Здравствуйте
Nemo est supra leges
 
Поиск Форум
Новости:
Stats pass  RSS

ПРАКТИКА ВЕРХОВНОГО СУДА ПО ТРЕТЕЙСКИМ ДЕЛАМ

 Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 20 декабря 2000 г. N 106пв-2000


Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:
Председателя - Лебедева В.М.
Членов Президиума- Радченко В.И., Верина В.П., Кузнецова В.В., Попова Г.Н., Свиридова Ю.А., Меркушова А.Е., Вячеславова В.К.
с участием заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Давыдова В. И.
рассмотрел по протесту заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Жуйкова В.М. гражданское дело по ходатайству компании "Сокофл Стар Шиппинг Инк." об исполнении арбитражного решения.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Гуцола Ю.А., объяснения представителя ГУП ВО "Технопромэкспорт" Волкова Ю.А. (доверенность от 5.01.2000 г. N 5323/1), представителя компании "Сокофл Стар Шиппинг Инк." Баглай О.М. (доверенность в деле), заключение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Давыдова В.И., полагавшего протест удовлетворить, Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил:
4 января 1993 г. между панамской компанией "Сокофл Стар Шиппинг-Инк." и российским предприятием ГУП ВО "Технопромэкспорт" был заключен договор чартер-партии (аренда/фрахтование транспортного средства на время), по которому панамская компания, являющаяся владельцем теплохода "Сокофл Стар", предоставила его в пользование ГУП ВО "Технопромэкспорт" на срок с 12 января 1993 г. по 5 января 1994 г. по ставке фрахта 4.650 долл.США в день.
Договор от 4.01.93 г. регулировался английским правом и содержал арбитражную оговорку об отнесении всех споров на рассмотрение Лондонского арбитражного суда (п.17).
Фактически из общей суммы причитающихся фрахтовых платежей за аренду судна ГУП ВО "Технопромэкспорт" не выплатило 272.075-86 долл.США.
Судовладелец обратился в Лондонский арбитражный суд, который в соответствии с арбитражной оговоркой 26 июня 1995 г. вынес решение об удовлетворении заявленных требований в полном объеме.
Принудительное исполнение этого арбитражного решения было предметом рассмотрения Московского городского суда, который 11 апреля 1997 г. вынес определение об отказе в удовлетворении ходатайства компании "Сокофл Стар Шиппинг Инк." о признании и приведении в исполнение на территории России решения Лондонского арбитражного суда от 26.06.95 г. в связи с технической ошибкой, допущенной в наименовании стороны при заполнении проформы договора чартер-партии от 4.01.93 г., вследствие чего ошибочное наименование повторилось в арбитражном решении.
В указанных документах судовладелец указан как компания "Сокофл Стар Шиппинг Ко.Лтд." Панама. Суд сделал вывод о том, что не вправе приводить в исполнение на территории России решение Лондонского арбитражного суда, состоявшегося в пользу компании "Сокофл Стар Шиппинг Ко.Лтд." Панама, поскольку в суд обратилась "другая организация, не являющаяся стороной в соглашении по тайм-чартеру".
В апреле 1997 г. компания "Сокофл Стар Шиппинг Инк." вновь обратилась в Лондонский арбитражный суд с просьбой об установлении действительного наименования стороны в договоре от 4.01.93 г. путем вынесения соответствующего решения.
30 июня 1999 г. Лондонский арбитражный суд вынес окончательное решение, в котором установил, что подлинными названиями сторон чартер-партии от 4.01.93 г. являлись компания "Сокофл Стар Шиппинг Инк." Панама и Государственное унитарное предприятие "Внешнеэкономическое объединение "Технопромэкспорт"; постановил исправить чартер-партию от 4.01.93 г. таким образом, чтобы название владельца судна "Сокофл Стар" читалось как "Сокофл Стар Шиппинг Инк."; обязал ГУП ВО "Технопром-экспорт" выплатить в пользу "Сокофл Стар Шиппинг Инк." сумму основного долга в размере 272.075-86 долл.США, проценты и судебные издержки. Определением Московского городского суда от 6 декабря 1999 г., оставленным без изменения определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 29 февраля 2000 г., компании "Сокофл Стар Шиппинг Инк." отказано в удовлетворении ходатайства о разрешении принудительного исполнения арбитражного решения от 30.06.99 г. на территории Российской Федерации.
В протесте заместителя Председателя Верховного Суда РФ поставлен вопрос об отмене определений судов первой и кассационной инстанций от 6 декабря 1999 г. и от 29 февраля 2000 г. и направлении дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
Проверив материалы дела, обсудив доводы протеста. Президиум находит протест обоснованным.
