Здравствуйте
Nemo est supra leges
 
Поиск Форум
Новости:
Stats pass  RSS
Определение Конституционного Суда РФ от 15 мая 2001 г.N 204-О
"Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы Акционерной компании
"Алроса" и запроса Верховного Суда Республики Саха (Якутия) о проверке
конституционности пункта 1 статьи 35 Закона Российской Федерации
"О международном коммерческом арбитраже"

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя М.В.Баглая, судей Н.С.Бондаря, Н.В.Витрука, Г.А.Гаджиева, Ю.М.Данилова, Л.М.Жарковой, Г.А.Жилина, В.Д.Зорькина, А.Л.Кононова, В.О.Лучина, Т.Г.Морщаковой, Ю.Д.Рудкина, Н.В.Селезнева, А.Я.Сливы, В.Г.Стрекозова, О.И.Тиунова, О.С.Хохряковой, Б.С.Эбзеева, В.Г.Ярославцева,
заслушав в пленарном заседании заключение судьи Л.М.Жарковой, проводившей на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение жалобы АК "Алроса" и запроса Верховного Суда Республики Саха (Якутия), установил:
1. В жалобе АК "Алроса" (закрытое акционерное общество) и запросе судьи Верховного Суда Республики Саха (Якутия) И.И.Николаева, на рассмотрении которого находится ходатайство фирмы "Мум Уорлд Энтерпрайзис Лтд" о признании и приведении в принудительное исполнение решения Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации (далее МКАС) от 30 сентября 1998 года о взыскании с АК "Алроса" денежных сумм, оспаривается конституционность пункта 1 статьи 35 Закона Российской Федерации "О международном коммерческом арбитраже", согласно которому арбитражное решение, независимо от того, в какой стране оно было вынесено, признается обязательным и при подаче в компетентный суд письменного ходатайства приводится в исполнение с учетом положений статей 35 и 36 данного Закона.
Как следует из представленных материалов, Мирнинским городским судом Республики Саха (Якутия) по обращению взыскателя - фирмы "Мум Уорлд Энтерпрайзис Лтд", предъявленному по месту нахождения должника - АК "Алроса", 24 июня 1999 года было вынесено определение об отказе в удовлетворении ходатайства о приведении в исполнение решения МКАС от 30 сентября 1998 года.
13 октября 2000 года данное определение по протесту заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации было отменено Президиумом Верховного Суда Республики Саха (Якутия), указавшим, в частности, что, по смыслу пункта 2 статьи 6 и пункта 1 статьи 35 Закона Российской Федерации "О международном коммерческом арбитраже" в их взаимосвязи, компетентным судом для разрешения заявленного ходатайства является Верховный Суд Республики Саха (Якутия), куда и было передано дело на новое рассмотрение.
Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановлением от 28 июня 2000 года отказал также в удовлетворении протеста заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации на вынесенные Московским городским судом и Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации на основании статьи 34 Закона Российской Федерации "О международном коммерческом арбитраже" определения об отказе в удовлетворении ходатайства АК "Алроса" об отмене решения МКАС.
По мнению заявителей, пункт 1 статьи 35 Закона Российской Федерации "О международном коммерческом арбитраже" не соответствует Конституции Российской Федерации, ее статьями 46 и 47 (часть 1), поскольку по смыслу, придаваемому ему правоприменительной практикой при разрешении дел о приведении в исполнение решений МКАС, и во взаимосвязи с пунктом 2 статьи 6 того же Закона, признающим в этих случаях для Российской Федерации "компетентным судом" краевые, областные и приравненные к ним суды, оно исключает действие общих правил Гражданского процессуального кодекса РСФСР о подсудности таких дел судам первой инстанции по месту нахождения ответчика.
2. Одной из гарантий права каждого на судебную защиту его прав и свобод (статья 46, часть 1, Конституции Российской Федерации) является предписание статьи 47 (часть 1) Конституции Российской Федерации о том, что никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.
