Способ поиска: "AND" "OR"

 

 

 

 

ПУБЛИКАЦИИ

 

Опубликовано на http://www.bryansk.ru/sud/

 

Классика русской правовой мысли: Л.И. Петражицкий


Шматков В.М.,

Заместитель председателя

Брянского областного суда

Титков В.И.,

помощник судьи


Лев Иосифович Петражицкий - основатель психологической школы права, крупный российский социо-лог и теоретик права, поляк по происхождению, профессор Петербургского (1898-1918гг.), с 1918г. Варшав-ского университета.

Петражицкий стал не столько предвестником, сколько законодателем нового умонастроения, не удов-летворяемого более утилитарной концепцией позитивизма.

Неординарные, и в то же время аргументированные идеи общетеоретического значения, выдвинутые Петражицким, объединили группу учеников и последователей, среди которых следует выделить Г.Гинса, Г.Гурвича, П.Сорокина, Н.Тимашева. Представители психологической школы права объясняли возникнове-ние и действие права не социально-экономическими условиями жизни общества, а психологией личности (группы лиц).

По мнению Петражицкого, реальность состоит с одной стороны лишь из физических объектов и живых организмов, а с другой стороны - из психических феноменов, отличающихся спецификой интеллектуально-го состава. Поскольку невозможность отнесения права к физической реальности достаточно очевидна, то, по мнению Петражицкого, не остается ничего иного, как признать право особой психической реальностью, где субстанциональной единицей является исключительно индивидуальное психическое явление. Следователь-но, официальное право, являющееся совокупным результатом специальной деятельности и носящее произ-водный характер, это право государства, недоступное обычным людям, его реализация, с точки зрения ин-дивида, носит малопонятный и ограниченный характер. Связывая понятие права с государством, наука ли-шает себя богатого и поучительного материала в отношении тех правовых явлений, которые возникали и возникают вне государства, независимо от него и до появления государства. Тем самым наука сужает свой анализ до узкого, официально-канцелярского кругозора, - считает Петражицкий [1]. Именно интуитивное право, как нечто должное, причастное добру, в силу более сильной психологической мотивации играет ре-шающую роль в определении поведения человека и зачастую определяет возникновение позитивных зако-нов [2].

Привлекательность и разработанность теории права Петражицкого основана, прежде всего, на позицио-нировании права как особой разновидности психических переживаний, признании дуализма права, т.е. его деление на право позитивное и право интуитивное (официальное и неофициальное), где в основу последне-го положено психическое переживание, как индивидуальное явление человеческой психики, вытекающее из нравственного сознания.

Поскольку в соответствии с учением Петражицкого, основу права образует не объективные условия существования социума, а индивидуально-психическое явление, то подразумеваемая в традиционной тео-рии правовая норма, есть следствие ''наивно-проекционной точки зрения'', в соответствии с которой субъек-тивные переживания субъекта переносятся (проецируются) на других лиц, которым приписываются опреде-ленные права и обязанности, и возникает представление, что "где - то, как бы в высшем пространстве над людьми, имеется и царствует соответствующее категорическое и строгое веление или запрещение…, а те, к коим такие веления и запрещения представляются обращенными, находятся в особом состоянии связанно-сти" [3]. В этой связи ученому представляется правильным смысловое разграничение ученым понятия нор-мативного факта и правовой нормы. По его мнению, нормативные факты, под которыми понимались суще-ствующие у народов веления и запреты, "с одной стороны, и правовые нормы с другой стороны, представ-ляют два принципиальных различия, совершенно гетерогенные вещи…, несмотря на смешение понятия по-следних с понятием веления" [4]. На основании одного законодательного суждения, "взятого отдельно или в связи с другими, может высказываться множество правовых суждений и утверждаться множество правовых норм различного содержания. Например, из законодательного изречения, определяющего наказание за из-вестное преступление(принимаемого ошибочно за норму, повелевающую суду соответственно наказать пре-ступника), выводятся разные обязательные нормы и обязанности и для преступников, и для администра-ции… И обратно, из двух или более законодательных изречений в совокупности выводится правовою пси-хикой одна норма; напр., целый ряд законодательных изречений содержит описание формы сделки и пере-числение иных фактов, которые должны быть налицо для того, чтобы известное лицо приобрело известное право по отношению к другому… и получается одна норма для поведения соответственных лиц в случае наличности всего того, что указано во множестве статей законодательного сборника" [5].

Но такова, в соответствии с теорией Петражицкого, природа возникновения позитивного права. Иное дело интуитивное право, как фактор индивидуального поведения, отличающееся спецификой эмоциональ-ного состава и побуждающее человека совершать определенные действия. Подобные эмоции Петражицкий подразделяет на императивные, или нравственные эмоции и императивно-атрибутивные, или правовые.