В силу статьи 5 Конвенции ООН "О признании и исполнении иностранных арбитражных решений", принятой 10 июня 1958 года, в признании и приведении в исполнение арбитражного решения может быть отказано по просьбе той стороны, против которой оно направлено, только если эта сторона представит компетентной власти по месту, где испрашивается признание и приведение в исполнение, доказательства того, что:
а) стороны в соглашении, указанном в статье II, были по применимому к ним закону в какой-либо мере недееспособны или это соглашение недействительно по закону, которому стороны это соглашение подчинили, а при отсутствии такого указания - по закону страны, где решение было вынесено, или
б) сторона, против которой вынесено решение, не была должным образом уведомлена о назначении арбитра или об арбитражном разбирательстве или по другим причинам не могла представить свои объяснения, или
с) указанное решение вынесено по спору, не предусмотренному или не подпадающему под условия арбитражного соглашения или арбитражной оговорки в договоре, или содержит постановления по вопросам, выходящим за пределы арбитражного соглашения или арбитражной оговорки в договоре, с тем, однако, что если постановления по вопросам, охватываемым арбитражным соглашением или оговоркой, могут быть отделены от тех, которые не охватываются таким соглашением или оговоркой, то та часть арбитражного решения, которая содержит постановления по вопросам, охватываемым арбитражным соглашением или арбитражной оговоркой в договоре, может быть признана и приведена в исполнение, или
д) состав арбитражного органа или арбитражный процесс не соответствовали соглашению сторон или, при отсутствии такового, не соответствовали закону той страны, где имел место арбитраж, или
е) решение еще не стало окончательным для сторон или было отменено или приостановлено исполнением компетентной властью страны, где оно было вынесено, или страны, закон которой применяется.
2. В признании и приведении в исполнение арбитражного решения может быть также отказано, если компетентная власть страны, в которой испрашивается признание и приведение в исполнение, найдет, что:
а) объект спора не может быть предметом арбитражного разбирательства по законам этой страны, или
б) признание и приведение в исполнение этого решения противоречат публичному порядку этой страны.
В обоснование вывода об отказе в разрешении принудительного исполнения арбитражного решения от 30.06.99 г. судебные инстанции сослались на то, что между сторонами отсутствовали договор и арбитражное соглашение, а также соглашение о передаче спора в иной форме, допустимой в соответствии со ст.7 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже". Кроме того, арбитражный процесс, закончившийся вынесением решения от 30.06.99 г., не соответствовал соглашению сторон, изложенному в п.17 договора от 4.01.93 г.
С доводами судебных инстанций нельзя согласиться.
Доводы о правомерности применения к арбитражному соглашению российского права, а именно, статьи 7 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже" являются ошибочными.
Данная статья Закона не могла применяться, так как место арбитража находится за границей (пункт 1 статьи 1 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже").
По вопросу определения действительности арбитражного соглашения между сторонами суд первой инстанции обязан был применить английское законодательство на основании статьи 5 Конвенции 1958 года и статьи 36 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже", так как английское законодательство регулирует отношения сторон по тайм-чартеру, арбитражное соглашение и является законодательством страны, где было вынесено арбитражное решение.
Доводы суда об отсутствии между сторонами арбитражного соглашения неосновательны, так как суд не применил английское законодательство в решении этого вопроса, как того требуют Нью-Йоркская Конвенция 1958 года и Закон РФ "О международном коммерческом арбитраже".
Согласно статье 157 Основ гражданского законодательства при применении иностранного права суд устанавливает содержание его норм в соответствии с их официальным толкованием, практикой применения и доктриной в соответствующем иностранном государстве.
В своих возражениях против исполнения арбитражного решения ГУП ВО "Технопромэкспорт" не представил каких-либо документов, либо заключений компетентных экспертов относительно официального толкования, практики применения или доктрины применения английского права в данном вопросе, а суд первой инстанции не применял английское право.