В силу правовой позиции, сформулированной Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 16 марта 1998 года по делу о проверке конституционности статьи 44 УПК РСФСР и статьи 123 ГКП РСФСР, подсудность дел, исходя из требований статей 46 и 47 (часть 1) Конституции Российской Федерации, должна определяться законом, закрепляющим критерии, которые в нормативной форме (в виде общего правила) предопределяли бы, в каком конкретно суде подлежит рассмотрению то или иное дело. Это позволяло бы суду (судье) и участникам процесса избегать неопределенности в данном вопросе, которую в противном случае приходилось бы устранять посредством правоприменительного решения, используя дискреционное полномочие правоприменительного органа или должностного лица, т.е. определять подсудность дела не на основании закона. Следовательно, передача дела вышестоящим судом из одного суда, которому оно подсудно, в другой суд не противоречит Конституции Российской Федерации только в том случае, если осуществляется в рамках судебной процедуры при наличии указанных в самом процессуальном законе точных оснований (обстоятельств), по которым дело не может быть рассмотрено в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом, и подлежит передаче в другой суд. Произвольный же, не основанный на законе выбор суда, в котором конкретное дело подлежит рассмотрению, должен признаваться нарушением прав, закрепленных в статьях 46 и 47 (часть 1) Конституции Российской Федерации.
Данная правовая позиция Конституционного Суда Российской Федерации сохраняет свою силу.
3. При заключении контрактов с арбитражными соглашениями (оговорками) субъекты гражданского-правовых отношений, реализуя право на свободу договора, добровольно отказываются от разрешения споров государственным судом, самостоятельно назначая арбитраж и арбитров, и принимают на себя обязательства подчиняться правилам, регулирующим порядок оспаривания и исполнения арбитражных решений.
Одно их таких правил закреплено в пункте 1 статьи 35 Закона Российской Федерации от 7 июля 1993 года "О международном коммерческом арбитраже" (конституционность которого заявители подвергают сомнению лишь в части, касающейся решений арбитражей, находящихся на территории Российской Федерации). Однако его содержание может быть выявлено с учетом взаимосвязи с другими нормами названного Закона.
В силу статей 1, 6, 34 и 35 Закона Российской Федерации "О международном коммерческом арбитраже" арбитражные решения, независимо от того, в какой стране они были вынесены, признаются обязательными; могут оспариваться путем обращения в суд общей юрисдикции с ходатайством об их отмене; подлежат в случаях и порядке, указанных в данном Законе, признанию и приведению в исполнение путем подачи в компетентный суд соответствующего ходатайства с учетом положений, предусмотренных статьями 35 и 36, независимо от того, вынесено ли такое решение на территории Российской Федерации или за ее пределами.
Полномочия по рассмотрению ходатайства об отмене решения международного коммерческого арбитража, находящегося на территории Российской Федерации, прямо закреплены за Верховными Судами республик в составе Российской Федерации, краевыми, областными, городскими судами, судами автономных областей и автономного округа по месту нахождения арбитража (пункт 2 статьи 6). Что же касается признания и обращения к принудительному исполнению арбитражного решения, то законодатель ограничился общим предписанием о подаче соответствующего ходатайства в "компетентный суд" (пункт 1 статьи 35), т.е. орган судебной системы государства, имеющий соответствующие полномочия (статья 2).
Между тем не только ходатайство об отмене, но и ходатайство о признании и исполнении арбитражного решения как способы реализации заинтересованными лицами права на судебную защиту могут повлечь аннулирование решения. При этом перечни оснований для отмены арбитражного решения (пункт 2 статьи 34) и для отказа в признании или приведении его в исполнение (статья 36), по существу, совпадают - в обоих случаях суд, рассматривающий такого рода ходатайства, должен отменить либо не признать решение арбитража, если будут представлены доказательства того, что одна из сторон в арбитражном соглашении была в какой-либо мере недееспособна; что это соглашение недействительно по закону, которому стороны его подчинили, а при отсутствии такого указания - по закону Российской Федерации; что заинтересованная сторона не была должным образом уведомлена о назначении арбитра или об арбитражном разбирательстве или по другим причинам не могла представить свои объяснения; что решение вынесено по спору, не предусмотренному арбитражным соглашением или не подпадающему под его условия, или содержит постановления по вопросам, выходящим за пределы арбитражного соглашения; что состав третейского суда или арбитражная процедура не соответствовали соглашению сторон, если только такое соглашение не противоречит любому положению данного Закона, от которого стороны не могут отступать, либо в отсутствие такого соглашения не соответствовали данному Закону; что, как определено судом, объект спора не может быть предметом арбитражного разбирательства по закону Российской Федерации; или, наконец, что арбитражное решение противоречит публичному порядку Российской Федерации.
