, которым предусмотрена также уступка права на предъявление исков, позволяет сделать следующие выводы. Предъявление иска в защиту нарушенных прав представляет собой одну из составных частей содержания права требования, перешедшего к новому кредитору. Сохранение ранее установленного сторонами порядка разрешения споров не ущемляет прав цессионария и позволяет обеспечить надлежащую защиту интересов должника. Учитывая это, обе инстанции арбитражного суда сделали обоснованный вывод о том, что к упоминаемым в ст. 384 ГК условиям, на которых права первоначального кредитора переходят к новому кредитору, может быть отнесено также условие об избрании определенного арбитража для разрешения возможных споров между участниками договора. Исходя из этого следует признать, что судом правомерно применен п. 2 ст. 87 АПК, согласно которому иск оставляется без рассмотрения при соблюдении указанных в этой норме требований. На этом основании Президиум ВАС РФ постановил определение и постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда Волгоградской области оставить без изменения.

[1]
Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный)(под ред. проф. В.В.Яркова) - М.: Издательство БЕК, 2003. Комментарий к статье 4