Ссылка суда на несоблюдение арбитражной процедуры при вынесении решения от 30.06.99 г. не основана на указаниях о том, какие конкретные нормы английского законодательства об арбитраже не были соблюдены.
Утверждение суда о том, что третейский суд действовал по правилам Лондонской ассоциации арбитров по морским делам, неосновательно, поскольку это не вытекало из содержания арбитражной оговорки в тайм-чартере от 4.01.93 г., в соответствии с которой подлежали применению Законы об арбитраже 1950 и 1975 гг. (л.д.178).
Однако ко времени второго арбитражного разбирательства вступил в действие Закон об арбитраже 1996 года, которым и руководствовался третейский суд при вынесении решения от 30.06.99 г. (л.д.39). Поэтому ошибочным является утверждение суда о том, что арбитру во втором разбирательстве следовало применять предыдущее законодательство.
Утверждения суда о том, что иностранный арбитражный суд не имел права ни вторично рассматривать по существу иск компании "Сокофл Стар Шиппинг Инк." при наличии ранее вынесенного решения по иску компании "Сокофл Стар Шиппинг Ко.Лтд.", ни вносить какие-либо исправления в текст ранее вынесенного решения, являются необоснованными, так как базируется на односторонних ссылках на отдельные статьи английского закона, в отрыве от прочтения всего законодательного акта.
Согласно статье 48 (3) Закона об арбитраже 1996 года третейский суд может принимать постановление в отношении любого вопроса, определяемого в разбирательстве, и при вынесении решения 1999 года третейский суд признал, что решение 1995 года является ничтожным. Согласно указанной статье этот вывод является юридически действительным и обязательным для исполнения сторонами.
Также из содержания английского законодательства следует, что третейский суд (в данном случае единоличный арбитр) компетентен в вынесении постановления на основании своей собственной юрисдикции согласно статье 30 (1) Закона, дающей ему право, если стороны не договорились об ином, принимать решение о юридической действительности арбитражного соглашения, о том, были ли надлежащим образом сформирован состав третейского суда и какие вопросы были переданы в арбитраж в соответствии с арбитражным соглашением. Согласно пункту 5 статьи 48 третейский суд обладает полномочиями суда по внесению исправлений в договоры и документы. В соответствии с данными полномочиями арбитр вынес решение о том, что в чартер-партии содержится юридически действительное арбитражное соглашение и что чартер-партия по сути была заключена между правильными юридическими лицами (хотя подробности о них были неверно указаны в самом документе).
Ссылка суда первой инстанции на то, что не был соблюден установленный статьей 57 Закона об арбитраже 28-дневный срок для внесения исправлений в решение 1995 года, ошибочна, так как договор о чартер-партии (а не решение) нуждался в исправлении, что и было сделано решением 1999 года.
Также неправомерны доводы суда о том, что между сторонами отсутствует договор и компания "Сокофл Стар Шиппинг Инк." не является стороной в тайм-чартере, поскольку являются по сути рассмотрением вопроса по существу, что противоречит статье 5 Нью-Йоркской Конвенции 1958 года и статье 36 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже". Данный вопрос был рассмотрен по существу на основании положений английского законодательства Лондонским арбитражным судом, который вынес решение о том, что компания "Сокофл Стар Шиппинг Инк." является стороной в тайм-чартере. Рассмотрение данного вопроса не входит в компетенцию российского суда.
В юридическом заключении английских экспертов, представленном компанией "Сокофл Стар Шиппинг Инк.", детально анализируются официальное толкование и практика применения норм английского законодательства, подлежащих в соответствии с арбитражной оговоркой применению при разрешении споров, вытекающих из договора чартер-партии от 4.01.93 г.
Поскольку судебные постановления вынесены без надлежащего применения норм иностранного права, определение от 6 декабря 1999 г. и от 29 февраля 2000 г. подлежит отмене, а дело подлежит направлению в суд первой инстанции на новое рассмотрение.
Руководствуясь п.2 ст.329 Гражданского процессуального кодекса РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:
отменить определение Московского городского суда от 6 декабря 1999 г. и определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 29 февраля 2000 г. Дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
 Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 2 июня 1999 г.