Дополнительно к названным основаниям, по которым арбитражное решение может быть отменено, суд может отказать в признании или приведении в исполнение арбитражного решения лишь в случаях, если решение еще не стало обязательным для сторон, или было отменено, или его исполнение было приостановлено судом страны, в которой или в соответствии с законом которой оно было вынесено (абзац пятый подпункта 1 пункта 1 статьи 36).
Процедура признания и приведения в исполнение арбитражного решения является в то же время необходимой предпосылкой выдачи исполнительного листа, на основании которого в силу пункта 1 статьи 7 Федерального закона "Об исполнительном производстве" и осуществляется принудительное исполнение арбитражного решения. В то же время эта процедура, возбуждаемая по ходатайству взыскателя при неудовлетворении ходатайства должника об отмене арбитражного решения, по существу, также предоставляет последнему дополнительные возможности по отстаиванию своих интересов.
При наличии такого регулирования однородность подсудных судам вышестоящего звена судебной системы вопросов, разрешаемых по ходатайствам об отмене арбитражного решения и по ходатайствам о признании и обращении арбитражного решения к исполнению, предопределяет отнесение последних к компетенции судов того же уровня, а именно Верховных Судов республик в составе Российской Федерации, краевых, областных, городских судов, судов автономных областей и автономного округа по месту арбитража. Это соответствует общим принципам определения подсудности дел вышестоящим судам, исходя из целей предоставления равных судебных гарантий в рамках аналогичных процессуальных отношений.
Следовательно, понятие "компетентный суд" в данном случае определяется однозначно, а положение пункта 1 статьи 35 Закона Российской Федерации "О международном коммерческом арбитраже" во взаимосвязи с другими его нормами и без какой-либо дополнительной, необходимой с точки зрения заявителя, конкретизации правового регулирования в области обращения к исполнению арбитражных решений не может расцениваться как нарушающее статьи 46 и 47 (часть 1) Конституции Российской Федерации.
Закрепленные в указанных статьях Конституции Российской Федерации права во всяком случае обеспечиваются в отношении участников разрешенного МКАС спора равным образом судами общей юрисдикции краевого, областного и приравненных к ним звеньев судебной системы - при рассмотрении как ходатайства об отмене арбитражного решения, так и ходатайства о признании и приведении его в исполнение, а также путем проверки законности и обоснованности принятых судебных решений вышестоящими судебными инстанциями.
Таким образом, жалоба АК "Алроса" и запрос Верховного Суда Республики Саха (Якутия) не могут быть признаны отвечающими установленным Федеральным конституционным законом "О Конституционном Суде Российской Федерации" критериям допустимости обращений.
4. Доводы, приводимые в жалобе АК "Алроса" в обоснование своей позиции, свидетельствуют о том, что ею, по существу, оспариваются правоприменительные решения по конкретному делу, правильность выбора судом нормы о подсудности, содержащейся в Законе Российской Федерации "О международном коммерческом арбитраже", при наличии общих правил о подсудности, закрепленных в Гражданском процессуальном кодексе РСФСР.
Однако проверка законности и обоснованности решений судов общей юрисдикции, в том числе правильности выбора подлежащих применению норм при разрешении коллизии между ними, не входит в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации, установленную статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации". Такого рода вопросы подлежат разрешению вышестоящими судами общей юрисдикции.
Исходя из изложенного и руководствуясь пунктами 1 и 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации определил:
1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы акционерной компании "Алроса" и запроса Верховного Суда Республики Саха (Якутия), поскольку они не отвечают требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми такие обращения могут быть признаны допустимыми, и поскольку разрешение поставленного вопроса Конституционному Суду Российской Федерации неподведомственно.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данным обращениям окончательно и обжалованию не подлежит.
3. Настоящее Определение подлежит опубликованию в "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации".