Императивная эмоция представляет одностороннее переживание лицом обязанности совершить то или иное действие в отношении другого лица, не сопровождающееся ответным переживанием другой стороной правомочия требования исполнения обязанности. Например, нравственное переживание прохожим обязан-ности подать милостыню нищему. Строго говоря, любой поступок императивен, он требует для своего со-вершения концентрации воли. Но следует различать императивы(повеления), направленные на достижение определенной цели и те, которые этим не обусловлены. Нравственный поступок выглядит как результат внутреннего императива, порой идущего вразрез с правовой практикой окружающей действительности. Императивно-атрибутивная - двусторонняя эмоция, обуславливающая корреляционное переживание на ис-полнение известной обязанности и правомочия требования ее исполнения. "Императивность" в данном слу-чае предстает как осознание субъектом своего долга, обязанности, тогда как "атрибутивность" заключается в сознании субъектом "своего собственного права", притязания. Подобные отношения складываются, на-пример, между кредитором(атрибутив) и его должником (императив). Из таких двусторонних императивно-атрибутивных эмоций и складывается интуитивное психическое право, которому, по мнению Петражицко-го, принадлежит определяющее место в регулировании взаимоотношений людей (семейные, имуществен-ные, наследственные, финансовые и т.п.).Единственный источник императивно-атрибутивной эмоции - это правомочие, обусловленное требованием удовлетворения исполнения подлежащей обязанности. Концепту-ально важно обратить внимание на то, что именно наличие атрибутивной составляющей, по мнению Петра-жицкого, где право в части атрибутива выступает одновременно и как субстанция, поскольку оно есть побу-дительное начало, и как модус, представляющий совокупность правового эйдоса, и является сущностью права как правомочия требования удовлетворения подлежащей обязанности и правомочия требования ее исполнения, универсалии, имеющей естественное правовое измерение. При этом Петражицкий признавая деление "под именем права класса на два вида в соответствии с общим началом классификации", полагал несостоятельным признаваемое школой "возрожденного естественного права" деление права по признаку существования и возможности, желательности существования, сравнивая оное с такой же классификацион-ной несообразностью деления собак на две породы: существующие и "будущие", или "идеальные" собаки [6]. Право у Петражицкого не имеет объективного существования, идеального выражения вовне.

Исключая санкцию как сущностный признак права, Петражицкий объяснял существование высшей вла-сти человеческой потребностью жить в рамках организованного общества и принимать участие в коллек-тивном производстве. Петражицкий определяет общество и государство как совокупность психологического взаимодействия людей и их объединений. Существование государства в этом случае - следствие психоло-гического развития человека, опосредованное психологической потребностью "доставить удовлетворение атрибутивной стороне и, эвентуально наказать нарушителя". Государственная власть при этом не есть "во-ля", могущая произволять, опираясь на силу, а представляет собой "приписываемое известным лицам пра-вовою психикою этих лиц и др. общее право повелений и иных воздействий на подвластных для исполнения долга заботы об общем благе" [7]. Именно в стремлении к гармонии между обществом и государством, по-стулируемой природой человека и понятием прогресса и культуры, Петражицкий видел смысл и предназна-чение права, конечной целью которого считал идеал любви. В этой связи Петражицкий обосновывает мысль о возможности и необходимости создания на почве психологического изучения права в качестве особой науки - политики права, как прикладной отрасли правоведения, посвященной "разработке начал желатель-ного, рационального права и законодательства" [8]. При этом автор указывает на исполнение школой есте-ственного права в определенной степени функции политики права "путем указывания пути для прогресса и совершенствования права" [9].

Нетрудно заметить, что Петражицкий, отождествляя право с правосознанием, отрицает принадлежность права к миру физического бытия. Считает наивным не только идентификацию нормы права, напр., с листом бумаги с чернильными пятнами, имеющим материальную природу, но и отождествление с правом чтения текста без осмысления его содержания и сопоставления с объективной реальностью.

Но является неверным и постулат Петражицкого о порождении права индивидуальным сознанием, ибо феномен права лежит вне субъективных и коллективных носителей.

В этой связи, представляется правильной точка зрения, выраженная выдающимся российским филосо-фом и социальным мыслителем С.Л.Франком, на общественную жизнь как своеобразную область бытия, которую нельзя отождествить ни с материальным, ни с психическим бытием. Сам Франк определяет ее как исконное "многоединство" или соборность. Познать, что такое закон, нация, государство, социальная ре-форма или революция и т.д., можно только через внутренне духовное соучастие и сопереживание невиди-мой общественной действительности[10]. Сущность общественного явления, по Франку, заключается в том, что оно есть "объективная, сущая идея". Следовательно, социальная жизнь отнюдь не является универсали-ей только жизни психической. Между явлениями общественной жизни и психическими явлениями имеется принципиальное различие. Душевное, психическое переживание есть нечто, присущее отдельной человече-ской душе и не выходящее за ее временные пределы. Представить себе душевное явление, которое не отно-сится к жизни отдельного человека или длиться дольше, чем эта жизнь, абсолютно невозможно. Социальное же явление, в том числе и право, наоборот, не только охватывает всегда сразу многих, но и не ограничено длительностью жизни отдельного человека: государство, закон, семья, быт и т.п. по общему правилу дли-тельнее отдельной человеческой жизни, и единое общественное явление может охватывать несколько поко-лений [11].