"Определение суда о разрешении принудительного исполнения
на территории Российской Федерации решения Хозяйственного суда
Латвии признано правильным"
(Извлечение)


Решением Хозяйственного суда Латвии от 14 декабря 1995 г. с Внешнеэкономического акционерного общества (ВАО) "Союзплодимпорт" (Россия, Москва) в пользу Латвийского пароходства в счет неисполнения обязательства по договору морской перевозки взыскано 4825727,52 доллара США.
Латвийское пароходство обратилось в Московский городской суд с заявлением о признании упомянутого решения суда Латвии на территории Российской Федерации и о его принудительном исполнении, ссылаясь на то, что ВАО "Союзплодимпорт" в добровольном порядке решение суда не исполняет.
Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда (оставленным без изменения Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда РФ) заявление Латвийского пароходства удовлетворено.
Заместитель Генерального прокурора РФ в протесте поставил вопрос об отмене судебных постановлений и направлении дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
Президиум Верховного Суда РФ 2 июня 1999 г. судебные решения оставил без изменения, а протест - без удовлетворения, указав следующее.
По мнению прокурора, Хозяйственный суд Латвии разрешил спор, не подпадающий под условия арбитражного соглашения. При этом в протесте он ссылался на ст.36 Закона Российской Федерации от 7 июля 1993 г. "О международном коммерческом арбитраже", в соответствии с которой в признании или приведении в исполнение арбитражного решения может быть отказано, в частности, если решение вынесено по спору, не предусмотренному арбитражным соглашением или не подпадающему под его условия.
Между тем названный Закон не имеет отношения ни к спору сторон, ни к порядку признания решения Хозяйственного суда Латвии на территории Российской Федерации. Как видно из материалов дела, хозяйственный суд Латвии - государственный арбитражный, а не третейский суд.
Признание упомянутого решения суда Латвии на территории Российской Федерации запрашивалось Латвийским пароходством не на основании Закона Российской Федерации "О международном коммерческом арбитраже", а на основании Договора между Российской Федерацией и Латвийской Республикой о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, вступившим в силу 29 марта 1995 г. Этим Договором предусматривается взаимное признание и исполнение решений судов по гражданским и семейным делам одного государства на территории другого. Под "судами" понимаются государственные (а не третейские) суды, т.е. суды общей компетенции и арбитражные (хозяйственные) суды.
Как следует из материалов дела, спор возник из-за неисполнения ответчиком условий договора морской перевозки. Перевозки по не оплаченным фрахтователем рейсам совершались в период 1991 года. Всего в Хозяйственный суд Латвии было заявлено требований по 24 рейсам, из которых 11 рейсов совершено после выхода Латвии из состава СССР (21 августа 1991 г.). Все перевозки грузов по этим рейсам (кроме трех) совершены по договорам морской перевозки, оформленным коносаментами формы КЭ-2.4.Л и КЭ-2.4.Т., предусматривающими, что споры, возникающие из коносамента, подлежат разрешению по месту основной деятельности перевозчика, если между сторонами не заключено соглашение о рассмотрении спора иным судом или арбитражем. Такого соглашения сторонами не заключено.
Ссылка прокурора в протесте на имеющуюся в коносаментах оговорку "Парамаунт" о подчинении коносаментов положениям Кодекса торгового мореплавания СССР необоснованна, так как данная оговорка указывает на применение прежде всего национального законодательства.
Три рейса, в отношении которых возник спор, совершены по договорам морской перевозки, оформленным коносаментом формы Latvian Shipping Company (Латвийское морское пароходство).