Председатель Конституционного
Суда Российской Федерации М.В.Баглай

Судья-секретарь
Конституционного Суда
Российской Федерации Ю.М.Данилов
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
 

об отказе в принятии к рассмотрению жалобы открытого акционерного общества “Сибтеплоизоляция” на нарушение конституционных прав и свобод пунктом 2 статьи 87 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации

город Москва                                                                              21 июня 2000 года


Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя М.В.Баглая, судей Н.С.Бондаря, Н.В.Витрука, Г.А.Гаджиева, Л.М.Жарковой, Г.А.Жилина, В.Д.Зорькина, Т.Г.Морщаковой, Н.В.Селезнева, А.Я.Сливы, В.Г.Стрекозова, О.И.Тиунова, О.С.Хохряковой, Б.С.Эбзеева, В.Г.Ярославцева,

рассмотрев в пленарном заседании вопрос о соответствии жалобы ОАО “Сибтеплоизоляция” требованиям Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации”,

установил:

1. Определением от 2 июня 1998 года исковое заявление ОАО “Сибтеплоизоляция” о признании недействительным договора об оказании аудиторских услуг было оставлено без рассмотрения Арбитражным судом Новосибирской области на основании пункта 2 статьи 87 АПК Российской Федерации, согласно которому арбитражный суд оставляет иск без рассмотрения, если имеется соглашение участвующих в деле лиц о передаче данного спора на разрешение третейского суда и возможность обращения к третейскому суду не утрачена и если ответчик, возражающий против рассмотрения дела в арбитражном суде, не позднее своего первого заявления по существу спора заявит ходатайство о передаче спора на разрешение третейского суда.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации ОАО “Сибтеплоизоляция” просит признать указанное положение не соответствующим статьям 45, 46 и 47 Конституции Российской Федерации.

Секретариат Конституционного Суда Российской Федерации в пределах своих полномочий на основании части второй статьи 40 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации” уведомлял ОАО “Сибтеплоизоляция” о несоответствии его жалобы требованиям названного Закона. Однако в очередной жалобе заявитель настаивает на принятии Конституционным Судом Российской Федерации решения по поставленному им вопросу.

2. Действующим законодательством, в частности пунктом 1 статьи 11 ГК Российской Федерации, приложением № 3 к ГПК РСФСР (Положение о третейском суде) и постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 24 июня 1992 года “Об утверждении Временного положения о третейском суде для разрешения экономических споров” (в редакции от 16 ноября 1997 года), предусмотрено, что защита гражданских прав может осуществляться третейским судом, избранным сторонами на основе добровольного соглашения; если же одна из сторон впоследствии откажется подчиняться его решению, оно может быть реализовано принудительно в порядке исполнительного производства, которому предшествует проверка решения третейского суда в суде общей юрисдикции или в арбитражном суде при выдаче исполнительного листа.

Заключение третейского соглашения между сторонами само по себе не является обстоятельством, исключающим возможность реализации конституционного права на судебную защиту в суде общей юрисдикции или в арбитражном суде в соответствии с нормами о подведомственности гражданских дел. Так, по смыслу статей 87 и 88 АПК Российской Федерации, оставление иска без рассмотрения предполагает возможность повторного обращения в арбитражный суд в общем порядке после устранения обстоятельств, послуживших основанием для оставления иска без рассмотрения, в частности в случаях прекращения действия третейской записи по соглашению сторон или по решению суда.