По мнению Франка, основная мысль Платона неопровержима: так как наши общие понятия, поскольку они истинны, имеют объективное содержание, то следовательно, кроме единичных вещей, есть и бытие об-щее(идеальное, или бытие идей). Более того, по мысли Франка, все мыслимое содержание даже единичного не единично, а обще и вне временно, так что чувственно-реальное бытие составлено в значительной мере из того же бытия, что и идеи. Опору этой платонической установке Франк находит в феноменологическом учении Э.Гуссерля, который, по мнению российского ученого, в своих трудах доказал, что, например, со-держание математических и логических понятий представляет такого рода объективные идеи[12].

"Истина "2x2=4"по своему содержанию независима ни от душевной жизни, ни от сознания людей. Она - одна для всех, она имеет силу раз и навсегда, не подчинена времени и есть независимо от того, сознают ли ее люди, или нет"[13]. Но право не имеет характера безусловной, безотносительной истины и предполагает "не только вообще бытие людей, в отношении которых оно имеет силу, но и подчинение их данному явле-нию".

Право опосредует и закрепляет существующий в той или иной стране государственный строй, выступа-ет, прежде всего, регулятором общественных отношений. Оно не может существовать вне социума, сущест-вовать само по себе, вне функций закрепления и регулирования общественных отношений.

Следовательно, делает вывод С.Л.Франк, отличительной особенностью общественного явления, в том числе и права, является то, что оно есть "образцовая идея, цель человеческой воли, телеологическая сила, действующая на волю в форме того, что должно быть, что является идеалом. Таким образом, природа обще-ственного бытия, как и права, выходит за пределы антитезы "субъективное-объективное", являясь одновре-менно и тем, и другим".

Концепция Франка предопределила переход от посылок к заключению, впоследствии сделанному пред-ставителями основанной Э.Гуссерлем феноменологической школы права, базирующейся на известных по-ложениях о наличии априорных субстанций и ценностей, который можно сформулировать примерно так: то что подчиняет субъекта праву, имеет аксиологическую природу, а то что образует право, является его идеей, имплементарной формой отражения в мысли объективной реальности.

При этом, безусловная заслуга Петражицкого видится в том, что он сумел, несмотря на все крайности, присущие "психологизму", обнаружить и описать "некоторые неразложимые и первоначальные эмоцио-нальные акты, являющиеся основой всего того, что человеческое мнение называет правом"[14].

Идейное содержание Петражицкого огромно, хотя через призму лет всегда можно отметить, где он не дошел до нужного, переступил требующееся. Петражицкий умер, но мысль осталась. Она обрела самостоя-тельную жизнь, побудила мысль других, стала достоянием многих. Бессмертие Петражицкого в том, что он успел сказать, что было услышано, понято, подхвачено, осуществлено, в том числе в концепции "свободно-го судейского усмотрения".

[1] Петражицкий Л.И. Теория государства и права в связи с теорией нравственности. Т.1 СПб., 1909. с.226-227).

[2] Петражицкий Л.И. Теория государства и права в связи с теорией нравственности. Т.2 СПб., 1910. с.477.

[3] Петражицкий Л.И. Теория государства и права в связи с теорией нравственности. Т.1 СПб., 1909. с.42.

[4] Петражицкий Л.И. Теория государства и права в связи с теорией нравственности. Т.2 СПб., 1910. с.326.

[5] Петражицкий Л.И. Теория государства и права в связи с теорией нравственности. Т.2 СПб., 1910. с.327.

[6] Петражицкий Л.И. Теория государства и права в связи с теорией нравственности. Т.2 СПб., 1910. с.477.

[7] Петражицкий Л.И. Теория государства и права в связи с теорией нравственности. Т.1 СПб., 1909. с.217-218.

[8] Петражицкий Л.И. Теория государства и права в связи с теорией нравственности. Т.2 СПб., 1910. с.475.

[9] Петражицкий Л.И. Теория государства и права в связи с теорией нравственности. Т.2 СПб., 1910. с.475.

[10] Франк С.Л. Духовные основы общества. В кн.: Русское зарубежье: Из истории социальной и правовой мысли. Л., 1991. с.317.

[11] Франк С.Л. Духовные основы общества. В кн.: Русское зарубежье: Из истории социальной и правовой мысли. Л., 1991. с.319.

[12] Франк С.Л. Духовные основы общества. В кн.: Русское зарубежье: Из истории социальной и правовой мысли. Л., 1991. с.63.

[13] Франк С.Л. Духовные основы общества. В кн.: Русское зарубежье: Из истории социальной и правовой мысли. Л., 1991. с.324.

[14] Алексеев Н.Н. Основы философии права. СПб., 1998. с.63.

 

 

 
 
Почему не стоит устанавливать windows в Москве.. Частный детектив смотреть онлайн передача. Как сделать сэндвич панель