На один из этих трех коносаментов (от 18 ноября 1991 г.), предусматривающий рассмотрение споров в СССР, ссылался прокурор в протесте.
Между тем СССР прекратил существование в декабре 1991 г., поэтому рассмотрение спора в СССР в любом случае было невозможно. В то же время коносаменты предусматривали место исполнения обязательства - порт выгрузки Рига. Поэтому истец передал спор на рассмотрение Хозяйственного суда Латвии на основании ст.122 ГПК Латвийской Республики, определяющей право истца обратиться в суд по месту исполнения обязательства.
Таким образом, судебные инстанции сделали правильный вывод о том, что Хозяйственный суд Латвии был компетентен рассмотреть данный спор.
Кроме того, нельзя согласиться и с доводом прокурора о том, что исполнение решения Хозяйственного суда Латвии от 14 декабря 1995 г. противоречит публичному порядку Российской Федерации.
Данное основание для отказа в исполнении арбитражного решения предусмотрено Законом Российской Федерации "О международном коммерческом арбитраже", однако он не подлежит применению в этом деле.
Вместе с тем аналогичное основание содержится в Указе Президиума Верховного Совета СССР от 21 июня 1988 г. "О признании и исполнении в СССР решений иностранных судов и арбитражей".
По мнению прокурора, противоречие публичному порядку Российской Федерации состоит в том, что в Заявлении Правительства Российской Федерации "О переоформлении коммерческой задолженности бывшего СССР перед иностранными кредиторами", одобренном постановлением Правительства Российской Федерации от 27 сентября 1994 г. N 1107, речь идет о готовности Правительства Российской Федерации принять на себя юридическую ответственность за коммерческую задолженность бывшего СССР по обязательствам уполномоченных лиц перед иностранными поставщиками по контрактам, заключенным с ними до 4 января 1992 г. (п.6 заявления), при соблюдении ряда оговоренных условий.
Под надлежаще уполномоченными юридическими лицами понимались лица, действовавшие по поручению Правительства.
Однако в конкретном случае при заключении договоров морской перевозки ответчик действовал как самостоятельное юридическое лицо от своего имени без поручения Правительства.
Указанное заявление не лишает автоматически истца права требовать получение возмещения от должника в установленном законом порядке, не может рассматриваться как основание освобождения фрахтователя от обязанности оплатить предоставленные ему услуги по перевозке его грузов и не может служить основанием к отказу в признании на территории Российской Федерации решения иностранного суда.
Понимая под публичным порядком основные принципы, закрепленные в Конституции Российской Федерации и законах Российской Федерации, следует учитывать, что в соответствии с российским законодательством иностранные и российские лица уравнены в гражданских правах и обязанностях. Права иностранцев защищены законом.
Согласно ст.1 ГК РФ свобода договора, недопустимость произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, необходимость беспрепятственного осуществления гражданских прав относятся к основным началам гражданского законодательства Российской Федерации.
Доводы прокурора о неправильном разрешении вопросов о валюте платежей за фрахт, о сроке исковой давности, об отсутствии вины ответчика в неуплате платежей необоснованны, так как при рассмотрении ходатайства о разрешении принудительного исполнения решения иностранного суда на территории Российской Федерации суд не вправе проверять законность и обоснованность самого решения, в котором указанные вопросы нашли отражение.
При таких обстоятельствах Президиум Верховного Суда РФ судебные решения оставил без изменения, а протест - без удовлетворения.