Следовательно, применение оспариваемой нормы в деле ОАО “Сибтеплоизоляция” нельзя рассматривать как нарушение конституционного права на судебную защиту, а потому его жалоба не может быть признана допустимой по смыслу статей 96 и 97 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации”.

3. Оспаривая конституционность пункта 2 статьи 87 АПК Российской Федерации, ОАО “Сибтеплоизоляция” выражает несогласие с определением арбитражного суда об оставлении без рассмотрения его искового заявления. Тем самым заявитель фактически ставит перед Конституционным Судом Российской Федерации вопрос о проверке правильности применения оспариваемой нормы в его деле.

Между тем проверка законности и обоснованности решений арбитражных судов на основе оценки приводимых в жалобах доводов не относится к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, установленной статьей 3 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации”, и может быть осуществлена только в порядке, предусмотренном арбитражным процессуальным законодательством.

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктами 1 и 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации”, Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы ОАО “Сибтеплоизоляция” как не отвечающей критерию допустимости обращений в соответствии с требованиями Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации” и поскольку разрешение поставленного в ней вопроса Конституционному Суду Российской Федерации неподведомственно.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.



Конституционный Суд
Российской Федерации

№ 123-О

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

об отказе в принятии к рассмотрению жалобы закрытого акционерного общества “Производственное предприятие “Мегашоп” на нарушение конституционных прав и свобод пунктом 1 статьи 87 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации
 

20 февраля 2002 года                                                                                                                                                  город Москва


Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя М.В.Баглая, судей Н.С.Бондаря, Н.В.Витрука, Г.А.Гаджиева, Ю.М.Данилова, Л.М.Жарковой, Г.А.Жилина, В.Д.Зорькина, А.Л.Кононова, В.О.Лучина, Т.Г.Морщаковой, Ю.Д.Рудкина, Н.В.Селезнева, А.Я.Сливы, В.Г.Стрекозова, О.И.Тиунова, О.С.Хохряковой, Б.С.Эбзеева, В.Г.Ярославцева,

рассмотрев в пленарном заседании вопрос о соответствии жалобы ЗАО “Производственное предприятие “Мегашоп” требованиям Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации”,

установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации ЗАО “Производственное предприятие “Мегашоп” оспаривает конституционность пункта 1 статьи 87 АПК Российской Федерации, согласно которому арбитражный суд оставляет иск без рассмотрения, если в производстве суда общей юрисдикции, арбитражного суда, третейского суда имеется дело по спору между теми же лицами, о том же предмете и по тем же основаниям.

Как следует из представленных материалов, Арбитражный суд Свердловской области по делу с участием заявителя вынес определение об оставлении иска без рассмотрения, поскольку в судебном заседании было установлено, что ранее в том же суде было возбуждено дело по спору между теми же лицами, о том же предмете и по тем же основаниям.

По мнению заявителя, оспариваемое положение, устанавливающее ограничение на использование иска как процессуального средства судебной защиты, не соответствует статьям 45 (часть 1) и 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации.

Секретариат Конституционного Суда Российской Федерации в пределах своих полномочий на основании части второй статьи 40 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации” уведомлял ЗАО “Производственное предприятие “Мегашоп” о том, что в соответствии с требованиями названного Закона его жалоба не может быть принята к рассмотрению. Однако в очередной жалобе заявитель настаивает на принятии Конституционным Судом Российской Федерации решения по поставленному им вопросу.

2. Согласно статьям 96 и 97 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации” гражданин или объединение граждан вправе обратиться в Конституционный Суд Российской Федерации с жалобой на нарушение конституционных прав и свобод и такая жалоба признается допустимой, если оспариваемым законом, примененным или подлежащим применению в деле заявителя, затрагиваются его конституционные права и свободы.