 Обзор судебной практики Верховного Суда РФ от 15 июля 1998 г.
"Некоторые вопросы судебной практики по гражданским делам"


... 34. Согласно п.2 ст.32 Закона Российской Федерации от 7 июля 1993 г. "О международном коммерческом арбитраже" третейский суд выносит постановление о прекращении арбитражного разбирательства, когда он находит, что продолжение разбирательства стало по каким-либо причинам ненужным или невозможным. При обжаловании постановлений о прекращении арбитражного разбирательства по этим мотивам заинтересованные стороны ссылаются на то, что таким постановлением они фактически лишаются права на судебную защиту своих интересов, поскольку при наличии арбитражной оговорки в конкретном договоре обратиться в суд в общем порядке они не могут.
Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда РФ такая точка зрения признана неправильной, так как в законе право на обращение в федеральный суд после прекращения производства по делу в международном коммерческом арбитражном суде не ограничено.
Открытое акционерное общество (ОАО) "Кристалл" обратилось в Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Российской Федерации с исковым заявлением к фирме "Эм би эл интернэшнл ист инк" о взыскании 5 867 958 долларов США.
Частичным решением Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации от 3 декабря 1996 г. иск удовлетворен в сумме 3 998 647 долларов США, в остальной сумме иска - 1 869 311 долларов США, коммерческий арбитражный суд счел необходимым дополнительно выяснить ряд обстоятельств, связанных, в частности, с уточнением суммы задолженности ответчика.
Как выяснилось при рассмотрении дела, принять решение по существу указанной части спора не представляется возможным, в связи с чем коммерческий суд постановлением от 25 апреля 1997 г. прекратил разбирательство по делу.
Не согласившись с данным постановлением, ОАО "Кристалл" обратилось в Московский городской суд с ходатайством об отмене арбитражного решения. В этом ходатайстве общество просило отменить постановление Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации от 25 апреля 1997 г. как противоречащее публичному порядку Российской Федерации, ссылаясь на п.2 ст.34 Закона Российской Федерации "О международном коммерческом арбитраже".
Определением судьи Московского городского суда от 22 сентября 1997 г. отказано в принятии этого ходатайства.
В частной жалобе ОАО "Кристалл" просило отменить определение судьи, по их мнению, суд должен был рассмотреть ходатайство по существу.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ частную жалобу ОАО "Кристалл" оставила без удовлетворения, указав на то, что в данном случае ст.34 Закона Российской Федерации "О международном коммерческом арбитраже", на которую ссылался заявитель в ходатайстве об отмене арбитражного решения и в частной жалобе, неприменима. Эта статья предусматривает порядок и основания отмены арбитражного решения, вынесенного по существу спора, тогда как ОАО "Кристалл" просило отменить постановление о прекращении разбирательства по делу.
Согласно ч.3 п.2 ст.32 Закона Российской Федерации "О международном коммерческом арбитраже" третейский суд выносит постановление о прекращении арбитражного разбирательства, когда находит, что продолжение разбирательства стало по каким-либо причинам ненужным или невозможным.
Оспаривание постановления третейского суда о прекращении арбитражного разбирательства упомянутым Законом не предусмотрено.
Поскольку в силу ст.5 данного Закона по вопросам, регулируемым настоящим Законом, никакое судебное вмешательство не должно иметь места, кроме как в случаях, когда оно предусмотрено в названном Законе, судья правильно отказал в принятии ходатайства об отмене постановления Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации о прекращении арбитражного разбирательства.
ОАО "Кристалл" вправе обратиться за разрешением спора с фирмой "Эм би эл интернэшнл ист инк" по поводу 1 869 311 долларов США, не разрешенного третейским судом, в федеральный суд, поскольку в соответствии с п.3 ст.32 Закона Российской Федерации "О международном коммерческом арбитраже" мандат третейского суда прекращается одновременно с прекращением арбитражного разбирательства. Вместе с ним прекращает свое действие и арбитражное соглашение сторон. Поскольку в арбитражном суде спор по существу не разрешен, а действие арбитражного соглашения прекращено, основания для отказа в принятии дела к производству федерального суда, предусмотренные в ст.129 ГПК РСФСР и в ст.107 АПК РФ, отсутствуют.

Судебная коллегия
по гражданским делам
Верховного Суда Российской Федерации

——————————————————————————————————————————————
* В силу ст.3 ГК РФ под законами в настоящем Кодексе понимаются федеральные законы.
 


 Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ
от 1 апреля 2003 г. N 5-Г03-28


Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда России в составе
председательствующего В.П.Кнышева
судей В.И.Нечаева и С.В.Потапенко
рассмотрела в судебном заседании 1 апреля 2003 г. частную жалобу закрытого акционерного общества ВАО "Агрохимэкспорт" на определение Московского городского суда от 10 декабря 2002 г., которым дано определению Московского городского суда от 18 апреля 2002 г. по делу N 3-124/2002 о разрешении принудительного исполнения решения арбитражного суда ad hoc от 17 декабря 1998 г., Швеция, г.Стокгольм, следующее разъяснение: указанная в определении суда от 18 апреля 2002 г. и соответственно в исполнительном листе, выданном на его основании, сумма, взысканная в размере 6 307 511, 50 немецких марок, должна читаться как сумма в размере 3 224 979,42 евро; взысканная сумма гонораров и расходов, понесенных фирмой Зальцгиттер в связи с арбитражным разбирательством в размере 115 200 немецких марок должна читаться как 58 900, 82 евро. При расчете процентов, подлежащих начислению на основную сумму, взысканную в немецких марках - 6 307 511,50, подлежит начислению процент, указанный в определении суда о приведении решения коммерческого арбитражного суда в исполнение за соответствующий период времени, за количество дней просрочки, а именно: 15% за период 17 февраля 1995 года по 3 июля 1995 года, 15,5% за период с 4 июля 1995 года по 5 октября 1995 года, 15% за период с 6 октября 1995 года по 2 января 1996 года, 14% за период с 3 января 1996 года по 1 апреля 1996 года, 13,5% за период с 2 апреля 1996 года по 1 июля 1996 года, 12,5% за период с 2 июля 1996 года по 1 октября 1996 года, 11,5% за период с 2 октября 1996 года по 2 января 1997 г., 10,5% за период с 3 января 1997 года по 1 июля 1998 года и 10% за период с 2 июля 1998 года по день фактического исполнения. Суммы, определенные при пересчете и установленные в немецких марках, подлежат переводу в валюту - евро с применением коэффициента перевода установленного для немецкой марки - 1, 95583.
Заслушав доклад судьи Нечаева В. И., объяснение представителя закрытого акционерного общества ВАО "Агрохимэкспорт" Спиридоновой А.А., исследовав материалы дела, коллегия установила.
Решением арбитража ad hoc от 17 декабря 1998 г. обязан Агрохим уплатить фирме Зальцгиттер 6 307 511, 50 немецких марок плюс проценты с этой суммы, начисленные с 17 февраля 1995 г. до полного погашения задолженности, по ставке, указанной в разделе 6 шведского закона о выплате процентов. Начиная с даты срока платежа до настоящей даты годовые проценты согласно указанному разделу начислены по ставке 15% с 17 февраля 1995 года, 15,5% с 4 июля 1995 года, 15% с 6 октября 1995 года, 14% с 3 января 1996 года, 13, 5% со 2 апреля 1996 года, 12, 5% со 2 июля 1996 года, 11, 5% со 2 октября 1996 года, 10, 5% с 3 января 1997 года и 10% со 2 июля 1998 года. Арбитрам должны быть выплачены следующее вознаграждение: гонорары и расходы - Кай Хобер 250 000 шведских крон, из них 50 000 шведских крон НДС, Дат Версен 125 000 шведских крон, из них 25 000 шведских крон НДС, Райнхард Херман 125 000 шведских крон, из них 25 000 шведских крон НДС. Указано в арбитражном решении, что стороны несут солидарную ответственность по оплате гонораров и расходов арбитров. Применительно к распределению расходов между сторонами все эти расходы должен оплатить Агрохим. Агрохим обязан немедленно выплатить 500 000 шведских крон фирме Зальцгиттер, а также расходы и гонорары, понесенные фирмой, в сумме 130 000 шведских крон и 115 200 немецких марок.
Определением Московского городского суда от 18 апреля 2002 г., оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 18 июня 2002 г., было удовлетворено ходатайство об исполнении указанного арбитражного решения, после чего был выдан исполнительный лист.
Судебный пристав - исполнитель Палферов Д.М. обратился в городской суд с заявлением о разъяснении определения городского суда от 18 апреля 2002 г. Рассмотрев дело, суд вынес приведенное выше определение. В частной жалобе закрытое акционерное общество ВАО "Агрохимэкспорт" просит отменить это определение суда, считая его неправильным. Обсудив доводы частной жалобы, коллегия находит определение суда подлежащим отмене.
Согласно Федеральному закону "Об исполнительном производстве" исполнительными документами являются исполнительные листы, выдаваемые судами на основании решений Международного коммерческого арбитража и иных третейских судов (подп.1 п.1 ст.7). В исполнительном документе обязательно должны быть указаны резолютивная часть судебного акта или акта другого органа (подп.5 п.1 ст.8).
По смыслу приведенных правовых норм, в связи с приведением городским судом в исполнение решения третейского суда исполнительный лист выдается на основании этого решения третейского суда, а не на основании определения суда о приведении решения третейского суда в исполнение. А поскольку исполнительный лист выдается на основании решения третейского суда, то в исполнительном листе обязательно должна быть указана резолютивная часть данного решения. Вносить в резолютивную часть арбитражного решения какие - либо изменения, или давать разъяснения этого решения, суд не вправе.
Поэтому разъяснение о замене взысканных арбитражем и указанных в его решении одних иностранных денежных валют на другие иностранные денежные валюты должно быть произведено в случае необходимости этим арбитражем.
Руководствуясь ст.374 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, коллегия определила
отменить определение Московского городского суда от 10 декабря 2002 г. и передать вопрос на новое рассмотрение в тот же суд.