По смыслу статей 45 и 46 Конституции Российской Федерации, конкретные процессуальные формы судебной защиты, порядок и последовательность их применения, в том числе отдельные ограничения в использовании тех или иных процессуальных средств, устанавливаются законом. Из содержания конституционных норм, на которые ссылается заявитель, не следует возможность произвольного, не согласующегося с законом использования процессуальных средств, осуществляемого по усмотрению заинтересованных лиц — участников арбитражного судопроизводства.

Материалы, приложенные к жалобе, свидетельствуют о том, что право на судебную защиту было реализовано заявителем при возбуждении в арбитражном суде первоначального иска. Кроме того, применение пункта 1 статьи 87 АПК Российской Федерации не исключает для него возможности вновь обратиться в арбитражный суд в общем порядке после устранения обстоятельств, послуживших основанием для оставления иска без рассмотрения (часть 4 статьи 88 АПК Российской Федерации).

Таким образом, пункт 1 статьи 87 АПК Российской Федерации не может рассматриваться как нарушающий конституционные права заявителя, а его жалоба не является допустимой в соответствии со статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации”.

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации”, Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы ЗАО “Производственное предприятие “Мегашоп”, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации”, в соответствии с которыми жалоба признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.



Конституционный Суд
Российской Федерации

№ 56-О

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 


об отказе в принятии к рассмотрению обращения Независимого арбитражного (третейского) суда при Торгово-промышленной палате Ставропольского края о проверке конституционности статьи 333 ГК Российской Федерации


город Москва                                                                                                                                     13 апреля 2000 года


Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя М.В.Баглая, судей Н.С.Бондаря, Н.В.Витрука, Г.А.Гаджиева, Ю.М.Данилова, Л.М.Жарковой, Г.А.Жилина, В.Д.Зорькина, В.О.Лучина, Т.Г.Морщаковой, Ю.Д.Рудкина, Н.В.Селезнева, А.Я.Сливы, В.Г.Стрекозова, О.И.Тиунова, О.С.Хохряковой, Б.С.Эбзеева, В.Г.Ярославцева,
заслушав в пленарном заседании заключение судьи Г.А.Жилина, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации” предварительное изучение обращения Независимого арбитражного (третейского) суда при Торгово-промышленной палате Ставропольского края,
у с т а н о в и л :
1. Независимым арбитражным (третейским) судом при Торгово-промышленной палате Ставропольского края 21 июня 1999 года было вынесено определение об обращении в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о проверке конституционности статьи 333 ГК Российской Федерации, подлежащей применению при рассмотрении конкретного дела. Указанное определение обосновано ссылкой на статью 101 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации”.
2. Как следует из статьи 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации и пункта 3 части первой статьи 3 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации” в системной связи со статьей 118 (часть 3) Конституции Российской Федерации, Конституционный Суд Российской Федерации проверяет конституционность закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле, по запросам судов, входящих в судебную систему Российской Федерации, которая устанавливается Конституцией Российской Федерации и федеральным конституционным законом.
Между тем ни Конституция Российской Федерации, ни Федеральный конституционный закон от 31 декабря 1996 года “О судебной системе Российской Федерации” не относят третейские суды, каковым является Независимый арбитражный (третейский) суд при Торгово-промышленной палате Ставропольского края, к судебной системе. Следовательно, его обращение, как исходящее от ненадлежащего заявителя, по смыслу Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации”, не может быть признано допустимым.
Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации”, Конституционный Суд Российской Федерации
о п р е д е л и л :
1. Отказать в принятии к рассмотрению обращения Независимого арбитражного (третейского) суда при Торгово-промышленной палате Ставропольского края как не отвечающего критерию допустимости в соответствии с требованиями Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации”.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данному обращению окончательно и обжалованию не подлежит.

Конституционный Суд
Российской Федерации

№ 45-О