 


Вопрос 25: Может ли решение третейского суда являться основанием для регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним?
 


Ответ: Статья 8 ГК РФ к основаниям возникновения гражданских прав и обязанностей относит, в частности, судебное решение, установившее права и обязанности (п. 3 ч. 1 ст. 8 ГК РФ).
Согласно ч. 1 ст. 11 ГК РФ защиту нарушенных или оспоренных гражданских прав осуществляет в соответствии с подведомственностью дел, установленной процессуальным законодательством, суд, арбитражный суд или третейский суд (далее суд).
Таким образом, в ГК РФ под судом подразумевается в том числе и третейский суд, а следовательно, под судебным решение, являющимся основанием возникновения гражданских прав и обязанностей, - решение третейского суда.
Согласно ст. 17 Федерального закона от 21 июля 1997 года "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" одним из оснований для государственной регистрации прав являются судебные решения (абз. 6 п. 1 ст. 17 Закона), вступившие в законную силу.
В соответствии с ч. 1 ст. 32 Федерального закона от 24 июля 2002 года "О третейских судах в Российской Федерации" после исследования обстоятельств дела третейский суд большинством голосов третейских судей, входящих в состав третейского суда, принимает решение.
При этом данный Федеральный закон не содержит указания на вступление решения третейского суда в законную силу, которое исходя из положений ст.ст. 31, 32 данного Федерального закона обязательно для спорящих сторон с момента его принятия.
Вместе с тем ст. 40 Закона о третейских судах предусмотрена возможность оспаривания сторонами решений третейских судов.
Если же решение третейского суда сторонами не оспаривается, то они принимают на себя обязанность добровольно исполнить решение, что позволяет им осуществить в том числе и регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним путем предъявления названного решения в органы, осуществляющие такую регистрацию.
Применение же абз. 6 п. 1 ст. 17 Федерального закона от 21 июля 1997 года "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" исходя из буквального его толкования приведет к ограничению выбора формы защиты субъективных прав.
Исходя из вышеизложенного решение третейского суда является основанием для регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним.
Однако если в результате такой регистрации будут нарушены права иных лиц, то они не лишены возможности оспорить решение третейского суда в соответствии с нормами, установленными главой 46 ГПК РФ.
 
Отдел работы с законодательством ВС РФ
 


суда о праве владения. трех и более лет - самая подробная информация на сайте